Его статную фигуру в военной форме с погонами полковника просто невозможно не заметить. На любом городском мероприятии депутат Народного Совета ДНР Александр Куренков является не только званым гостем, но и действующим лицом. Говорит нужные в этот момент слова, легко общается с молодежью. На встречах с жителями, на личных приемах вникает в проблемы макеевчан и непременно помогает, если это, конечно, в его силах – как депутата и человека. Словом, настоящий народный избранник, каким мы его себе представляем. И биография у Александра Павловича похожа на биографии миллионов советских людей. Родители – рядовые труженики. Отец всю жизнь трудился на шахте «Куйбышев-ская» в Донецке, мама работала сначала на энергозаводе, затем – контролером готовой продукции на «Донецккабеле».
Наше знакомство не было затянутым и банальным. Все по делу. Вопрос – и четкий ответ.
Из досье «ВМ»
Куренков Александр Павлович, депутат Народного Совета Донецкой Народной Республики 1 и 2-го созывов, начальник отдела по воспитательной работе Донецкого высшего общевойскового командного училища (ДонВОКУ).
Дата рождения: 1 июня 1962 года.
Место рождения: город Донецк.
Образование высшее: Рижское лётно-техническое училище гражданского воздушного флота.
Жизненное кредо: ничего не оставлять на потом.
Любите простых романтиков
Окончив школу, Александр поступал в ДПИ. Срезался. Начал работать электромонтером на энергозаводе. Как и многие мальчишки восьмидесятых, мечтал стать либо летчиком, либо железнодорожником. «Я всегда был романтиком», — признался Александр Павлович во время нашей встречи в редакции «Вечерки». Осуществляя мечту, через год поступил в Рижское лётно-техническое училище гражданского воздушного флота. Вступительные экзамены сдавал в Минске. Закончил его в звании младшего лейтенанта. Затем по направлению попал в Симферополь. Именно в это время шла война в Афганистане. Тогда довольно остро стоял вопрос о вводе дополнительного контингента в горячую точку. И сослуживцы молодого офицера, как их называли, «взлет-посадка», ждали того момента, когда выйдет указ об отправке. Но этого не случилось. Женился. Перевелся в Донецкий аэропорт. Родилась дочка, потом сын.
– Я рад, что нес службу во времена Советского Союза и сумел застать былое величие Вооруженных Сил СССР, – гордо говорит собеседник. – Когда пришел Горбачев, армию начинали «валить» и пытались всех оттуда выжить. Перестали выплачивать заработную плату, отменили пайковые, отказали в вещевом обеспечении, ухудшили продуктовое довольствие. Тогда большое количество офицеров было выброшено за борт. Когда начиналась кооперация, первыми кооператорами и предпринимателями стали именно бывшие военные. Многих заставила жизнь полностью пересмотреть свои взгляды.
– И вы тоже сменили сферу деятельности?
– Да, так же, как и многие другие, был частным предпринимателем и хорошо знаю эту «кухню». Мне даже довелось быть одним из первых, мое свидетельство было еще без фотографии. Занимался тем, что для меня ближе, – велосипедами, ведь я кандидат в мастера спорта по велоспорту. Моей работой была не глупая схема «купи-продай», а кропотливый труд по сборке качественного спортинвентаря. Была эпоха безвременья. Помните шутку Жванецкого: «Какие льготы будут положены тем, кто переживет перестройку?»
И вот в его жизнь ворвалась война
– Перейдем к разговору на злободневную тему. Вы, как человек многопонимающий в политике и геополитике, догадывались, что на нашу землю придет война?
– Еще в 2013 году я сказал, что будет война. Все стало ясно, когда в ноябре не состоялось подписание Акта об ассоциации с ЕС. Я считаю, что почва для всего этого подготавливалась с 2004 года, когда при власти находился Виктор Ющенко. Уже тогда начали воспитывать новое поколение для этих целей. «Зигующих мальчиков», как я их называю, готовили в прикарпатских лагерях, и за десять лет они, естественно, стали постарше.
– Как на войну пришли вы?
– Начинал с мирных акций и митингов. Как только образовалась общественная организация «Оплот», сразу же вступил в нее. Мы участвовали во взятии телецентра, решали целый ряд вопросов, организовывали первые патрули, которые обеспечивали правопорядок в городе. Кстати, совсем недавно передал краеведческому музею белую повязку с красной надписью «Оплот», с которыми тогда ходили ребята. В марте-апреле многие государственные структуры самоустранились и абсолютно не участвовали в охране порядка. В то время еще никто не понимал, что происходит.
– Что вы считаете точкой отсчета?
– Отправной точкой я считаю именно 26 мая, хотя уже был Славянск, – твердо говорит Александр Павлович. – Когда самолеты и вертолеты атаковали район нашего аэропорта, северные окраины Донецка, улицы Взлетную, Стратонавтов. И, по сути, первое крещение боем военное подразделение «Оплот» получило именно в аэропорту. Поначалу в подразделение входили люди старшего поколения, которые учились и служили при СССР, позже присоединились те, кто служил при Украине. Были и те, кто даже не умел держать оружие в руках. Когда украинские военные начали обстреливать мирных граждан с самолетов и вертолетов, стало понятно, что уже войны не избежать. Очень страшно, когда ты стоишь с винтовкой или автоматом, а на тебя, ощетинившись всеми видами ракет, оружия, пулеметов, летит самолет. В эти моменты понимаешь, что ты никто перед этой мощью. Просто-напросто страшно. Тем более когда вокруг расстрелянные машины местных жителей, продырявленный автомобиль скорой помощи и тела, которые не дают забрать снайперы. В те жаркие дни это выглядело, как спецэффекты из голливуд-ских боевиков, никому не хотелось верить. В это время в аэропорту стоял кировоградский ОМОН. Батальоны «Оплот» и «Восток» пытались вести с ними переговоры, старались убедить их уйти. Но этого, как все мы знаем, не произошло. Аэропорт на долгое время был занят, увы, не нами.
— Как к вашему желанию встать в первые ряды защитников города и Донбасса отнеслась жена?
– Мудро. Моя жена – жена офицера, которая все понимает. Уходя, сказал ей, чтобы спрятала все наши с сыном вещи и фотографии. И вот только в ноябре 2015 года супруга их достала, и именно тогда я впервые за долгое время надел обычную одежду. Даже не узнал сам себя, привык к «зеленке».
— Война трагически коснулась лично и вашей семьи… Сын тоже ушел в ополчение?
– На момент моего ухода сын еще не проникся идеей до конца, хотя также участвовал в митингах. Все изменилось, когда он узнал об одесской трагедии 2 мая. Он служил в почетном карауле в этом городе, хорошо знал Куликово поле и Дом профсоюзов. Жена рассказала: когда он пришел домой, уединился, затем вышел из комнаты и, украдкой вытирая слезы, спросил: «Мама, как можно сжигать живых людей?». Спустя неделю сын уже был в составе нашего батальона.
Иван служил во второй мотострелковой бригаде, – с дрожью в голосе говорит Александр Павлович. – Он погиб
10 сентября 2014 года под Еленовкой, вместе с сослуживцами по роковой случайности
нарвался на засаду, и они были расстреляны противником. На кладбище рядом стоят четыре памятника нашим героям – парням из Авдеевки, Красноармейска, Харькова и Донецка. Когда он только пришел в подразделение, спустя неделю уже позвал за собой всех ребят со двора, с которыми играл в футбол. Почти все наши соседи ушли в ополчение. У всех была мощная мотивация. В бой рвались с юношеским запалом. Все хорошо знали, что такое фашизм… Вспоминаю слова своей матери: «Что угодно – голод, холод, но только чтобы не было войны». Но она пришла на нашу землю, видит Бог, не мы ее начали.
Будущее – за молодежью
— Сейчас вы уже работаете в Донецком высшем общевойсковом командном училище. Помните, как это произошло?
– В августе 2015 года уже было извест-но, что Указом Главы ДНР образовывается Высшее общевойсковое командное училище. Тогда генерал-майор Тихонов был назначен начальником, а мне предложили заниматься воспитательной работой.
— И как вам эта роль?
– Мне нравится, – признается товарищ полковник. – Сейчас мы плотно работаем с курсантами. Конечно, временами бывает достаточно тяжело, потому что воспитывались они во времена «украинства» и историю Великой Отечественной войны знают только по одной странице в учебнике. И то там написано: «Вторая мировая». Движемся медленно и уверенно, так что результаты уже есть. Меня радует, что наши ребята понимают, что все знания, которые мы им даем, не будут напрасными. Они знают, что у нас есть история, героическое прошлое. Готовим парней в традициях лучшего русского офицерства. Они уже сейчас наизусть выучили Кодекс чести русского офицера 1904 года. И без проблем могут его отчеканить хоть среди ночи.
— В последнее время часто доводится слышать, как представители власти именуют себя слугами государевыми. Вы как депутат считаете себя слугой государевым или слугой народа?
— Считаю, что депутаты – слуги народа. И я, как могу, стараюсь служить Донбассу и донбассовцам. В этом созыве – макеевчанам. Я закреплен за Червоногвардейским районом. Помимо законотворчества, основная работа депутата – работа с людьми. Они обращаются ко мне со своими проблемами, и я стараюсь помочь, чем могу. Работаю в тандеме с исполнительной властью.
С и.о. главы Макеевки Валерием Ляховцом и главой администрации Червоногвардейского района Георгием Мутыком мы находим взаимопонимание. Может быть, потому, что мы люди одного поколения. Мы вместе строим молодую Республику. Не все дается легко – тяжелое наследие досталось от Украины. Но у нас обязательно все получится. Другого пути нет. Точка невозврата уже пройдена.