Герой сегодняшней публикации когда-то мечтал летать и покорять необъятные просторы голубого неба. Воплотить в жизнь мечту не получилось, но зато, когда он стал доктором, ему покорились бескрайние горизонты морей и океанов.


Анатолий АНУФРИЕВ – врач-невропатолог горбольницы №6 в Ханженково — настоящий доктор, в самом правильном, самом жизненном понимании этих слов. Своим пациентам он и психолог, и друг, и доверенный человек. Его не просто любят, его невероятно ценят как профессионала…


Анатолию Гавриловичу 26 сентября исполнилось 85 лет, но он по-прежнему в строю. 60 лет отдано медицине! Пройден большой путь, выбранный по зову сердца. Как итог: уважение коллег, любовь и благодарность пациентов. Каждое утро доктора начинается с общения с ними. Он знает, какой была медицина вчера, какой стала сегодня и над чем еще нужно работать. Коллеги гордятся, что работают рядом с маститым врачом. Тем более, он всегда открыт и готов делиться своим богатым опытом.


Все началось с мечты о небе


Родился Анатолий в пос. Ханженково в семье забойщика. Учился хорошо и после окончания школы по примеру своего товарища поехал в Казань, поступать в авиационный институт. Казалось, мечта стать летчиком была близка — все экзамены успешно сданы, однако юношу «забраковала» медкомиссия, обнаружив у него хроническое заболевание. Какое-то время лечился в больнице, потом вернулся домой с твердым решением посвятить свою жизнь изучению медицины, бороться с болезнями, лечить себя и других людей.
И через год Анатолий стал студентом лечебного факультета Краснодарского медицинского института им. Красной Армии. Студенческая жизнь – самая прекрасная пора, когда энергии и сил хватает на все. В институте Анатолий всерьез увлекся гимнастикой, даже сдавал норматив на мастера спорта 2-го разряда, но заболевание опять напомнило о себе, и увлечение пришлось оставить. Поэтому молодой медик полностью погрузился в учебу, постигая азы сложной, но благородной профессии. Именно тогда он понял главное: быть врачом — это не просто любить свое дело, нужно стать его настоящим фанатом. Тогда профессиональный энтузиазм никогда не иссякнет.

В институте преподавали лучшие профессора и известные хирурги, — вспоминает Анатолий Гаврилович. — После окончания я был направлен в Кемеровский облздравотдел, а оттуда – в больницу поселка Тяжин. В то время врачи в районных клиниках были на вес золота. А я оказался здесь единственным невропатологом…


Практически одновременно из разных уголков страны приехали и другие специалисты. Среди них Анатолий увидел красивую девушку. Между молодыми людьми возникло сильное чувство. Надежда Евгеньевна была врачом-гинекологом. Вскоре они поженились, а 31 декабря, аккурат под Новый год, вместе с сотрудниками-медиками отметили веселую свадьбу.


В больницу, где праздновали торжество, молодых везли в сорокаградусный мороз с ветерком на отдельных санях под звон бубенцов, возвещавших на всю деревню о праздничном событии…


Письмо, повлиявшее на судьбу


Молодожены с головой окунулись в работу, вместе обсуждали сложные случаи с пациентами, искали пути решения, не считаясь с личным временем, и днем и ночью оказывали помощь своим больным. Надежда помогала роженицам, успешно проводила операции кесарева сечения. Анатолию приходилось выполнять различную врачебную работу, спасая людей, иногда он даже помогал жене принимать роды. Вскоре и у молодой пары родился сын.

Молодые и счастливые…

Через четыре месяца мы отвезли его к моим родителям, — вспоминает Анатолий Гаврилович. — Он был на искусственном вскармливании, нужно было постоянно находиться с малышом, а мы работали по двенадцать часов, бывали и срочные вызовы ночью. В общем, оставили его на попечение бабушки и дедушки. А сами вернулись в поселок отрабатывать положенные после учебы три года.


Но уже через месяц супруги получили нерадостное письмо от родных, что у мальчика появилось синее пятно на носике, которое быстро увеличивалось. Родители писали, что обратились за консультацией к врачам, и выяснилось, что это гемангиома. Ребенку нужно делать операцию. Обеспокоенные известием, супруги Ануфриевы сорвались с места, забыв даже забрать свои трудовые книжки. И когда приехали, первое, что сделали, засели за медицинские книги в областной библиотеке. Из них узнали, что эта болезнь вот уже некоторое время успешно лечится короткофокусной рент-генотерапией. Началось лечение в Донецкой онкологической больнице. Шестимесячному малышу назначили пять облучений, но уже через три болезнь отступила.

Мы решили больше не уезжать, быть постоянно с нашим мальчуганом, — рассказывает доктор. — Обратились с просьбой о приеме на работу к главному врачу Ханженковской больницы Григорию Михайловичу Емцу. Он вошел в наше положение, тем более, что в специалистах была нужда. Меня приняли невропатологом с условием, что возьму на себя еще по полставки участкового терапевта и ассистента хирурга. Жили мы в шаговой доступности от больницы, поэтому загруженность особо не чувствовалась. Неврология очень обширна – нервные болезни, инфекционные, сосудистые заболевания головного и спинного мозга, радикулиты, невриты, нейротравмы. Больных с такими заболеваниями было много, поэтому с личным временем не считался…


Морскую традицию никто не отменял


В 1988 году Анатолий Гаврилович работал на две ставки, не жалея себя, чтобы достойно содержать семью, но затем одну урезали, зарплата стала меньше. Доктор Ануфриев уже в то время заинтересовался судовой медициной, решил испытать судьбу, вот и полетели открытки в портовые медсанчасти Мурманска, Владивостока, Калининграда, Керчи и Одессы.

Мне ответили положительно из порта Мурманска. Так я стал судовым врачом на рыболовецких судах, — делится доктор Ануфриев. – За четыре года провел девять рейсов, от 2-х до 6-ти месяцев находился в море. Морской болезнью не страдал, к постоянным качкам привык быстро.

На борту БАТ «Петр Сбигнев»


На самом большом автономном траулере «Петр Сгибнев» 7 декабря 1990 года Анатолий Гаврилович по пути на Канарские острова пересек экватор.


По старой морской традиции, всем мореходам, впервые пересекающим экватор, надлежало пройти обряд посвящения в моряки. Кожу «новичков» обмазали мазутом и устроили им самые различные испытания, пройдя через которые каждый должен был доказать, что достоин пересечь нулевую широту. Обряд превращался в целое театральное представление. В конце бородатый Нептун (обычно самый уважаемый член команды) выдавал дипломы новоиспеченным мореходам: «Дозволено плавать в любые края — такое решение морского царя!». Затем моряки долго отмывали себя от мазута в импровизированной купели, поставленной на палубе корабля…

В восьми рейсах я был единственным врачом, — продолжает рассказывать Анатолий Гаврилович. — Работы было немало. Самые серьезные ситуации были связаны с аппендицитами. У меня таких было семь. Но благодаря тому, что моряки сразу обращались, обходились без операционного вмешательства. Чем раньше начинаешь лечить (голод, холод, антибиотики), тем быстрее матрос становился в строй. А если все же операция была бы неизбежна, на этот случай мне надо было доложить в службу флота, главный врач делал рекомендацию и давал разрешение зайти в иностранный порт. К счастью, у меня не было таких «заходов».


Анатолий Гаврилович еще долго вспоминал свою работу на кораблях, которая очень нравилась, где морской закон был один для всех. Даже заключил контракт на последующие три года, но отработал без малого год. Девяностые были временем перестройки и развала Союза, поэтому доктор вернулся домой…


Годы, отданные людям


Нет ничего важнее профессии врача, который каждый день борется с недугом, спасая самое ценное — человеческие жизни.

Главная награда для меня, — говорит доктор Ануфриев, — здоровые и радостные лица пациентов. Медицина не стоит на месте, движется семимильными шагами. Поэтому врач обязан развиваться. И для этого я всегда находил время. Выезжал на медицинские курсы и конференции, где именитые коллеги делились опытом, показывал и свое мастерство. Все это было весьма полезно как для медиков, так и для пациентов.


Деятельный, решительный и вместе с тем добродушный, посвятивший себя служению людям и понимая серьезность и ответственность данной миссии, Анатолий Гаврилович говорит, что если и сталкивался с трудными задачами, то всегда докапывался до сути, чтобы победить недуг.
Доктор Ануфриев еще и творческий человек. В школьные годы увлекся игрой на скрипке (ее он 10 лет назад подарил своей шестнадцатой школе), собрал богатую домашнюю библиотеку (500 томов художественной литературы и большой книжный шкаф передал библиотеке им. Пушкина). Освоил вязание на спицах (связал для своей семьи три свитера), сочиняет стихи, посвящая их своей профессии, близким и коллегам, тем самым доказав, что талантливый человек талантлив во всем:


Имею честь и далее надеюсь полезным быть,
Больным здоровье приносить.
В своих усильях не зардеюсь,
Остатком лет желая дорожить…

Сегодня Анатолий Гаврилович все так же работает на нескольких работах – в дневном отделении неврологии консультирует больных и в двух военкоматах на осмотре призывников-контрактников. Его жена, Надежда Евгеньевна, отдала профессии гинеколога тоже много лет, и только последние три года как на заслуженном отдыхе. У супругов Ануфриевых есть и внук, и правнук.


Призвание – это любимое дело, которое становится твоим на всю жизнь. Найти его – большая удача. Ведь тогда и сам человек счастлив, и может этим поделиться с другими. Именно таким счастливым человеком считает себя настоящий врач старой закалки Анатолий Ануфриев.


Ольга Бандурка. Фото автора и из семейного архива Ануфриевых