Человек огненной закалки, со стальным характером, Юрий Бутов самой судьбой был «обречен» всю жизнь верой и правдой служить Макеевскому металлургическому. С предприятия ушел в пекло Великой Отечественной его отец Тихон Григорьевич, погибший при форсировании Днепра в 1944-м. Заводу отдала силы и здоровье мама Антонина Николаевна, одна поднимавшая троих детей. Буквально у стен завода, в небольшом домишке у нынешней детской больницы, начал познавать жизнь маленький Юра.

И до самой службы в армии он не покидал родные пенаты – школа, металлургический техникум, мартеновский цех… После службы возвратился к родной проходной.
Да что там говорить, даже родился Юрий Тихонович 15 июля. На этот день (или соседние по календарю) приходится профессиональный праздник – День металлурга.


Из досье «ВМ»

  • Юрий Бутов родился 15 июля 1939 г.
  • Выпускник Макеевского металлургического техникума, Донецкого политехнического института, Высшей партийной школы.
  • Трудовую биографию начал в 1957 г. в мартеновском цехе ММЗ подручным сталевара. Впоследствии работал мастером, начальником смены, заместителем начальника цеха.
  • В 1973 г. избран заместителем секретаря, в 1976-м – секретарем парткома ММЗ.
  • Работал главным метрологом предприятия, зам. начальника производственного отдела, руководителем Госприемки на заводе.
  • 15 июля 1993 г. избран председателем профсоюзного комитета ММЗ.
  • Награжден орденом Трудового Красного Знамени, Знаком «За заслуги перед городом», Почетным знаком Федерации профсоюзов ДНР.
  • Вдовец. С супругой Таисией Яковлевной воспитал двоих дочерей – Елену (директор Станции юных натуралистов) и Татьяну. Внучка Дарья заканчивает обучение в Донецком Национальном университете экономики и торговли.

Послевоенное детство
Рассказывать о тяжком военном детстве – занятие бесперспективное. Что понимал двухлетний мальчишка, от колыбели которого отец ушел на фронт? А как он же, пятилетний, воспринял тяжкое известие о том, что папки у него больше нет – погиб на войне?

В первом послевоенном году Юра пошел в 22-ю школу на Кировской стороне (сейчас там школа музыкальная). После четырехлетки перешел в восстановленную после войны 6-ю. В то время жил он с мамой, братом и сестрой в комнате трехкомнатной квартиры на Панаса Мирного с печкой на три семьи. На ней готовили обеды, от нее зимой грелись.
А еще на чугунной плите можно было поджаривать картофельные очистки, которыми делились пронырливые соседи…

Сестра Валентина, самый старший ребенок в семье Бутовых, закончила металлургический техникум и пришла на завод в механический цех. Старший брат Анатолий, закончив ремесленное училище в Макеевке и курсы повышения квалификации в Киеве, попал по распределению в Москву, да там и прижился. А Юрий мечтал рвануть в Ригу в Нахимовское училище. Но не срослось.

В техникум – под марш оркестра

– И пошел я в металлургический техникум. Хотел стать электриком – модная тогда была профессия. Но директор техникума, добрейшей души человек, посоветовал стать сталеплавильщиком – там стипендия в два раза больше. Он знал, что семья наша – не из богатых. А я совсем мальчишка – 14 лет. Согласился.

Учился Юрий успешно. Да еще и в струнном оркестре играл. Знаете, на каком инструменте? На мандолине! Досталась она в подарок от добрых знакомых семьи. Причем инструмент был знатный – «итальянец» родом, с инкрустацией. Играть на нем – одно удовольствие. Но после новогоднего праздника студентов четвертого курса мандолина бесследно исчезла. На том музыкальная карьера Юрия Тихоновича и закончилась.

А вскоре и учеба осталась в прошлом. Новоиспеченный подручный сталевара пришел на 10-ю мартеновскую печь знакомиться со своим новым коллективом. Теперь уже трудовым. Как и подобало в те времена, встретили его сальной шуткой. Но не злобной. Юрий Бутов очень скоро стал своим в новой команде.

А затем пришло время служить. Радиотелеграфист Бутов был отличником боевой и политической подготовки, закончил организованные при части курсы к поступлению в вуз и умудрился уволиться в запас, когда «дембель» для его призыва был отложен из-за начавшегося Карибского кризиса.


Одна любовь – на всю жизнь
Возвратившись на родину, Юрий Бутов с блеском сдал экзамены в ДПИ, но на стационаре учиться не мог – надо было работать. Перевод на вечернее отделение пробивал через обком партии. И возвратился в родной уже мартеновский цех, где со временем прошел по всем печам.

– На первой печи был подручным сталевара у Владимира Холявко, – рассказывает Юрий Тихонович. – Вкалывали как проклятые, штампуя мировые рекорды. Вместо 7 часов по технологии мы плавку выдавали за два-три часа. К нам потянулись и другие впоследствии знатные сталевары – Виктор Никитенко, Иван Примин.

Ударный труд металлургов был достойно оценен Родиной. Владимир Холявко удостоен звания Героя Социалистического Труда, Юрий Бутов – ордена Трудового Красного Знамени. И другие сталевары получили по заслугам.

Случилась как-то и неприятность с нашим героем. Из-за выхлопа в печи раскаленный шлак попал в глаза Юрию. Но самого страшного не произошло – со зрением все в порядке. Более того, еще и радость пришла в облике Таисии Яковлевны, будущей супруги. Они дружили еще со времен учебы в техникуме, потом как-то отношения остыли. Но, узнав о случившемся с Юрием, Таисия прибежала к нему в больницу. Так две любви объединились в одну, большую, светлую и на всю жизнь…

Куда ведет партийная стезя
Как-то на партхозактиве завода Юрий Бутов «покатил бочку» на директора и депутата Верховного Совета Украины Анатолия Кагадеева, секретаря парткома и председателя профкома за ненадлежащую организацию отдыха металлургов. «Приговор» Бутову был вынесен на следующее утро: будешь зам. секретаря парткома завода. Затем Юрия Тихоновича избрали секретарем, о чем впоследствии кое-кто пожалел. Принципиальность Бутова не всех радовала. В том числе и нового первого секретаря горкома партии Анатолия Винника.


– Пошло на меня давление со всех сторон, сопротивляться было бесполезно, – вспоминает Юрий Тихонович. – Я передал бразды правления парторганизацией Владимиру Жукову, а тогдашний директор завода Юрий Чернета предложил мне перейти в производственный отдел. Вскоре случился новый вызов в моей заводской судьбе: хромавшая в то время метрологическая служба. Я ее сделал лучшей в Донецкой области. Потому внедряемую в стране службу Госприемки продукции на предприятии решили доверить мне.

А тут подоспело еще одно «горячее» дело…

С японцами кашу сварили…
Руководивший заводом Виктор Шевченко предложил Бутову возглавить совместное предприятие по переработке шлака, в котором было до 20% металла – завод остро ощущал дефицит сырья. Юрий Тихонович изучал опыт нескольких европейских стран, отправлял пробы шлака на анализы в Словению и Люксембург…

– Откуда ни возьмись, объявились японцы со своими предложениями, – рассказывает Юрий Бутов. – Долгие торги в Макеевке и Токио завершились консенсусом. Японцы прислали к нам технологов, а непосредственно строительством линии занимались специалисты из Южной Кореи.

Чего стоили только подготовительные работы! 300 000 тонн красной породы из погасшего террикона ушли на засыпку котлована. Чтоб заполучить лоскут земли для обустройства бытовок, столовой, теплиц и разбивки небольшого сада, пришлось собственнику этой земли купить итальянскую установку по производству томатной пасты и семена помидоров…

– Когда работа была отлажена, на Григорьевские отвалы пришли новые хозяева жизни, – вздыхает Юрий Тихонович.

Профкому требуется председатель
В 1993-м Виктор Шевченко предложил Юрию Бутову возглавить профсоюз. От слов до дела было совсем близко: 15 июля 1993-го, в день рождения, Юрий Тихонович на конференции был избран профсоюзным лидером завода и остается на этом важном посту по сей день.

– Самые сложные времена начались для завода, когда Виктор Иванович как депутат Верховной Рады полностью ушел в законотворчество, а пост директора занял Николай Хромов, работавший главным экономистом, — вспоминает Юрий Тихонович. – Он начал продавать все подряд, откровенно уничтожая предприятие. Я выступал как депутат на сессии горсовета, на заседании облсовета. На съезде металлургов Украины написал записку Президенту страны Леониду Кучме, сидевшему в президиуме. Леонид Данилович в выступлении перед металлургами дал слово:

– В Макеевку поеду сам и разберусь.

Директориада
Вместе с Кучмой прибыло в Макеевку множество разного люда. Так, Владимир Бойко, директор Мариупольского завода им. Ильича, заявил о готовности взять под опеку коллег из Макеевки.

– Но Кучма предпочел Семена Кислинского, одного из «командиров» одесского «Привоза», преобразившегося в Америке в Сэма Кисслинга. Он пообещал восстановить завод, — рассказывает Юрий Бутов. – Закончилось все прозаически: Сёма за два месяца забрал два миллиона долларов, которыми он оплатил наш металл, так и не дошедший до берегов Штатов, и был таков. Металлурги вновь остались у разбитого корыта. Как в такой ситуации профсоюзу защищать интересы трудящихся?

С позитива началось кураторство над заводом со стороны «Нефтегаза Украины». Его руководитель Юрий Бойко на первом же совещании в Макеевке делом откликнулся на требование Юрия Бутова обеспечить работников завода спецодеждой, обувью, касками. Но эра «Нефтегаза» завершилась очень быстро.

– Приобрел наш завод Вадим Новинский, в ту пору еще чисто российский бизнесмен, – рассказывает Юрий Бутов. – Он четко сказал, что выделяет средства на восстановление завода, причем в течение трех летних месяцев коллектив именно этим и будет заниматься.

А к концу осени пообещал закрыть 35-миллионный долг по зарплате.

По ходу с Новинским решили еще один очень важный вопрос. В Мариуполе из-за проседания грунта стал рушиться детский оздоровительный лагерь ММЗ. Юрий Бутов, находившийся по профсоюзным делам в Киеве, достучался до собственника в его офисе. Новинский сразу дал команду:

– Найдите на Азовском побережье хороший лагерь – мы его купим.

Таковой отыскался под Мелитополем. В придачу к лагерю приобрели и самую современную машину «скорой помощи», которая и сейчас служит металлургам.
Но последовала очередная смена власти, и от предприятия остались лишь два прокатных стана. Единственное, что удалось выхлопотать председателю профкома, – достойную компенсацию увольняемым с завода работникам.

На плаву
– Раньше у меня было 47 председателей цеховых комитетов, теперь – 16, – рассказывает Юрий Бутов. – Тем не менее, мы встречаемся каждый четверг, обсуждаем насущные вопросы. Несмотря на сложное время, филиал №3 ММЗ ЗАО «Внешторгсервис» живет полнокровной жизнью.

– Управляющий филиалом Олег Утешев понимает, что профессиональный работник, а у нас других не держат, не может жить одним производством, – рассказывает Юрий Бутов.

– В этом году проходит 62-я спартакиада СК «Зарево» по 14 видам спорта. По просьбе заводчан мы включили в программу соревнования по домино. И ДК Металлургов работает. Его кружки открыты для всех горожан.

Уверен: пока продукция Макеевского металлургического будет востребована на рынке, профсоюз предприятия будет и способствовать достижению производственного результата, и достойно защищать права работников, их социальные гарантии, – заключил Юрий Тихонович.