В год своего 50-летия, так органично совпавшего с объявленным в ДНР Годом русской культуры, Донецкий республиканский академический молодежный театр в прямом смысле слова пошел Гоголем — здесь поставили «Ревизора». В числе первых зрителей новой трагикомедии были и «вечёрковцы», в понедельник побывавшие на генеральной репетиции спектакля. Вместе с журналистами увидеть легендарную классику пришли еще порядка 80 гостей — постоянных зрителей и подписчиков групп ДРАМТа в различных соцсетях. «Здравствуйте, сегодня я ваш ревизор!», — эта фраза для них была пропуском вместо привычного билета в театр.
Впрочем, увидеть премьеру «Ревизора» все желающие смогут уже на этих выходных — 27 и 28 марта в 15.00. Такой творческий подарок своим зрителям сделал коллектив ДРАМТ к Международному дню театра.


Театроведы знают, сколь придирчиво Гоголь всегда относился к постановке своих пьес, остро реагируя на все шероховатости. Совершенно очевидно, что писатель, своею же рукой уничтоживший второй том «Мертвых душ», был страшным перфекционистом и жесточайшим критиком — и себя, и других. Интересно, что сказал бы Николай Васильевич, имея возможность посмотреть нашего «Ревизора»? Думаем, увиденным он был бы как минимум впечатлён.
Да, в прочтении нашего театра классика получилась не совсем хрестоматийной. Тем не менее это вовсе не сместило гоголевские акценты. Впрочем, режиссер Максим Жданович просто не был бы самим собой, если бы не осовременил драматургический материал. Точнее даже так: Жданович создал на сцене живую атмосферу безвременья, в каждой мелочи нашептывающую зрителям, что события уездного города N могли происходить вообще где и когда угодно.


Поэтому пренеприятнейшее «К нам едет ревизор!» в декорациях, созданных главным художником Александром Григоровым, прозвучало абсолютно органично. Антураж на сцене — минималистичный, но буквально у каждого предмета интерьера обнаруживается двойное дно. Стол для чиновничьих совещаний на поверку оказывается столом для игры в бильярд, а коридор — дорожкой для боулинга с кеглями-головами… Это только подчеркивает царящую вокруг вселенскую атмосферу игры и жульничества, на которую со стены смотрит Иисус — единственный в этой безобразной истории, кому можно доверять. Да и напряженность вокруг — совсем как перед тайной вечерей. И хоть за бильярдным столом и не 12 апостолов, великое предательство все равно свершится. По курсу, где 30 сребреников — это 300 рублей в долг для петербургского проверяющего.


Тонкие отсылки к различным эпохам можно увидеть и в костюмах, придуманных для персонажей художником Юлией Ковалёвой. Здесь вам и детали одежд средневековых чумных докторов, и дым от модного вейпа, и кожаные косухи рэкетиров лихих 90-х, солнцезащитные очки и мини-юбки… Времена смешались, давая нам понять, что «скверный городишко» — он вполне себе может оказаться где-то совсем рядом. Музыкальное оформление, созданное Сергеем Волженцевым, это ощущение только усиливает.

Отдельно хочется сказать об игре актеров. И опять в этой связи вспомнить Николая Васильевича. У Гоголя есть «Предуведомление для тех, которые пожелали бы сыграть как следует «Ревизора». В трактате, созданном специально для артистов, драматург советует им не впадать в карикатуру, не быть тривиальными, находясь даже на самых последних ролях, а все-таки чувствовать себя художниками. И актеры ДРАМТ выступили именно такими живописцами. Даже правильнее будет сказать — портретистами. Их стараниями персонажи вышли не застывшими и фундаментальными, а живыми и настоящими, вызывающими порой совершенно противоречивые эмоции.


Обаятельная робость и искреннее чувство голода «инкогнито из Петербурга» Хлестакова в исполнении Валерия Машошина в начале спектакля по-человечески побуждают проникнуться к нему сочувствием. Но потом, наблюдая, как мастерски он обводит чиновников вокруг пальца, как смело становится сам бескомпромиссным вершителем судеб, сочувствие к липовому ревизору улетучивается мгновенно. И наоборот, пафосный городничий Антон Антонович в исполнении Константина Бабанина поначалу вызывает не очень приятные эмоции и местами смех, но под занавес, слушая его эмоциональный финальный монолог, понимаешь, насколько на самом деле напуган, одинок и слаб этот человек.


И не возникает вообще никаких вопросов, отчего «Ревизор», которому стукнуло без малого 200 лет, воспринимается сегодня так свежо и злободневно. Да потому что с гоголевских времен в мире, к сожалению, мало что изменилось. Житейские реалии, с юмором выписанные Гоголем ещё в далёкую николаевскую эпоху, увы, не потеряли актуальности ни в веке ХХ, ни в нашем XXI и, скорее всего, не потеряют вообще никогда. Приготовьтесь, что и через столетия новые зрители «Ревизора» будут так же смеяться и плакать, негодовать и сопереживать, испытывая при этом кто-то — грустную иронию, кто-то — откровенный гнев и оторопь, кто-то — ощущение реальной жизни, где по классике воедино сливаются фарс и трагедия.
Потому что спектакль этот на самом деле – о наших внутренних «демонах»: жульничающих, корыстных, лебезящих, строчащих доносы, лукавящих, заискивающих и ищущих выгоду… А еще — о возможности каждого человека этих «демонов» в себе приструнить. Потому что иначе рискуешь оказаться в круговерти людей-масок, под которыми скрываются свиные рыла и уже нет абсолютно ничего человеческого. Или того хуже — однажды самому стать одним из «демонов» и жить в вечном страхе, что твой личный ревизор уже в пути…


Ольга Зайцева.
Фото Александра Петрова.