В сентябре 1943 года Донбасс был освобождён от оккупантов и оказалось, что 324 предприятия основного шахтного фонда и 31 шахта-новостройка уничтожены немцами, применившими при отступлении тактику «выжженной земли». При исполнении Постановления Государственного комитета обороны «О демобилизации из действующей армии шахтёров и направлении их на восстановление угольных шахт Донбасса» выяснилось, что в забой идти некому, так как подавляющее большинство шахтёров погибло. На освобождённой территории остались в основном женщины, дети, старики и калеки.


И тогда 250 000 женщин, достойных звания великих, спасли угольную отрасль Советского Союза. Они совершили беспримерный подвиг, за 4 года возродив шахты Донбасса. Память о них вечна, а благодарность – безгранична…


Рожали детей и возрождали шахты


26 октября 1943 года ГКО принял Постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению угольных шахт Донбасса». Смысл его заключался в том, что трудящемуся человеку, независимо от пола и возраста, шедшему на работу по восстановлению шахт Донбасса, создавались условия, позволявшие при существовавшей карточной системе прокормить себя и обеспечить сносное содержание семьи. Это сработало. На восстановление шахт пошли женщины — матери, жёны и дочери шахтёров, которые до войны за спинами мужей вообще не работали. Противное считалось тогда позором и проявлением жадности, жены вели домашнее хозяйство и воспитывали детей.


Эти женщины и примкнувшие к ним позже «вербованные» (молодые крепкие женщины и парни, не призванные в армию, второй половины 1927 года рождения и моложе) и решили судьбу Донбасса. Они его спасли!


Два поколения женщин численностью от 220 до 250 тысяч, подбадриваемые агитаторами и СМИ, опустились в затопленные и заваленные выработки и совершили немыслимое, в нужном количестве обеспечив оборонную промышленность стратегическим сырьём. В 1946 году Донбасс добыл 37,5 млн. тонн угля (больше всех остальных бассейнов, не тронутых войной), а угольная промышленность СССР первой в стране достигла довоенной мощности. В честь этой трудовой победы в 1947 году был учреждён второй в СССР (после Дня железнодорожника) профессиональный праздник — День шахтёра. В 1950 году в Донбассе достигли довоенного уровня добычи угля – 78 млн. тонн. Находя в себе силы ударно трудиться, шахтарочки к тому же родили и вырастили целое поколение детей.


Королиха, шахтерская мать


Так называли в горняцком поселке Рутченково ветерана шахты, кавалера ордена Ленина Евдокию Федоровну Королеву. Судьба отвела ей 102 года жизни, более 70 из которых эта легендарная женщина отдала нелегкому шахтерскому труду.

Она родилась в Юзовке 15 марта 1879 года в семье шахтера-саночника. Ее отец погиб под обвалом, без кормильца остались семеро детей, пятеро из которых – девочки. Прибавив себе год, старшая,


11-летняя Дуня, устроилась на выборку породы. Смена – от шести до шести. За смену надо наполнить выбранной из угля породой огромный ящик. За ящик – 20 копеек. Не успеешь – бьет палкой однорукий француз. Механизмами на шахте тогда были люди. Ломались одни – на смену им приходили другие. Капиталист Вирте хорошо это усвоил, а потому его меньше всего беспокоили условия труда рабочих.
Когда в шахтерский край пришла революция, Евдокия работала на шахте №30. Сильная, смелая, умеющая постоять за себя и за товарищей, она всегда боролась вместе с ними за свои права. Но с шахтой не расставалась. Работала лампоносом, забойщицей, кормя уже свою собственную семью — троих детей и мужа-инвалида. В годы Великой Отечественной в Караганде, в эвакуации, снова и снова спускалась в забой, выгрызая из недр земли победу для своей страны. После возвращения в Донбасс Королева возглавила бригаду женщин, работавших на восстановлении родной шахты и поселка. А ведь ей было уже далеко за 60. Вот строки из адресованных ей писем: «Дорогая товарищ Королева! От всей души благодарим Вас за материнские хлопоты. Коксовые печи, на которых мы работаем, уже задыхались без вашего угля. И вот когда мы получили его и узнали, что эшелон этот полностью был загружен домохозяйками вашей шахты, еще раз уверились: строительство социализма – дело всего нашего народа…».
Рабочие Днепропетровского КХЗ.
«Дорогая Мать! Я и мои бойцы восхищаемся трудовым подвигом ваших женщин. В минувшем тяжелом бою, который длился почти сутки, мы победили врага. Этот наш фронтовой успех мы всем батальоном решили посвятить вам – матерям, женам и сестрам, которые своим трудом помогают бить фашистов».
Майор Соколов, 1942 г.
А вот строки из воспоминаний самой Евдокии Федоровны: «Домохозяйки пошли работать на лебедки, коногонами и даже в забой… Когда нужно было установить копер, пошли бить щебенку… Мне без двух годов 70 лет, но я с ними работаю… Нужно, чтобы наша шахта работала полностью, чтобы больше дать нашей Красной Армии угля и металла, помочь поскорее разгромить врага…».
Она не знала, что такое сидеть сложа руки. Шесть раз Евдокия Королева избиралась депутатом райсовета, последний раз – в 84 года. Ее заслуги отмечены многими правительственными наградами, орденами и медалями, она награждена знаком «Шахтерская слава» I степени.


Бабушку Королиху как огня боялось начальство. Особенно в 50-е годы, когда верховная власть в стране перешла к её давнему другу проворному рутченковскому шахтёру Никите Хрущёву. Когда Никита Сергеевич запретил шахтёрам держать коз и свиней, Королёва ему много резких слов наговорила. Дело в том, что классический шахтёрский тормозок тех лет состоял из шмата сала и бутылки козьего молока. И когда в шахтёрских посёлках бульдозерами сносили придомовые сарайчики, возмущению не было предела. Евдокия Федоровна заявила Хрущеву: «Верни коз, Никита, пока не поздно!»


Когда мужчины воевали…


Если до 1 декабря 1943 года на шахах Донбасса женщины составляли 15 процентов от общего количества работающих, то к 1 апреля 1944 года их количество удвоилось. В завершающий период войны на подземных работах было занято 40 процентов женщин от количества работающих.


Отважные труженицы работали в шахтах нередко полуголодные, уставшие от нескончаемых домашних дел, забот о детях и постоянного недосыпания. Многие из них не были обласканы дома, порой попадая под горячую руку выпившего супруга. Неведомо откуда находили в себе силы, выполняя по несколько сменных норм.
Собкор «Рабочей газеты» Владимир Селезнев писал: «У Донбасса есть свой народный праздник – освобождение. Нынче в 59-й раз отмечали его митингами, парадами и здравицами в честь военных ветеранов. Но не нашлось ни одной живой души из тысяч присутствующих, кто вспомнил бы всенародно, что в те же самые дни освобождения, с сентября 1943 года, в тех же шахтерских городах начинался другой подвиг, небывалый в истории.


В том сентябре 19-летняя дочка горловского шахтера Мария Гришутина спустилась в шахту и рубила уголь. А вскоре с непостижимой быстротой хрупкие, тоненькие девчата и их старшие подруги составили целую шахтерскую девичью армию, которая держала углепром на женских плечах с десяток лет, по протяженности – две войны. Поэтому не один, а два подвига – солдат и женщин-шахтерок – справедливо было бы отмечать Донбассу в первой декаде сентября».
Мария Гришутина, освоив профессию забойщика, выполнила задание на 300 процентов, а через месяц установила личный рекорд, выполнив за смену почти 12 мужских норм. Она почти повторила рекорд Алексея Стаханова, но Стаханов работал отбойным молотком, за его спиной были здоровые крепильщики, а Мария работала обушком, крепить выработки девушке помогал отец-инвалид Семён Гришутин. Однажды она попала в завал, трое суток сидела во мраке, отстукиваясь молотком.

Мария создала женскую бригаду, в которую вошли Катя Бабенко, Аня Берлишева, Маша Дроздова, Ира Раевская. Вслед за ними на шахту пришли и другие женщины. По примеру Гришутиной и её подруг в Горловке были созданы более 20 женских бригад. На горловской шахте №12 работали более 80% женщин. И как работали! Каждая из них за смену выполняла полторы-две нормы!


В Луганской области в это же время прославилась на шахте №10 имени Артёма Мария Типкина, в Красном Луче — бригады, руководимые Агафьей Щепкиной и Александрой Бабич.


Из воспоминаний дончанина Юрия Иванова, Заслуженного шахтёра Украины, одного из авторов книги «Второе рождение Донбасса»: «Я безгранично восхищён женщинами-горнячками. Осенью 1956 года я проходил преддипломную практику в городе Димитрово на участке дважды Героя Социалистического Труда Ивана Бридько. Меня поразило, что на тяжёлых физических работах были заняты одни женщины.


Лава у Бридько была в бутах, кровля поддерживалась бутовыми полосами. Эти бутовые полосы выкладывали женщины в возрасте 20-30 лет. Это была самая тяжёлая физическая работа в шахте. Бригадиром был мужчина, он заделывал свёрла, точил коронки, выравнивал штанги, обеспечивая бутчиц фронтом работ, но лопатами целую смену ворочали молодые женщины. Они всё делали добросовестно. Не было ни одного случая, чтобы бутчицы где-то схимичили или схитрили. Можно было схалтурить, например, стенку выложить, а за ней пустоту оставить: ничего же, всё равно не видно, — но они никогда этого себе не позволяли. Бридько знал, что женщины никогда не допустят брака. Они скорее умрут, но брака не сделают».


При этом ставка у женщин была 14 рублей 33 копейки, а у мужчин – 21 рубль 20 копеек, да еще то премия, то «прогрессивка», то еще какая-нибудь доплата. Женщины же получали «голую» ставочку… В большинстве своём это были матери, в одиночку растившие детей. К сожалению, сегодня мы не знаем точного числа погибших в шахтах девушек и женщин. По ориентировочным подсчётам, в те годы их погибло и искалечилось не менее десяти тысяч. Кто-то так и остался под завалами, кто-то погиб при авариях.


Макеевские горнячки


Что касается макеевчанок, то в те дни гремела слава Марии Пековой, которая была вагонщиком, нарезчиком, проходчиком, забойщиком. В декабре 1943 года она выполнила свою норму на 170 процентов. Добилась звания «Мастер угля в дни Отечественной войны». Ее подруга Мария Липинская справилась с полуторной месячной нормой и тоже удостоилась этого звания. На шахте «Груз-ская» отличались в труде забойщики Новоайдарская и Ломакина…


Участницы стахановского слета 1944 года призывали всех девушек и женщин района: «Дорогие подруги! Следуйте нашему примеру, идите работать на шахты и заводы, овладевайте специальностями своих мужей, отцов, братьев, становитесь забойщиками, проходчиками, машинистами, сталеварами, токарями».


Призыв стахановок услышали многие макеевчанки. На той же «Капитальной-Марковской» 14 женщин написали заявления с просьбой направить их в лаву. Была создана женская забойная бригада во главе с Марией Пековой. В Моспинском шахтоуправлении организовали сразу три бригады женщин по добыче угля. На «Октябрьской» женская бригада Кулешовой завоевала звание передовой угольной бригады. А забойщики Нины Чесноковой из Софиевского шахтоуправления в 1945 году заняли второе место во Всесоюзном соревновании комсомольско-молодежных бригад. В декабре 1944 года город узнал о добром начинании домохозяек шахты «София». По инициативе 56-летней Анастасии Пивкиной они объединились в бригаду по оказанию помощи шахте в обогащении и отгрузке угля. Это начинание поддержали на «Холодной Балке», «Пролетарской-Крутой», «Капитальной». Сегодня, через десятилетия, нельзя не восхищаться и не гордиться силой духа и славными делами этих женщин и целых семейных шахтерских коллективов.


Ивану Павловичу Азарову в 1944 году было уже 73 года, но он продолжал рубить уголь. Вместе с ним спускались в забой сын Петр, дочери Вера и Александра. А на шахтах «Грузская» и «Холодная Балка» трудилась целая династия Олейниковых. Старому горняку Ивану Егоровичу исполнилось в 1943 году 70 лет, но он работал с огоньком, соревнуясь с сыном – забойщиком Иваном. На шахтах «Макеевугля» работали и пятеро его дочерей… Подписывая новогоднее письмо И.В. Сталину, старший Олейников заявил, что в первом квартале 1944 года он обучит шахтерскому мастерству десять молодых рабочих, из них пять женщин…


Сегодня о макеевских шахтарочках, наверное, больше всех в городе знает краевед, работник шахты «Холодная Балка» Александр Серов, который и стал инициатором нашей публикации. В свое время Александр Иванович очень интересовался этой темой, встречался с оставшимися в живых работницами шахты. И даже сегодня, пользуясь случаем, обращается к макеевчанам — если кому-то известны незаурядные судьбы бывших шахтарок, пожалуйста, поделитесь своими сведениями. Контакты Александра Серова можно найти в соцсетях или узнать в редакции «ВМ».


В пору восстановления Донбасса женщинам полагалось только 56 дней дородового и послеродового отпусков, рассказывает Александр Иванович. Совсем еще крошек молодые мамочки отдавали в ясли. Больше всего горнячек трудилось тогда на участке ШТ. В лебедочной камере по часам собирались кормящие мамы с бутылочками, в которые сцеживали молоко. Мужчины в эту комнату не заходили, с жестким юмором называя ее «фермой». Бутылочки подписывали, затыкали газеткой, и самая грудастая из мамочек в мокрой от приливающего молока спецовке бежала в поселок (полтора километра пути, зимой и летом, в любую погоду).
А в яслях тем временем отчаянный дет-ский крик заливает коридоры. Мамочка отдает бутылочки, берет своего малыша, чужого, кладет под обе груди, потом следующего — пока молока хватит. Так эти славные женщины растили своих детей. В 1958 году в поселке Пролетарский (тогда он назывался Холодная Балка-1) появилось на свет самое большое количество детей — более 160-ти.
Жила в поселке женщина по имени Вера Истомина (на фото). Из многодетной семьи, жившей прямо на шахтном дворе, она в раннем детстве, попав под вагон, лишилась руки. Вышла замуж, родила детей. Работала отборщицей породы, потом носила пробы угля для ОТК с Холодной Балки в поселок Буроз — 15 км в одну сторону. Пешком! Успевала и порядок в доме навести, вышивала одной рукой, дрова рубила, пилила… Тяжелой личной судьбы женщина, она и сейчас жива, родственница увезла ее в Россию.

Надежда Зенина внизу справа


Надежда Зенина работала на участке ШТ, была на 7-м месяце беременности. Поднималась с горизонта на горизонт, поскользнулась, упала. Пролежала смену, пока ее подняли на-гора. Врач сразу предложил избавиться от ребенка, но женщина отказалась — беременность была долгожданной и очень желанной. Боролась до последнего, пришлось спасать уже саму Надежду.


Мама Александра Серова Любовь Ивановна 7 лет проработала на шахте взрывником, была травмирована — у нее перебито сухожилие на правой руке.


Память без памятника


10 сентября 1947 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За восстановление угольных шахт Донбасса». По состоянию на 1 января 1995 года ею награждены около 46 тыс. 365 человек. Почти половина из них – женщины.
К сожалению, подвиг наших землячек так и не оценён по достоинству. После того, как в 1961 году Советский Союз ратифицировал 45-ю Конвенцию Международной организации труда о применении труда женщин на подземных работах в шахтах любого рода, слишком громко повествовать о подвиге советских донбасских женщин стало просто неприлично. Ещё неприличней было заикаться о том, чтобы поставить им памятник. На несколько десятилетий истинные спасительницы Донбасса были забыты.


В августе 2007-го, когда Украина в 60-й раз праздновала профессиональный шахтерский праздник и в Донецке прошла череда соответствующих мероприятий, на центральной площади города заложили камень на месте будущего памятника женщинам-спасительницам Донбасса. На камне высечены клятвенные слова: «На этом месте благодарные потомки установят памятник женщинам, совершившим подвиг при восстановлении угольных шахт Донбасса».
В те самые юбилейные дни величания горняков Николай Хапланов трудился над поэмой, посвященной женщинам-горнячкам:


Маши, Нины, Любы,
Вареньки и Гали…
За работу в шахтах в годы той войны
Мы воздать сумеем, милые, едва ли
Так, как заслужили вы, и как мы должны.
Впрочем, что медали и слова поэтов?
Что нарядов груда и других прикрас?
Вас восславить должен высью монументов
Душами согретый вашими Донбасс.


Юрий Иванов свою жизнь положил на то, чтобы добиться установки памятника, которого так и нет до сих пор. Вначале долго делали макеты, потом долго искали деньги, а потом в Донбасс пришла новая война. В Советском районе Макеевки есть памятник шахтерской матери-берегине, которая, тревожась, ждет возвращения сына со смены. Хочется верить, что в ближайшем будущем в Донецкой Народной Республике всё же появится и памятник матери-горнячке, великой труженице как вечное напоминание о том, какую цену заплатили женщины за восстановление родного края из пепла и руин.


Публикацию подготовила Инна САЛАМАХИНА.
Благодарим Александра СЕРОВА за предоставленные материалы.