«Работы Акмаева всегда интересны, всегда с какой-то идеей и с остроумным названием», — пишут на портале информационного агент-ства REGNUM, подчеркивая, что Равиль – активный участник многочисленных выставок не только в Донецком художественном музее, но и в России, и других странах. Картины художника находятся в галереях Польши, Нью-Йорка, Сан-Франциско, в частных коллекциях многих стран. Он лауреат более 10 премий всесоюзных украинских и международных конкурсов плаката. И, конечно, очень любят, восхищаются и ценят творения Равиля Сибгатулловича у нас в Республике.


Его трогательная скульптура «Друг» на бульваре Шевченко в Донецке, памятник классику русской литературы Антону Чехову на набережной Кальмиуса и фотографу Победы Евгению Халдею в сквере «Студенческого городка» — яркие культурные акценты нашего края.


Но это далеко не все творческие замыслы талантливого героя. Как рождаются удивительные образы и какая музыка поднимает волну вдохновения, – в приятной беседе на уютном балконе своей мастерской за чашечкой ароматного кофе нам поведал сам мастер. А невероятная панорама на набережную, которой мы могли полюбоваться под звуки «винилового» джаза, зарядила нас вдохновением и прекрасным настроением на весь день.


Война – дыра в сердце


К слову, привычка творить под музыку – давняя черта мастера. Когда мы вошли, в мастерской художника звучала мелодия итальянского скрипача и композитора Джованни Баттиста Виотти.

Слушаю музыку по настроению, — рассказывает Равиль Акмаев. — Сейчас отдаю предпочтение музыкальным произведениям в стиле барокко и джазу. Впрочем, с ним у меня связана вся жизнь, когда-то даже состоял в джазовом клубе. Меня привлекает то, что в этом стиле есть простор для широких музыкальных экспериментов, в отличие от классики (от ред. – у нашего героя огромная коллекция редких виниловых пластинок – звучание мелодии приобретает особую пикантную остроту).


Заваривая для нас ароматный кофе, художник поделился своими «бытовыми секретами», рассказывая о том, что очень много времени проводит в этой мастерской за работой. Обыденно для жителей Республики тема беседы не обошла военные реалии. Мастер справедливо отметил, что война как будто «препарирует людей», в том числе накладывая свой мрачный отпечаток и на произведения искусства.

Имеете в виду свою работу, посвященную погибшим за годы военного конфликта детям Донбасса? – с любопытством интересуюсь у скульптора.

-Это ведь неоспоримый факт, — с грустью в голосе отвечает Равиль и показывает миниатюрную статуэтку испуганной девочки с ужасной дырой в сердце.

Очень остро! Но сколько правды в ее испуганных глазах и болезненной ране в груди! – отмечаем, искренне восхищаясь талантливой задумкой мастера, которая сумела отразить весь ужас необъявленной войны и боль от жестоко оборванной детской жизни.

-Вот поэтому к ней пока не все готовы. Но, я верю, что рано или поздно все же получится установить эту скульптуру в Донецке или даже в Макеевке, — с надеждой говорит скульптор. – Это та правда, которую никто не сможет забыть…


Ни единого шва


Любопытно, что в планах мастера – создать памятник великому композитору Сергею Прокофьеву. 130-летие со дня рождения всемирно известного земляка — культурный акцент этого года.

Прокофьев был шахматистом. Каждый его шаг был рассчитан до секунды, абсолютно во всем, — делится плодами изучения личности композитора наблюдательный мастер. — Мне кажется, что я сумел уловить его сущность, да и идея образа тоже появилась. Поэтому, если обстоятельства сложатся благоприятно, займусь изготовлением макета памятника нашего великого земляка (от ред.- выставку работ художника, посвященную Сергею Прокофьеву, можно посмотреть в Донецком художественном музее).


– Однако, стоит отметить, что по фотографии очень сложно передать черты человека, даже если снимок качественный. Малейший поворот головы, преломление света, особенно в женских портретах, меняет всю картину.

Когда-то пытался нарисовать свой автопортрет, но бросил эту затею, потому как даже в своих фотографиях нашел массу различий. И в зеркало пробовал глядеть, но заметил, что все равно лицо меняется. Вот моей внучке сейчас 9 месяцев. Каждую неделю мне ее приносят – у малышки совершенно другое лицо при встрече!

Дети вообще очень быстро меняются… Впрочем, наверное, мы по-разному выглядим каждый день. А вот черты лица Евгения Халдея тоже было трудно передать?

— Конечно. Я изучал его фотографии, но вновь и вновь находил разные особенности его портрета. Причем, в День Победы ему было всего 28 лет. А в таком молодом возрасте лицо лишено фактуры. Гладкую кожу, как ни странно, сложнее изобразить, уловив истинные черты. Но в итоге талантливый фотограф получился улыбчивым и жизнерадостным, каким наверняка и был на самом деле.

-Три месяца я пропадал на заводе (от ред. – Донецкий металлургический завод) с Халдеем, — продолжает делиться творческой историей Равиль Акмаев. — Хотя бы не так замерз, как с Чеховым – тогда был как раз февраль: до сих пор вспоминаю громадный колокольный цех и жуткий холод.

Все спрашивают – как вам удалось отлить скульптуру Антона Павловича единым массивом? Ведь на ней нет ни одного шва?

-Швы есть, просто их не видно. Благодаря мастерской аргоновой сварке литейщиков завода удалось «зашлифовать» грубые рубцы. Это ювелирная работа! Очень благодарен ребятам за их кропотливый труд.


Мои друзья – любители путешествий – всегда фотографируют памятники и скульптуры, которые видят вокруг и потом показывают снимки мне. В Магдебурге, к примеру, действительно очень много интересных работ, идейной концепцией которых я восхищаюсь. Но, приблизив ракурс снимка, замечаю уродливые швы и понимаю, что в нашем крае живут настоящие мастера. Ведь скульптуры выглядят действительно эстетично.


«Бэби-бум» на набережной


Была у мастера и давняя задумка – отлить очаровательную беременную маму с коляской. Однако творческим планам помешала война.

В 2013 году у меня открылась юбилейная выставка, как раз 23 ноября, в знаменательный день, когда Виктор Янукович не подписал ассоциацию с ЕС. Тогда я выставлял и свои миниатюрные фигурки, отлитые в Харькове. Руководство города, неожиданно для меня, заинтересовалось именно образом беременной мамы и Моцартом, — рассказывает Равиль.


Жизнеутверждающая скульптура могла украсить донецкую набережную. Такой положительный образ счастливой мамы наверняка повлиял бы на мировосприятие современной молодежи, художественно акцентируя внимание на семейных ценностях.
Стоит сказать, что очаровательная молодая мама (композиция «Бэби-бум») покорила и представителей администрации Казани, где у художника тоже проходила выставка. Картину с изображением златовласой женщины там сразу приобрели. Ведь в настоящем искусстве всегда ценится нравственное ядро.

Вы упомянули и про Моцарта. Любопытно, что изобразили незаурядного композитора в вальяжной позе, сидя на рояле…

-В этом вся его суть. Он был очень энергичным, веселым, не сидел на месте. Хотя судьба его была весьма тяжела. Вот поэтому мой Амадеус такой мечтательно-озорной.


Стоит сказать, что творческая манера скульптора включает большую работу по изучению личности своего героя. Разыскивая эксклюзивные и малоизвестные факты из биографии великих людей, Равиль Акмаев открывает их скрытые от всеобщего обозрения черты, которые искусно предстают перед нами в его невероятных скульптурах.


К слову, мы заметили на столе скульптора пластилиновый макет нового шедевра – легендарного Фредди Меркьюри – автора песен и вокалиста знаменитой рок-группы Queen. Эпатажный король сцены, как и полагается, в короне на волне звездного куража собирается сыграть на рояле, на верхней панели которого в танце изгибается любимый кот Меркьюри. Картина впечатляюще реалистичная!


Впрочем, как и все работы талантливого и прозорливого донецкого скульптора и художника Равиля Акмаева, которые мы рекомендуем обязательно увидеть, если вы еще не успели насладиться его творчеством.


Беседовала Алиса Садекова.
Фото Александра Петрова и из архива героя.