Слова из песни Владимира Высоцкого «Купола» вспоминаются каждый раз на подъезде к Грузско-Ломовке. С высоты заповедника «Зорянская степь» в любую погоду солнечно-золоченые купола храмов Свято-Касперовского монастыря в том числе соборного – Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия» — привораживают взор.

Девственна, пьянящая нектаром редких трав степь; тугие колосья спелых хлебов; изумруд заливных лугов вдоль веками несущей свои воды к Азову некогда судоходной Грузской; хаотично разбросанные по ее берегам домишки, корни хозяев которых – в Усть-Медведицком округе области Войска Донского;  седые, местами уже подернутые растительностью терриконы…

Эпохи уходят, а вера живет

Переплетение эпох прослеживается и в православной истории этих мест. Одигитриевский храм, 10 августа отметивший престольный праздник Смоленской иконы Божией Матери, родом из 1893 года. А самому женскому монастырю, единственному в Республике, еще и четверти века не минуло.


Наш разговор с архимандритом Никоном (Седневцом) под сенью деревьев у фонтана на территории монастыря был неспешным и основательным. Батюшка, несущий службу на алтаре, занимается еще и хозяйственными делами, по крупицам собирает историю Одигитриевского храма и здешних мест вообще.

— Нашему соборному храму исполнилось 127 лет, — рассказывает отец Никон. – Но если люди почтенного возраста, и особенно женщины, с опаской относятся к каждому прожитому году, то с храмом все обстоит иначе: чем он старше, тем намоленнее, с каждым новым годом возрастает благодать Божья.

Без малого два века тому, в далеком 1838 году войсковой атаман генерал-лейтенант Дмитрий Кутейников пожаловал первые 25 000 рублей на строительство церкви. Его почин поддержала полковничья вдова Анна Ломовцева, фамилия которой увековечена в названии поселка. Были и другие пожертвования.

Возведение храма, являющего собой уменьшенную копию Византийского Собора Святой Софии в Константинополе, началось лишь спустя полвека, а в 1893-м в церкви отслужили первую службу.


В плане храм представляет собой крест, в основании которого устроена двухъярусная колокольня, а центральную часть венчает просторный купол в византийском стиле. Стены и фундамент выложены из местного бутового камня и красного кирпича.
В тридцатые годы прошлого века, как рассказал отец Никон, коммунисты в церкви открыли клуб. Правда, особой популярности он не снискал. Затем его приспособили под
зернохранилище.

«Одигитрия» сильнее войны

В 1941 году, при отступлении Красной Армии, был приказ уничтожить храм, на колокольне которого мог бы затаиться корректировщик огня или снайпер – оттуда всю округу видно, все, как на ладони. И взрыв был. Старушки рассказывали, что видели, как церковь поднялась в воздух, а потом стала на место целой и невредимой.

— В 1942-м, во время оккупации поселка, немцы разрешили открыть Одигитриевский храм для богослужения, — рассказывает отец Никон. – Такова была их политика: давать ход всем религиям и течениям на территории многонационального Советского Союза, но никого из них не поддерживать. Чтобы разъединить людей.


Живет в Грузско-Ломовке и другая легенда. В тех же 40-х, но уже после освобождения поселка от фашистов, мальчишки стрельнули из оставшегося поблизости подбитого немецкого танка и по роковой случайности угодили в церковь…

— Когда при ремонте храма начали оббивать штукатурку из стен, то увидели: от алтаря через весь центральный купол идет трещина, — рассказывает батюшка. — Сразу думали, проседает храм от подземных выработок шахты «Моспинская» и даже стали заливать бетон для укрепления основания. Но все же пригласили эксперта-строителя. А тот определил: трещина пошла 60 — 70 лет назад…

Значит, взрыв в 1941-м действительно был. А производил его, скорее всего, верующий шахтер-взрывник, который направил взрывную волну вовне или в землю и спас церковь от разрушения.

«Одигитрия» первой приняла на себя удар и современной военной мощи в 2014 году, когда огонь войны полыхал в Иловайском котле.

— Это чудо, что храм устоял, — рассказывает архимандрит Никон. — 80-я мина угодила в… 80-ю полку, такое вот совпадение. Арка перекрытия согнулась, но устояла. Осколки от
16-го двутавра, принявшего на себя смертоносный заряд, разлетелись в разные стороны, ранив стены. Но только штукатурка посыпалась, и находившиеся внутри в то время, в 3 часа пополудни, люди, муж и жена, не пострадали. А если бы мина пошла чуть влево или вправо… Или если бы мы при ремонте храма в 2000-м строго технологию соблюли, этот двутавр был бы в другом месте. Дело в том, что расстояние между двутаврами должно быть 80 сантиметров, а мы их ставили через метр – из-за дефицита металла. Значит, была на то воля Божья. И служба здесь продолжалась, несмотря на лихолетье.
Прилетела мина и в монастырский сад. Но люди тоже не пострадали: обитель находится под Покровом Пресвятой Богородицы.

У Господа случайностей не бывает

Вернемся в последние годы прошлого века. В 1996 году макеевские власти передали помещения бывшей психиатрической больницы №2 православной церкви для обустройства женского монастыря и богадельни. И в том не было случайности.
Некогда здесь вообще было панское подворье, а жил он в доме с арками, где сейчас Касперовский храм. В 30-е годы прошлого века в этом строении располагался врачевавший детей санаторий. Отец Никон как-то беседовал с известным донецким доктором Яковом Песиковым. Яков Семенович рассказал, что подростком отдыхал в санатории в Грузско-Ломовке.

В годы войны в том же здании немцы разместили концлагерь. Советских военнопленных гоняли на холмы Зорянской степи копать окопы – здесь проходила оборонительная линия Макеевка – Мариуполь.


— В 1943-м, когда началось наступление Красной Армии, в концлагере оставались 250 военнопленных, — продолжает рассказ отец Никон. — Их живьем закопали на окраине Грузско-Ломовки. Земля на месте захоронения пару дней шевелилась. Сейчас на том месте, на старом поселковом кладбище стараниями Александра Афанасьевича Дарды и Николая Васильевича Выхристюка установлен памятник.

В том же 1943-м, после отступления немцев, в здании разместился госпиталь для контуженных красноармейцев, затем – психиатрическая больница…

Несмотря на трагические страницы истории этих мест, они действительно намоленные. Так, за первые 18 лет из монастыря вышли шесть игумений.

И еще факт. Когда первые монахини вселялись в заброшенные здания, на стене одного из них они обнаружили большой лик Христа, написанный, очевидно, одним из душевнобольных. Возможно, перед ликом больной молился, искал защиты и покровительства Господа.

Говоря о Свято-Касперовском монастыре, нельзя не вспомнить и о его ските в Ждановке.
— Благодетель Александр Степанович Козодой на кладбище, где похоронена его мама, построил часовню, а затем – церковь, — рассказывает отец Никон. — Желание строителя – чтоб там был небольшой женский монастырь, в котором сестры молились бы за упокой его родителей и за упокой всех усопших; за здравие и благоденствие. Сейчас там четыре наших сестры в постриге, а всего – девять сестер.

Жизнь с молитвой послушаниями

И сегодня люди ищут здесь спасения души. Удивительное и очень точное сравнение привела настоятельница монастыря игуменья Христина (Шапилова), с которой я беседовал три года назад:

— Здесь благодать – независимо от нас. Представьте: мельник трудится на мельнице, а там ведь всегда взвесь белая в воздухе, мука летает. И хочет мельник или нет, но эта мука его накрывает. Вот так и благодать в храме накрывает всех, кто придет сюда со спокойной душой, кто помолится. Просто не всегда благодать эта сразу проявляется. Но каждый со временем заметит: и люди ему стали чаще улыбаться, и с женой помирился, и детки стали слушаться, и зарплату повысили…

Сейчас в монастыре – порядка двадцати насельниц. Они живут молитвой. А еще – послушаниями. У каждой сестры они свои.


— Теплицы, огородные грядки, газоны, коровы, козы, куры в подсобном хозяйстве, 30 гектаров пахотной земли – все требует заботливых рук, — рассказывает отец Никон. – Сами хлеб печем, просфору, в монастыре свое молоко, стараемся обеспечить себя овощами и фруктами… Еда в монастыре – простая, натуральная и намного вкуснее, чем в кафе или ресторане. Ибо приготовлена с молитвой и с благодатью Божьей. В целом у нас уклад – как в семье: отец должен принести в дом деньги, мать – приготовить обед, дети – убрать в комнате, помыть посуду…

Если пришедшие в монастырь к послушанию привыкают благополучно, начинают духовно подрастать, их можно стричь в иночество. А уж потом может следовать постриг в монашество.

Но путь этот проходят не все. Многие оступаются именно на послушании: одни – в силу характера, другие – по здоровью, третьи – еще по каким-либо причинам. А кому-то просто надо в миру спасаться, а не в монастыре. Но абсолютно всем даже недол-гое пребывание в монастыре дает много полезного. Женщины смиреннее становятся, по-иному на жизнь смотрят.

У батюшки забот много

— Отец Никон, паломников наверняка интересует вопрос: как можете вы, мужчина, служить в женском монастыре?

— Действительно, такой вопрос задают. Женщины сейчас эмансипированы: они водят машины, летают в космос, руководят заводами и даже государствами. Но совершать службу в алтаре может только священно-служитель мужского пола – лицо, канонически рукоположенное в священный сан.

Так издревле повелось. Вспомните: сначала был Адам, потом – Ева. Жертвоприношения Богу могли преподносить только мужчины… Библия дает весьма точный ответ на такой вопрос.

…Отец Никон, дончанин, переехал в Грузско-Ломовку в 25 лет и возвращаться в город не хочет:


— Здесь хорошо – тишина, чистый воздух. Господь помогает вовремя справляться со всеми делами, — рассказывает батюшка. – Вовремя надо поле вспахать, посеять пшеницу, затем скосить, убрать зерно, затюковать солому, скосить траву на сено. Сейчас буквально один день год кормит.

«Вечерка» уже писала о дороге, связавшей монастырь с Донецком через Моспино, строительством которой руководил сам отец Никон. Работы начались в военном 2015-м, а уже в 2017-м, к Рождеству Христову, были закончены.

— И Бог помог, и добрые люди. Сейчас в планах – по осени, после завершения полевых работ, — «подшлифовать» два маленьких участка дороги, а потом, — говорит батюшка, — время молиться об укладке асфальта.

Еще одна забота – строительство трапезного храма в честь великомученицы Варвары. Отец Никон приводит еще одно доказательство тому, что у Господа случайностей не бывает:

— За столовой располагавшейся здесь ранее больницы был фундамент из блоков с плитами перекрытия, с подвалами, со стенами до окон из силикатного кирпича для новой столовой. Причем апсида (выступ здания, перекрытый куполом, – этим термином обозначаются алтарные объёмы в церковной архитектуре) располагалась строго на восток, что крайне важно в православии. Еще в начале строительства Бог предвидел, что здесь будет женский монастырь и трапезный храм в честь великомученицы Варвары.

Целебна водица в святых криницах

Во дворе храма Смоленской иконы Богородицы есть колодец, которому более ста лет. Как тогдашние геологи вычислили, где именно надо его выкопать, вероятно, навсегда останется загадкой: там сходятся три водоносные жилы. Запас воды с целебными свойствами – огромный. Как рассказал батюшка, решили как-то почистить колодец. Мощный 10-кубовый насос 7 часов откачивал воду, пока удалось до дна колодца добраться.


По преданию, более 100 лет и Живоносному Серебряному источнику в Грузско-Зорянском. Над этим источником люди видели нерукотворную икону Божией Матери и свечение. Сейчас над источником возвышается каменная стела с высеченной на ней иконой и словами молитвы к Пресвятой Богородице перед иконой её «Живоносный источник». К нему в Светлую пятницу (после Пасхи) православные верующие идут Крест-ным ходом из монастыря.

— Еще один источник – в Арчаде, — рассказывает отец Никон. — На поверхность он выходит на скальных породах Зорянской степи. Однако престарелым жителям тяжело ходить за водой на самый край поселка. Благодаря содействию Николая Васильевича Выхристюка от источника на улицу Садовую проложен водопровод, там удобно набирать воду всем – и местным жителям, и путникам. И мы на Крещение делаем запасы воды именно из этого источника. Кстати, в Грузско-Ломовке есть три скважины, и все они в это засушливое лето – без воды. А святые источники по-прежнему утоляют жажду всех страждущих.

Благодать на каждого снизойдет

Когда первые шесть сестер пришли сюда в 1997 г., электричества не было, воды – тоже, предприимчивые люди после закрытия психбольницы водопроводные трубы выкопали. Даже доски с полов сорвали. Что уж говорить о заборе, воротах, оконных стеклах… В общем, разруха да и только. Но с помощью Божьей обитель постоянно обустраивается, хотя крупных благодетелей у нее никогда не было. Молитва и труд приносят свои плоды.
— Прежде всего, важно было оградить территорию монастыря, которая изначально напоминала проходной двор, — говорит отец Никон. – Одни гуляли здесь с громкой музыкой, другие пытались коров с монастырского подворья увести… Разворовано было добро из механических мастерских психбольницы, сняты ворота…

Забор от дороги начал строить покойный уже Александр Евгеньевич Лауэр, а со стороны реки – кум его, Александр Афанасьевич Дарда, 40 дней со дня смерти которого – в ближайшее воскресенье. Александр Афанасьевич подключил Николая Васильевича Выхристюка, который объяснил местным жителям, что не стоит ходить в женский монастырь со своим уставом. Люди, поселившиеся в этой обители, выбрали такой образ жизни, они хотят покоя и тишины. Их выбор надо уважать. А воровать здесь – тем более грешно. Местные с пониманием отнеслись к мужскому разговору. А вот залетные охотники за металлом во время веерного отключения электроснабжения вырезали 11 пролетов линии электропередач в степи на подступах к поселку, монастырь остался без освещения.


Расходы по восстановлению взял на себя Александр Дарда. Вскоре и насельницы монастыря, и жители Грузско-Ломовки вновь были со светом.

За одним добрым делом последовало другое: меценаты восстановили ограждение и ворота монастыря, отремонтировали крыши зданий, восстановили водопроводные сети, затем помогли с наведением порядка на территории и особенно – обустройством скита (там и ремонт должный сделали, и пруды по руслу речки для живности вырыли, и пасеку завели). Александр Афанасьевич выделял людей, которые приводили монастырь в божеский вид. А еще – меценаты два года снабжали сестер картофелем, другими продуктами.

— Каждое воскресенье в храме – Николай Выхристюк: и Господу помолится, и поможет нам определенные вопросы решить, — продолжает отец Никон. – Очень важна и помощь с техникой, которая нужна везде: и в поле, и на строительстве дороги… В этом плане огромную помощь оказал Александр Афанасьев – коренной моспинец с двумя высшими образованиями и огромной любовью к технике. Он не только реанимировал некоторую, казалось бы, уже отслужившую свой век технику, но и придал ей запас прочности. Почин первых благодетелей был поддержан другими верующими из Донецка, Харцызска, Моспино, Макеевки.


— Пока есть люди, которые готовы хоть немного отдать на общее благо, мир будет жить, – убежден отец Никон. — Если мы будем жить по христианским законам, то избежим неугодных Господу нашему войн и кровопролитий.

Три спаса в августе

В августе отмечается три Спаса – медовый, яблочный и ореховый. Вот что рассказал о них отец Никон.

Медовый

14 августа православная церковь совершает празднество Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице. В 1164 году независимо и на значительном расстоянии друг от друга русский князь Андрей Боголюбский разгромил булгар-ских татар, а византийский император Мануил – своих врагов. И было обоим победителям одно и то же знамение: от креста Христова, иконы Владимирской Богоматери и образа Спаса, находившихся среди войска, исходило сияние. Мануил и Андрей отправили друг другу сообщения о своей славной победе и поразительном зрелище. Каково же было их изумление, когда выяснилось, что чудо ниспослано было сразу обоим! В честь этого великого события и была установлена дата первого Спаса.

В этот день люди приносят в храмы освящать зелье – лекарственные травы и свежий мед, поскольку он с цветков этих трав собран и созревает к этому времени. Можно и мак приносить в церковь, но только для булочек. А вот сыпать его (как и соль) перед порогом дома, чтобы никто его не переступал, – язычество. И сам праздник Маковея – это от неграмотности людей. 14 августа – день ветхозаветных мучеников Маккавеев (Маккавей в переводе на русский – молоток), которые никакого отношения к маку не имеют.

Яблочный

Второй Спас – 19 августа, в Преображение Господне. В этот праздник прославляется объединение божественного и человеческого начала в лице Иисуса Христа. В праздник Преображения Господня принято освящать виноград и колосья пшеницы. На Тайной вечере Господь назвал хлеб телом своим, а вино – кровью своей. Из винограда и хлеба делаются вино и просфора для Евхаристии, непрерывно продолжающейся на каждой Литургии.

На Руси к этому времени виноград еще не вызревает, потому вместо него освящают яблоки. Отсюда и название праздника.

Ореховый

29 августа верующие отмечают перенесение Нерукотворного образа Христа.
По преданию, заболевший проказой сирий-ский царь Авгарий уверовал во Христа, ни разу его не видев. Чтобы помолиться хотя бы его лику об исцелении, он послал живописца сделать портрет Иисуса. Но труды художника были напрасны, ему не удалось запечатлеть лицо Спасителя.

Христос, увидев его старания, узнал о просьбе царя. Он умылся, вытер лицо и приложил к нему брус. На нем в точности отпечатался лик Иисуса. Брус, доставленный в Эдессу, излечил царя. Нерукотворному образу стали поклоняться, с него написаны первые иконы, изображающие Иисуса Христа. Ореховым Спас называется потому, что в конце сентября созревают орехи.

…Сейчас над Свято-Касперовским монастырем не рвутся снаряды. Но жизнь обители остается непростой и зависит от пожертвований благодетелей. Чем больше их будет, тем быстрее освятится новый храм Божий, тем скорее завершится устройство дороги, ведущей к этому храму. Любая помощь – деньгами ли, стройматериалами, продуктами – здесь будет принята с искренней благодарностью. И Господь непременно отметит каждого, кто жертвует на церковь столько, сколько может.