Привольная степь, раскинувшаяся по берегам некогда могучей Крынки,
манила к себе племена и народы многих эпох.

Об этих землях рассказывал древнегреческий ученый Геродот, описывая поход персидского царя Дария I на Скифию в 512 году до нашей эры.

О них говорится в «Слове о полку Игореве» и Ипатьевской летописи.
Конечно же, седая старина формально не имеет никакого отношения к нынешней Макеевке. Однако предыстория нынешней биографии города – это тоже наше достояние,
удивительное и неповторимое.

Геродот сказал

Отец истории Геродот, рассказывающий о походе Дария I на Скифию, вспоминает реку Сюурлий. Царь Персии искал скифские племенные святыни — могилы Герроса и через Сюурлий направлялся в сторону Меотиды (так древние греки называли Азовское море).
Однако между реками Кальмиусом (Лик) и Миусом (Оар) персидское войско было остановлено. Сам царь получил от скифов в подарок птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Советник Дария Гобрий так расшифровал подношение кочевников: «Они говорят нам: если вы не скроетесь в небо, как птицы, или в землю, как мыши, или в воду, как лягушки, то все вы погибнете от наших стрел». Предсказание оказалось пророческим. Дарию пришлось уходить к Истру (Дунаю).


Ипатьевская летопись свидетельствует

10 мая 1185 года Игорь Святославович, князь Новгород-Северский, сошелся в битве с половцами.

«…Наутро же, в пятницу, в обеденное время, встретились с полками половецкими; успели подготовиться половцы: вежи свои отправили назад, а сами, собравшись от мала до велика, стали на противоположном берегу реки Сюурлий. А наши построились в шесть полков: Игорев полк посередине, а по правую руку – полк брата его Всеволода, по левую – Святослава, племянника его, перед этими полками – полк сына его Владимира и другой полк, Ярославов, – ковуи с Ольстином, а третий полк впереди – стрелки, собранные от всех князей. И так построили полки свои. И обратился Игорь к братии своей: «Братья! Этого мы искали, так дерзнем же!» И двинулись на половцев, возложив на Бога надежды свои. И когда приблизились к Сюурлию, то выехали из половецких полков стрелки и, пустив по стреле на русских, ускакали. Еще не успели русские переправиться через реку Сюурлий, как обратились в бегство и те половецкие полки, которые стояли поодаль за рекой…»

При чем здесь Крынка?

Эпохальная река Сюурлий не значится на современных географических картах. Потому у историков довольно много версий по поводу ее нынешнего имени (что, впрочем, весьма характерно для многих гидронимов).


Однако весьма убедительную версию, основанную на точных расчетах, дал в свое время «Этнографический Донбасс». Он отождествляет Сюурлий с Крынкой, крупнейшим притоком Миуса. Так что наши степи наверняка были ареной эпохальных событий.
Кстати, на территории поселка найдены отголоски срубной культуры бронзового века, мустьерской эпохи, погребения разных кочевых племен, в том числе и скифов. Да, история хранит в себе очень много загадок.

Ханская история

Уже упоминавшиеся половцы, пришедшие на наши земли в начале II тысячелетия, оказались более опасными противниками для Руси, чем их предшественники печенеги. Вражда длилась полтора века, до нашествия монголо-татар.


Впрочем, русско-половецкие отношения, как утверждают историки, сложились весьма своеобразные: в них любовь и ненависть шли рука об руку. В политических интересах русские и половцы порой сражались вместе против общего врага. Правящие роды этих народов смешивали кровь в династических браках, если это казалось выгодным. Однако, как в нестабильной семье, мир тут же сменялся ссорой. Донецкие степи так и жили – от всплеска к всплеску.

Отголоски этих отношений уже не выжечь даже каленым железом. Некогда половецкий хан Жонков был старшим сигнальной дозорной службы в районе нынешней Нижней Крынки. Курганы, на которых дозорные жгли костры, завидев неприятеля и тем самым предупреждая своих об опасности, дожили до наших дней. Впрочем, как и фамилия хана.
По прошествии половецких времен титул «хан» слился с фамилией Жонков. В итоге миру явилась новая фамилия, которая впоследствии войдет во многие энциклопедии мира.

Лучше разве что в Китае

А вы в курсе, почему Крынка привораживала к себе человечество всех эпох? Хотите – верьте, хотите – проверьте такой факт: бассейн реки по численности распространенных видов растительного и животного мира уступал только Китаю!


Разнообразная флора здешних мест дала имена ряду населенных пунктов. Склоны Липовой балки были покрыты дубом, буком, ясенем, но царствовала здесь, конечно же, липа. Лиственный лес с преобладанием орехов дал соответствующее имя балке Ореховой. Не трудно догадаться, по имени какого дерева названа балка Ясиновая. В ней, впрочем, как и в Скелевой, росли также дуб, бук, клен. Дремучий Бирюковский хвойно-лиственный лес тянулся до Алмазной горы…


По всем балкам имелись многочисленные родники чистейшей воды, которые, соединяясь, превращались в притоки Крынки. А в балке Алмазной были и родники с водой, богатой сероводородом. Поэтому вполне логичным было решение, принятое в середине прошлого века: открыть профилактории для оздоровления людей…
Волки и медведи, дикие кабаны и куницы, косули и лоси, зайцы и лисы, много другой живности обитало в лесах по берегам реки. Бобры и выдры, лебеди, гуси и утки уютно чувствовали себя в здешних водоемах.


Необычайно богат был рыбный мир Крынки и ее притоков: осетр, севрюга, сом, сазан, судак, горбуша, щука, лещ, тарань, карась нерестились в камышовых зарослях. И раков здесь было немеряно…

Время получить дарственную землю

Еще в начале XVIII века самовольное основание хуторов на крынских землях
запрещалось. Однако в середине того столетия, после окончания трехлетней русско-турецкой войны, казацкие старшины Войска Донского получили право строить поселки и хутора и приводить в них приписных крестьян.

Донские казаки быстро облюбовали здешние места. Переезжали сюда целыми семьями и селились по склонам балок и по берегам Крынки.

Когда появилось первое поселение на территории нынешнего поселка, еще предстоит выяснить историкам. Но точно известно, что в верховьях Крынки было два поселка: Верхний (расположен на равнине по обеим сторонам реки) и Нижний (на равнинах и пологих склонах балки Ореховой).

А в 1788 году полковник Егор Ханжонков получил от царского правительства дарственную на землю, объединил несколько казачьих хуторов в один и назвал его Ханженково-Нижне-Крынский, который относился к Миусскому округу Войска Донского. Соответственно, и все жители были приписаны к войсковому старшине Донского казачества.

В 1859 году в Нижней Крынке насчитывался 231 двор с населением 1569 человек.


О роде дворянско-казаческом

Дворянский казачий род Ханжонковых, основателей поселка, – это род доблестных защитников Отечества. Они участвовали в походе Петра Первого на Азов, освобождении Таганрога во время Крымской войны, штурме турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием генерал-аншефа Александра Суворова, в битве при Шёнграбине между 7-тысячным русским арьергардом под командованием князя Петра Багратиона и 20-тысячным французским корпусом маршала Иохима Мюрата…
Все Ханжонковы отмечены свидетельствами доблести и любви к Отечеству.

Так, Петр Григорьевич Ханжонков, дед впоследствии кинопромышленника с мировым именем Александра Алексеевича Ханжонкова, служил в Донской конно-артиллерийской роте, имел ордена Святой Анны III степени с бантом и IV степени с надписью «За храбрость».

Но Петр Ханжонков не только передал по наследству дворянский титул. Он оставил интереснейшие воспоминания, которые обнаружил донской историк Николай Коршиков. Вот они в сокращении.

Запить здоровье нового друга

«В 1829 году я находился на Кавказе, служа офицером в конной Донской артиллерии, — рассказывал Петр Ханжонков. — Начальник наш Андриянов поехал погостить в Кар-Агачи, куда и я отправился с рапортом к нему. Приезжаю я в Кар-Агачи часов в 10 утра, и на лихом донском коне проехал шагов двести, как отворяется окно и знакомый драгунский офицер Папков кричит: «Ханжонков! Заезжай к нам, пожалуйста, заезжай!»… В это время подошел к открытому окну незнакомый мне господин в статском сюртуке серого цвета и, обращаясь ко мне, сказал: «Да заезжайте же хоть на минуту». Не могу объяснить почему, но я невольно повиновался приятному голосу этого незнакомца и заехал к Папкову. Вхожу в комнату, здороваюсь с Папковым и кланяюсь незнакомцу. Тогда Папков, указывая на этого господина, спрашивает: «Знаешь, кто такой?» Я отвечал, что не имею удовольствия знать. «Это Александр Сергеевич Пушкин», — сказал Папков. Пушкин улыбнулся, пожал мне руку, тут же назвал меня другом и приказал подать шампанского «Запить здоровье нового друга», как он выразился…


Скоро подали закуску с винами и шампанским. Я уже запоздал и спешил идти, но подгулявшие офицеры удерживали меня; да выручил Александр Сергеевич. Обращаясь к офицерам, он сказал: «Господа, пусть идет – у него есть дело». Потом ко мне: «Смотри же, Ханжонков, — на обратном пути к нам поскорее, а если не зайдешь, то назову тебя злодеем!»…

Справившись по службе, я на третий день снова приехал в Кар-Агачи, да еще с двумя офицерами нашей батареи. Приехали мы прямо к Папкову и Пушкину, и встретили нас по-приятельски…

Потом я еще раз повстречался с Александром Сергеевичем Пушкиным в Азиатской Турции, на Сангаила, за Карсом. Верхом на великолепной арабской лошади он подъехал вместе с Караяни к нашей батарее. Издали он узнал меня и закричал: «Здравствуй, Ханжонков! А что, тебя еще не убили?» — «Слава Богу, Александр Сергеевич; как видите, жив и здоров». – «Ну, и слава Богу!».

Продолжение родословной

Об Алексее Петровиче Ханжонкове, отце Александра, сведений не так уж много. В частности, «с 1854 по 1856 год находился по случаю открытия военных действий с Англией, Францией, Турцией в Варшаве, отколе с 9 апреля по 20 июня того же года по Высочайшему повелению следовал в город Москву, где находился при священной коронации их Императорского величества. Уволен в отпуск на
Дон и по болезни переведен из гвардии в Войско Донское».

После этого проживал в поселке Верхне-Крынский Петровский (Верхне-Ханженковский Петровский) Зуевской волости Миусского округа Войска Донского. За родителями его состояло 250 душ крепостных.

Однако отмена крепостного права негативно сказалась на положении дел Ханжонковых. Алексей Петрович, отставной казачий офицер, пытался с частью своего рода осваивать угольные копи на наших землях. Но не сложилось – он разорился. А потому, продав остатки поместья, увез семью в Ростов.


Там, вероятно, прошло детство Александра Алексеевича. А родился он точно на нашей земле. В справке, выданной его отцу, сказано: «в хранящейся в архиве Донской духовной метрической книге Митрофановской церкви поселка Нижне-Ханжёнковского за 1877 год, в первой части о родившихся, под номером 77 мужескаго пола значится так: поселка Верхне-Ханжёнковского Петровского сотник Алексей Петров Ханжонков и законная жена его Параскева Сергеевна оба православного вероисповедания, сын Александр рожден
26 июля, окрещен – 15 августа».

Храм мешал коммунизм строить

Деревянная церковь во имя Святителя и Чудотворца Воронежского Митрофана, внутри оштукатуренная, с деревянной колокольней построена в Нижней Крынке в 1871 году. В 1914-м вместо нее была возведена каменная.

— В 1936 году безбожники храм закрыли, а спустя три года взорвали, — рассказал нам настоятель Свято-Покровского храма Нижней Крынки протоиерей Димитрий (Васильев). – В 1941-м в поселке была зарегистрирована новая община – в честь Покрова Божией Матери.

После Великой Отечественной войны храм в частном секторе был закрыт – дескать, мешал коммунизм строить. Но община за собственные средства приобрела у поселкового совета здание (без окон, без дверей, полуразваленное) под храм на берегу реки.


— Милостью Божией и трудами прихожан храм был построен. В советские времена сюда на богослужения приезжали жители Макеевки и Харцызска, Ждановки и Кировского, близлежащих поселков, — рассказывает отец Димитрий. — В 60-годы была перекрыта крыша, в 70-е построена колокольня, в 80-е – дом священника. Стройка продолжается по сей день. Сейчас на очереди – полная замена крыши, кровельное железо уже приобрели.
В Свято-Покровском храме есть настоящие реликвии. В их числе иконы, доставшиеся от Свято-Митрофановского храма, в том числе лик Митрофана Воронежского. А еще – икона Божией Матери Скоропослушница, один из старейших образов Донбасса. К ней за помощью обращаются женщины, которые хотят, чтобы роды прошли без осложнений, а малыш был здоров. Большинство людей обращаются к божественному лику, чтобы найти ответы и принять правильные решения в трудных жизненных ситуациях. Образ может избавить от многих болезней. Есть свидетельства того, что обращение к лику помогало излечиться от рака, хромоты, а незрячим людям даровалось зрение…

— Жизнь сейчас непростая, но мы, православные христиане ХХI века, свято чтим традиции наших дедов и прадедов, стараемся милостью Божией их приумножать. И молимся за наш поселок, за всю нашу родину, за всех православных христиан, — заключает протоиерей Димитрий.

Черное золото Крынки

Крынка и ее берега были богаты не только рыбой, лесами, дичью, но и залежами угля.
Его добыча началась в 1860 году в двух примитивных шахтах-колодцах на землях помещицы Красновой. Через пять лет здесь функционировали еще три шахты. А в 1897-м московский купец Пашков взял эти земли в аренду, скупил мелкие шахтенки и открыл Ясиновский рудник. Располагался он на земле крестьян поселка Нижняя Крынка той же волости Таганрогского округа Областного Войска Донского.

В 1898 году Пашков продал рудник обществу Орловских доменных печей, которые в свою очередь спустя пару лет перепродали его обществу Русско-Горнозаводской промышленности. На то время запасы угля до глубины 300 сажен составляли 2 миллиарда пудов!

Затем рудник приобрело немецкое акционерное общество «Монтан» (вплоть до Второй мировой войны немецкая община Нижней Крынки была весьма внушительной). Годовая добыча пользовавшегося огромным спросом коксирующегося угля достигла без малого 12 400 тысяч пудов.


В самом начале прошлого века возле Ясиновского рудника построили коксобензольный завод (он поставлял кокс 11 компаниям и многим частным заказчикам), электростанцию, механические мастерские и железнодорожную ветку до станции Монахово, которая соединила рудник с Екатерининской железной дорогой.

Тогда же на землях, купленных у мест-ных жителей, предприниматели Горяченов, Бианки, Горже построили еще одну шахту, которую в 1908 году продали горнопромышленнику Фенину.

Есть работа – растет поселок

Следствием развития промышленности стал рост численности населения поселка. По переписи населения 1897 года в Нижней Крынке насчитывалось 3 000 человек, а пять лет спустя – уже 6 000. Основная часть населения – горняки и члены их семей. На Ясиновском руднике в 1909 году было добыто 11 600 000 пудов угля, из которого изготовлено 6 700 000 пудов кокса.

В то время на руднике, по информации горняка, автора книги «Ясиновские горизонты» Михаила Протасова, работали 3 инженера, 7 штейгеров, техник, 77 прочих работников, 2500 горнорабочих очистного забоя.

Местная колония включала 28 домов (42 квартиры) для служащих, 109 семейных домов (148 квартир), бараки для рабочих, а также школу на 120 учеников, больницу с медицинским персоналом (врач, фельдшер, акушерка), баню на 30 человек. Семейные вечера и танцы проводились в гостинице.

Ясиновский рудник середины второго десятилетия ХХ века был довольно крупным замкнутым предприятием. Он состоял из трех шахт, расположенных на пологом склоне горы Ясиновой и разрабатывавших три пласта.

В 1912 году среднесуточная добыча угля составляла 677,23 тонны, выработка кокса – 443,8 тонны. В том году было выжжено 8 057 560 пудов кокса, получено 83 522 пуда смолы, 45 977 пудов аммиачной воды…

Первая мировая война, Октябрьская революция наложили свой отпечаток на экономику рудника. Но это уже совсем другая история.

Откровения Светланы Лесковец


И.о. главы Нижнекрынской поселковой администрации Макеевки Светлана ЛЕСКОВЕЦ восхищается своей малой родиной:

— Природа подарила нам несметные богатства, и они с незапамятных времен манили к себе человека – трудолюбивого, смышленого, талантливого. Эти качества передаются в Нижней Крынке из поколения в поколение, потому история поселка богата масштабными историческими событиями.

И сегодня поселковцы – горняки и медики, учителя и работники сферы услуг – отличаются профессионализмом, усердием, внимательным отношением к людям как на рабочих местах, так и по месту жительства. Уютная, ухоженная, цветущая Нижняя Крынка – это результат нашей общей заботы о родном поселке.

Сергей ТЕЛИЦА.