Хомутовская степь — это все, что осталось от некогда необъятного Дикого поля, распластавшегося от Днестра до Дона. Как утверждают историки, на его просторах появлялось и исчезало множество народов – хазары, скифы, печенеги, половцы, сарматы, татары и многие другие, которые волнами прокатывались бескрайней степью.
Но пришло время, и казачество, выбив из седла кочевников, заселило необъятные территории. Однако клочок первозданной степи сохранился в нашем крае – в Хомутовской степи донским казачеством запрещалось пахать под хлеб, косить траву, выпасать скот.

Чем дышит степь сегодня? Наши гиды по бескрайним просторам – директор БООПТРЗ «Хомутовская степь – Меотида» Галина МАРЧЕНКО и научный сотрудник Елена ПОТАПЕНКО.


Заповедник-старейшина
Хомутовская степь, один из старейших заповедников бывшего Советского Союза (день рождения – 24 августа 1926 г.), простерлась на левом берегу реки Грузской Еланчик в окрестностях сел Самсоново, Хомутово, Витава. Это целина с редкими и эндемичными видами растений и представителями степной фауны.


В организации заповедника на землях Хомутовской табунной толоки Войска Донского огромная заслуга ученых–краеведов И.П. Коваленко, В.В. Рудевича, В.Л. Голицинского, ботаников М.В. Клокова и Ю.Д. Клеопова, зоолога Б.С. Вальха.

Люди, которые сохраняли Хомутовку как заповедный объект, — настоящие ученые-краеведы и энтузиасты-альтруисты: И.П. Коваленко, Е.В. Четенов (был директором с 1948 по 1952 гг. и сохранил памятник природы, когда в список закрываемых попали 19 украинских заповедников).


32 года (1971-2003) Хомутовскую степь возглавлял А.П. Генов. В это время был организован постоянный мониторинг флоры, почв. В заповедник регулярно приезжали ученые институтов НАН Украины, Донецкого ботанического сада. Стала издаваться «Летопись природы».


Хомутовка сегодня
Хомутовская степь — особо охраняемая природная территория Донецкой Народной Республики площадью 1030, 4 га. Входит в агломерацию Биосферного резервата «Хомутовская степь – Меотида».

Флора заповедника насчитывает 643 вида, из которых 31 – из числа редких и краснокнижных; 4141 эндемик; 50 видов доминантов и эдификаторов.


В степи обитают 25 видов млекопитающих, 103 вида птиц, 7 пресмыкающихся. Списки членистоногих нуждаются в проверке и доработке.

Флора и фауна обширно представлены в музее заповедника. Чучела животных и птиц, фото краснокнижных растений вызывают неподдельный интерес. Как и несколько диорам – отражений времен года в степи.


В заповеднике создается Центр реабилитации и реакклиматизации редких и исчезающих видов животных и растений, которые впо-следствии будут интродуцированы в дикую природу. Речь идет и о животных (ушастый еж, байбак, дрофа), и о растениях (сон чернеющий, зубровка). Полный список весьма обширен.


Гордость Хомутовки – своя метеостанция. Фиксация температуры воздуха, почвы, воды, скорости и направления ветра, количества осадков – повседневная забота ученых.

Такие краски – не для кисти маляра
Наиболее яркие представители флоры степи – перистые ковыли, пион узколистный, горицветы волжский и весенний, катран, тюльпан Шренка, кермек Гмелина. Впрочем, здесь каждое растение само по себе просто удивительно…


Пробуждение Хомутовской степи от зимнего покоя начинается в апреле. Вместе с зеленью появляются и первые цветы – бледно-фиолетовый шафран, желтый гусиный лук, бело-розовая крупка весенняя, разливаются золотистые пятна горицвета волжского. Опушки кустарниковых зарослей голубеют от пролески поникшей.

Каменистые склоны в это время покрывают синий гиацинтик Палласа, желтый тюльпан змеелистный и разноцветье касатика. Удивительно прекрасен темно-красный тюльпан Шренка.

В первой половине мая зеленая степь наполняется красными островками пиона узколистного (воронца) и желтыми – караганы.


Во второй половине мая – начале июня степь седеет от расцветших ковылей. Уникальные краски придают пейзажу темно-синий шалфей, катран татарский в белых шапках, коровяк фиолетовый, розовый зопник, голубой лен австрийский. Удивительным ароматом наполняет воздух чабрец. А известняки желтеют льном Черняева. Затем степь меняет свой облик на розово-красный с желтым оттенком.

В июле Хомутовка теряет свою красочность – цветущих растений остается не так уж и много. В августе взор притягивают сиреневые шапки кермека, а затем и серебристые шары голеалимана. Колорит степи дополняют кустарники терна, шиповника, миндаля степного – каждый в свое время.


Да, еще в Хомутовке грибы растут: рядовка фиолетовая и серая, шампиньоны, сморчки выпрыгивают после весеннего дождика…


Удивительный мир фауны
Увидеть животных в Хомутовской степи – дело проблематичное, так как они стараются держаться подальше от людей. Но шикарные чучела чаруют взор в музее. Волк, лиса, паеревязка, черноголовая овсянка, канюк, полевой лунь, журавль-красавка, желтобрюхий полоз, степная гадюка, заяц, хомяк, суслик, мигрирующие дикий кабан и косуля…


Пернатый мир дополняют степные ястреб тетеревятник, лунь, коршун, а также селящиеся по берегу реки, ближе к усадьбе кряква, кваква, цапля белая и серая, камышовка… Много развелось здесь фазанов, есть удоды, сизоворонки, горлицы, серебристая чайка прилетает… Обитает в реке и пара чудных лебедей.


Коль речь зашла о Грузском Еланчике, вспомним сразу: некогда в этой полноводной, но миролюбивой степной реке в районе заповедника было… море рыбы: окунь, лещ, плотва, язь, сазан, линь, щука… А еще раки водились, даже болотная черепаха встречалась.
Увы, река все больше зарастает камышом, летом сильно мелеет, и рыба уходит. Малька мы видели очень много, а вот ловить, говорят, здесь уже практически нечего. Разве что водяного ужа.


Не обошлась наша степь и без самого многочисленного класса животных, насчитывающего более полутора миллионов видов, — бабочек. Водится здесь ночной павлиний глаз – самая большая бабочка в Европе с размахом крыльев 12-15 см и очень красивая. Летают здесь и махаоны. А уж разных там голубянок вообще не счесть.


Почему «баба»? Потому что «дед»
На территории заповедника – три рукотворных скифских кургана. И, конечно же, три каменные бабы испокон веков несут на них свою вахту. По одной из версий, если умирал знатный человек, его хоронили вместе с оружием, его лошадью, сбруей, посудой, одеждой. На месте захоронения насыпали курган и ставили каменную бабу. Но доказательств того, что в хомутовских курганах, весьма «низкорослых», есть захоронения, на сегодня не установлено. Собственно, есть и другая версия предназначения древних курганов с каменными бабами – сугубо географическая: они указывали дорогу путникам, ехавшим от одной такой столбовой версты до другой.

В пору директорства в Хомутовке Анатолия Генова сюда свозили каменных истуканов из разных мест. «Численность населения» превышает два десятка.


Есть здесь бабы половецкие, постарше возрастом, и скифские – они помоложе. Одни из них с четко очерченными формами, другие – безликие. В любом случае, эти изваяния древних зодчих вызывают неподкупный интерес.

А теперь – о главном. Кто же она на самом деле, каменная баба? Не кто иной, как каменный… дед! В переводе с тюркского слово «баба» означает «мужчина», «отец» или обращение к отцу, а еще – «предок», «пращур». И древнерусский «бабий» – это «отец».


«Хомутівський степ»
Члены советского «Общества трезвости» наверняка помнят крепкий напиток по имени «Хомутівський степ» со сложным ароматом разнотравья. В состав настойки входили полынь, чабрец, мята перечная, зубровка, липовый цвет, гвоздика, корень аира, дягиля и валерианы, зверобой, плоды кориандра, кардамон, мускатный орех, корица, померанцевая корка…


Поставщиком большинства ингредиентов реально была Хомутовская степь.

Легенда о ковыле
Поверье о том, что нельзя ковыль ставить в доме, пошла еще со времен татаро-монгольских набегов. Татары в гривы лошадей вплетали ковыль. И когда люди видели бегущую орду с серебрящимся в гривах лошадей ковылем, то знали – летит горе: будут жечь, будут убивать. Потому в комнате не принято ставить ковыль – накличет беду.


Воздух свежего дыхания,
Разнотравья дух хмельной.
Все забудутся желанья
Под ковыльной сединой
Николай Малинин.
«Дума о Хомутовской степи»

«…И пока не скрылась из виду Хомутовская степь, я с непонятной грустью – от расставания, что ли? – повторял про себя гоголевские слова: «…степи, как вы хороши!» Щемяще ощущал: и здесь, и здесь осталась какая-то частица моего сердца. Будто приросла. Навечно. То ли это очнулось дремавшее до поры чувство малой родины, заповеданное еще отцом-матерью? Как и у всякого коренного степняка. Чувство, без коего и жизнь не в радость, не говоря уж о смысле ее. За окнами мелькали, ширясь и раздвигаясь по окоёму, полынные просторы донецких степей неоглядных. И на душе было покойно и благостно. Точно после причащения».
Иван Костыря.


Дикие лошади, несущиеся по бескрайней степи, – есть ли зрелище прекраснее? В Хомутов-скую степь эти благородные животные попали уникальным путем. В свое время покос травы здесь был запрещен один раз и навсегда. Но это привело к накоплению подстилки. Да и вообще, растительности важно обновление.


Тогда совместно с англичанами была принята оригинальная программа по обновлению степи – за счет выпаса лошадей. Изначально в заповедник завезли табун в 23 головы. Лошадей по три-четыре дня пасли на разных участках, минимизируя вредное влияние на растительность. Это вообще было степи во благо. Но со временем табун разросся до 50 с лишним голов, а это слишком много для 1030 гектаров территории. Конечно, лошади взор очаровывают, но…

По нехоженым тропам протопали лошади, лошади, Неизвестно к какому концу унося седоков.
“Песня о новом времени”.
Владимир Высоцкий.