В эту субботу в 16 часов в Донецком республиканском академическом театре юного зрителя будет большая и долгожданная премьера. 75-летию освобождения Донбасса творческий коллектив ТЮЗа посвятил спектакль «Вечно живые». Поставлен он по известной пьесе драматурга Виктора Розова, режиссером выступил Максим Жданович.

Накануне премьеры «вечерковцы» встретились с Максимом. Дабы не открывать всех задумок режиссера, а позволить зрителям всецело насладиться премьерой и самим сделать выводы исходя из увиденного на сцене, мы преднамеренно беседовали не только о спектакле. Больше говорили о простых, но таких важных понятиях — о памяти, нравственном выборе и счастье.


— Максим, душевных, щемящих сердце пьес о войне написано много. Почему вы выбрали для постановки именно «Вечно живых» Виктора Розова?

— Потому что это пьеса не столько о войне, сколько все-таки о человеке и про человека. О его душевных переживаниях, о нравственном выборе, перед которым, глядя в лицо опасности, оказывается каждый. Война в пьесе Розова предстает как раз таким катализатором, переворачивающим все с ног на голову, ярко раскрывающим, на что способен обычный человек в экстремальной ситуации.

— И это, как показывает жизнь, не всегда подвиги, героизм и мужество…

— Разумеется. Один может сутками на операционном столе спасать жизни раненых солдат, другой — трудиться в две-три смены у станка на заводе, третий — не колеблясь, по первому зову уйти на фронт и отдать свою жизнь за Победу на поле сражений. Но бывают и такие люди, которые, увы, считают не зазорным наживаться на войне, делая это без тени совести, утверждая, что ничего плохого в этом нет. В ком-то война пробуждает мужество, кого-то ломает психологически, заставляя опустить руки, а кто-то вообще просто старается ее не замечать и упрямо делает вид, что живет обычной жизнью. Эти психологические моменты прекрасно раскрывает Розов в «Вечно живых».

— А есть ли на войне место счастью?

— Думаю, что настоящему счастью все-таки нет. В пьесе одна из героинь произносит такие слова: «Сейчас счастливых нет и быть не может». Впрочем, другой герой тем не менее убежден, что война не должна отнимать у человека поводы для радости и что нужно продолжать жить в ритме нормальной, обычной жизни. Но лично я не понимаю, как люди могут быть счастливы в тот момент, когда Родина в опасности и рядом столько горя. Концерты, салюты, фейерверки, танцы неуместны, когда вокруг люди теряют своих близких, друзей, свои дома. Если кому-то повезло, что лично его война затронула не так сильно, как другого, нужно, в первую очередь, сопереживать, помогать, сочувствовать. Сам Розов сравнивает веселье в годы войны с пеной, которая поднимается от морских волн.

— Выбрав такой непростой материал для постановки, перед коллективом театра встала действительно серьезная задача…

— Сложно было всем. Розова можно назвать современным Чеховым, у него в тексте много похожих интонаций. Диалоги, психология персонажей — во всем нужно разбираться детально. Нет такого, чтобы события шли одно за другим. Показана вроде бы обычная жизнь, но многое при этом приходится понимать, разгадывать. Что? Почему? Зачем?
Притом, начиная подготовку к спектаклю, мы нашли книгу, которая была выпущена в 1957 году — первое издание «Вечно живых». Потом Розов переписывал пьесу. Мы пытались понять, что автор хотел сказать в первоначальном варианте, что дополнял потом, компоновали все это, таким образом разбираясь в мотивах поступков персонажей. Нам хотелось, чтобы спектакль был бы не простой иллюстрацией к произведению. Мы старались привнести на сцену свое творческое видение, сделать спектакль более динамичным, современным, близким каждому.

— Связь времен прослеживается даже в деталях. Я взяла в руки программку, выполненную в виде пожелтевшего письма с фронта, — и как будто получила весточку от дедушки, который воевал…

— Чтобы глубже погрузиться в эпоху, мы читали воспоминания реальных полевых врачей, смотрели документальную хронику. Пересматривая фильмы про блокадный Ленинград, где хлеб только на четверть состоял из муки, а остальное в нем были опилки, шелуха от семечек и даже такого хлеба давали мизерное количество, внутри буквально все сжималось. Есть такие монологи, которые даже спустя сотни прочтений до сих пор трудно даются актерам в моральном плане. Да у меня, как у режиссера, более трудной темы для работы, чисто с психологической точки зрения, наверное, не было никогда. Война — это вообще одна из тех тем, которая трогает меня особенно сильно. Если окунуться в эту тему полностью, то от нахлынувших эмоций можно долго ходить просто молча.

— У вас в семье наверняка кто-то воевал на фронтах Великой Отечественной?

— Оба моих дедушки воевали, один дошел до Берлина. Бабушку в 12 лет освободили из концлагеря, после этого ее учили заново разговаривать по-русски, ведь она говорила только по-немецки. Война оставила след в каждой семье нашей страны, поэтому память о тех годах у каждого из нас записана на подкорке. Особенно это, конечно же, ощущается у представителей старшего поколения. Продолжая нести историческую память, драму «Вечно живые» мы создавали больше для молодежи, ведь они не должны забывать события тех страшных лет, тот подвиг, который совершил в годы войны советский народ. Хочется, чтобы, посмотрев спектакль, молодые люди осознали, что настоящие герои — это не «Мстители» или какие-то другие вымышленные персонажи, а те простые люди, защитившие нашу Родину от врага. И что эти герои для нас — вечно живые.
Напоминаем, что премьера спектакля «Вечно живые» состоится в театре 29 сентября в 16.00. Следующий премьерный показ — 6 октября в 16.00.

Ольга Зайцева.
Фото Антона Сечина и из архива ТЮЗа.