На подъезде к Грузско-Ломовке с высоты заповедника «Зорянская степь» в любую погоду солнечно-золоченые кресты на куполах храмов Свято-Касперовского женского монастыря привораживают взор.


«Пленительна красота природы здешних мест. Уголок земли, Богом сохраненный для монастыря», — так высказался Владыка Илларион в день освящения монастыря.


У Господа случайностей не бывает


Особая красота здесь летом: девственная, пьянящая нектаром заповедных трав степь; тугие колосья спелых хлебов; изумруд заливных лугов вдоль веками несущей свои воды к Азову некогда судоходной Грузской; хаотично разбросанные по ее берегам домишки, корни хозяев которых – в Усть-Медведицком округе области Войска Донского; седые, местами подернутые растительностью терриконы…
Ну где же еще, как не здесь, мог расположиться первый в Донецкой области женский монастырь?!


…В телевизионном сюжете «Жизнь и устав Свято-Касперовского монастыря» владыка Варнава рассказал такую предысторию.


«Епархия получила сигнал о том, что две психиатрические больницы объединяются в одну, а больничный комплекс в Грузско-Ломовке оставляется, здания высвобождаются. Меня и прислали сюда – владыка Алипий говорил: посмотри, можно ли там монастырь основать. Иного применения зданиям найти не моглось – жители поселка заколачивали дома и уезжали. Из-за отсутствия рабочих мест – люди были привязаны к больнице, где какие-то рабочие места имелись»…


Архимандрит Никон, который служит в Свято-Касперовском монастыре едва ли не со дня его освящения и по крупицам собирает его историю, поведал о событиях в здешних местах, предшествовавших освящению монастыря:

-Это место намоленое, и нет случайности в том, что в 1996 году тогдашний макеевский градоначальник Владимир Жуков подписал акт о передаче зданий и земель под монастырь и богадельню. Здесь самой природой созданы все условия для врачевания людей и их душ. Это подтверждается историческим ходом событий: в 1893 году в поселке была освящена церковь в честь Смоленской иконы Божией матери «Одигитрия», а спустя 100 лет – монастырь. Ни войны, ни природные катаклизмы не смогли противостоять истинному предназначению этих мест.


…Некогда здесь располагалось помещичье подворье, а красный корпус с арками, где теперь обустроен Касперовский храм, был домом помещика. После Октябрьской революции 1917 года здание оборудовали под больницу. В 30-е годы прошлого века в помещении прописался детский санаторий.

Как-то я встретил известного в наших краях доктора – Якова Песикова, — вспоминает отец Никон. – Он спросил у меня, откуда я. Ответил – из Свято-Касперовского монастыря в Грузско-Ломовке. Яков Семенович оживился: «Так я же там подростком отдыхал в детском санатории!..». Так что информация о санатории подтвержденная.


В годы Великой Отечественной войны здесь был фашистский концлагерь. А сразу после освобождения осенью 1943 года расположился госпиталь для контуженных красноармейцев. После их излечения в бывшем помещичьем доме стали врачевать душевнобольных, перепрофилировав госпиталь под психиатрическую больницу.


И еще один факт, убеждающий в истинном предназначении этих мест.

-Когда реставрировали корпуса больницы, нашли написанную на стене икону Казанской Божией матери, — рассказывает архимандрит Никон. – Я был очевидцем. Икона была написана на стене в одной из бывших палат психбольницы. Возможно, кто-то из пациентов был глубоко верующим человеком с талантом художника; вероятно, он молился перед ликом, искал защиты и покровительства.


Мечта сбылась через 80 лет


В день освящения Свято-Касперовского монастыря в обитель съехались святые старцы, настоятели и священнослужители множества храмов, верующих собралось очень много.


Журналисту «Вечерки» посчастливилось познакомиться с двумя дончанками и узнать от них одну из малоизвестных историй этих святых мест. Наталья и Вероника приехали в Грузско-Ломовку, чтобы увидеть землю, где росла их бабушка, полюбоваться церковью, в которой она венчалась.


…На заре ХХ века чистые воды Грузской омывали внушительную территорию имения помещика Сарачева. Супруги Сарачевы – Александр Степанович и Анна Гавриловна – были набожными и добрыми людьми. Бог дал им одного сына, крещенного в чудом сохранившемся до наших дней Одигитриевском храме и нареченного в честь отца его именем. Но недолгая жизнь была отмерена Александру-младшему:


16-летним зачах он от туберкулеза кости. В то время бабушка приехавших из Донецка девушек, тогда еще совсем юная, жила в семье Сарачевых – выполняла обязанности помощницы по дому. Она и рассказала внучкам, что хорошо помнила. В частности, как просил Саша привести к нему своего любимого белого, как мел, коня, когда почувствовал близкую кончину. Бабушка видела, как подвели к окну комнаты, где лежал умирающий юноша, его любимца. А сама бабушка, спрятавшись неподалеку, безутешно плакала от горя. Когда Господь призвал к себе Александра-младшего, девочка-приживалка стала осиротевшим супругам, считай, родной дочерью.


Вскоре ветер большевистских перемен ворвался и в степные просторы нынешней Зорянской степи. Потянулись суетливые руки все отбирать и делить. Бог знает, где закончила бы свои дни благочестивая чета Сарачевых, если бы не их известные в округе доброта и смирение. Нагрянули к ним примерно за неделю до «чистки» сами комитетчики и предупредили хозяина: «Возьми две подводы, нагрузи чем хочешь и ночью уезжай». Послушался Александр Степанович совета и уехал вместе с семьей.


По преданию, передающемуся из поколения в поколение в тех местах, Сарачев хотел, чтоб после его кончины в имении обосновался монастырь. Суждено же было исполниться тем мечтам лишь спустя восемь с лишним десятилетий.


А вы знаете, уважаемые читатели, как монастырь обрел свое имя?


Обучаясь в Одессе, Владыка Илларион молился перед чудотворной иконой Касперовской Божьей Матери, прося Господа, чтобы ее светлый лик просиял и над Донбассом. Так Господь и управил: в Макеевке появился монастырь, освященный в честь Касперовской
Божьей Матери.


Из первых уст


Владимир ЖУКОВ, в 1996 году – председатель Макеевского горсовета и исполкома горсовета (ПОРТРЕТ):

-Я хорошо помню события, связанные с закрытием психбольницы в Киселевке, как тогда говорили, и открытием женского монастыря. Вторая половина 90-х – очень сложное время в экономическом плане. Проблемы промышленных предприятий и, как следствие, – долги по заработной плате, другой негатив отрицательно сказывались на бюджете. Поэтому горсовет и горисполком стремились имеющиеся средства использовать максимально эффективно.


В частности, встал вопрос и о целесообразности содержания двух психиатрических больниц в городе. С точки зрения медиков такой необходимости не было, потому лечебницу в Киселевке городские власти решили закрыть, а больных разместить в заведении в поселке шахты Бажанова.


Высвободившиеся помещения были в далеко не лучшем состоянии – и сами здания, и коммунальные сети, и ограждение территории требовали капитального ремонта. Честно говоря, не знаю, согласился ли бы кто-нибудь из мирских людей даже за бесценок приобрести оставшееся от больницы имущество. Тем более – в затерявшемся в степи поселке.


Но все проблемы абсолютно не смутили русскую православную церковь. Потому с легкой душой здания и территории были переданы под женский монастырь и богадельню.


Конечно, были определенные вопросы, в том числе из-за недостатка опыта в таких делах. Но с ними отлично справился Геннадий Арнаутов, в то время возглавлявший Горняцкий район. Геннадия Федоровича идея открыть в Макеевке монастырь задела за живое, и он над ее реализацией трудился так же усердно, добросовестно, как и над решением различных вопросов жителей своего района.


Сегодня, четверть века спустя, мы видим, что решение в 1996 году было грамотным.


Итак, уважаемый читатель, долгосрочный проект в честь 25-летия со дня освящения Свято-Касперовского монастыря стартовал.
В последующих главах, которые будут выходить с интервалом в две недели, мы познакомим вас с историей храмов монастыря и святынь, в них хранящихся; с сегодняшним днем обители; с добродетелями, которые вносили посильную лепту в становление монастыря.


Проект Сергея ТЕЛИЦЫ.
Фото из архива «ВМ» и открытых источников.