На днях к нам в редакцию пришло электронное письмо от Натальи Перемышкиной из Керчи, в котором она просит рассказать на страницах «Вечерки» о ее героическом отце и Почетном гражданине Макеевки Александре Брехове. «Папа много рассказывал о войне нам, детям и внукам, — написала Наталья Александровна. — Но сейчас, когда его уже четыре года нет с нами, понимаю: не обо всем успела расспросить…».

Когда жизненный путь человека пройден со смыслом, то и рассказывать о нем можно бесконечно. У Александра Васильевича Брехова биография именно такая: содержанием в ней был наполнен каждый день. В постоянном движении и на передовой даже в мирное время, он много лет возглавлял Совет ветеранов Советского района, изо дня в день всей душой радея о ветеранских проблемах, как о своих, не позволяя себе даже думать о болезнях, а еще он очень любил жизнь…

«Нерв армии» — так называли фронтовую связь

К трудностям и работе сын потомственного казака Василия станицы Ново-Цымлянской Саша Брехов привык с детства. И когда грянула война, уже в декабре
41-го шестнадцатилетним парнем он пошел на укрепительные работы под Ростов. Рыл окопы, валы, участвовал в строительстве дотов и дзотов. Руки в кровавых мозолях коченели от мороза, пальцы примерзали к дереву и железу. Бесконечные налеты фашистских стервятников разрушали сделанную работу. Приходилось по несколько раз начинать все сначала.

Еще опаснее и труднее был путь перегона колхозного скота за Волгу, в котором участвовал и Александр, через открытые и сухие, калмыцкие степи. Люди и животные постоянно были под прицелом врага…

С ноября 1942-го Александр Брехов начал свой боевой путь в 387-й стрелковой дивизии, сформированной в июле 42-го в Актюбинске. Битва за Сталинград была первым боевым крещением рядового бойца-связиста Брехова.

«На фронте без связи, которую называли «нерв армии», не обойтись, — читаем из письма Натальи Александровны, — нужно было обеспечивать круглосуточное сообщение между штабами полка и батальонами. Папа рассказывал, как рвались снаряды, пули градом летели, а связисты обязаны были зорко следить за ситуацией, вовремя и оперативно соединять поврежденный кабель. Каждый раз отец, рискуя жизнью, лез в самое пекло боя…».

С дочерью Натальей

Их осталось 13… из семисот

После освобождения Ростовской области 387-я стрелковая дивизия вышла на рубеж Миус-фронта, где держала оборону до 17 июля 1943 года. Оттягивая часть немецких войск на себя с Орловско-Курского сражения, дивизия перешла в наступление. Прорвала укрепленную фашистскую оборону на реке Миус и подошла к Саур-могиле, отрезая передний край немцев от пополнения их частей резервами.

«Тяжелейшие бои шли за каждую пядь Саур-могилы. Трудно даже передать, что творилось вокруг, — с болью в груди вспоминал фронтовик. — Все было в дыму, гари, огне… Земля превратилась в серо-кровавый пепел, перемешанный с разбитой техникой и телами убитых и раненых. Стон, крики, вой снарядов, лязг гусениц танков, визжащие трассирующие пули, которые безжалостно уничтожали наших бойцов и постоянно разрывали телефонную связь между командными пунктами…».

Александру приходилось беспрерывно проползать по линии связи, чтобы найти и исправить повреждение. И даже когда его ранило в ноги, он продолжал выполнять свой воинский долг. Из батальона к утру осталось в живых всего 13 человек, да и боеприпасы закончились. Но когда взошло солнце и рассеялся дым, стало ясно: немцы отступили, а на Саур-могиле развевалось красное знамя…

После пополнения 387-я стрелковая дивизия была переброшена под Мелитополь, к реке Молочной. Весь путь проходил в жестоких и кровавых боях. Дрались за каждый метр родной земли. Так дошли до Днепра и Большого Токмака, а потом был Перекоп…
Из письма Натальи Перемышкиной: «Вот что рассказывал о боях на Перекопе мой отец: «7-го апреля 1944 года началось освобождение Крыма. На сухопутном восьмикилометровом перешейке Перекопа два часа беспрерывно били по немцам до покраснения стволов 2500 орудий, не считая «катюш», танков и самолетов… Сначала заняли всего 500 метров перепаханной земли, а потеряли тысячи бойцов. Но каждый из них сражался до последнего вздоха… От дыма и гари день превратился в ночь. В такой тьме танки, шедшие в наступление, сталкивались друг с другом. Приходилось действовать отчаянно и самозабвенно. Так дошли до Севастополя, подойдя с северной бухты…».

Линия судьбы связала его с Донбассом

После освобождения Крыма 387 стрелковая дивизия была переименована в Перекопскую и в боях уже не участвовала. Но Александр Васильевич служил еще четыре года — его откомандировали на учебу в пехотное училище в Астрахань, а потом — на службу во Владивосток. Служил в штабе Дальневосточного военного округа. И только в июле 1949 года был демобилизован, вернулся на Донбасс. Приехал в Макеевку. Здесь работала его любимая девушка Клава. Она провожала его на фронт, ждала, писала почти каждый день письма, а он отвечал ей стихами…

В Бессмертном полку

62 года вместе прожили Клавдия и Александр. Всю жизнь царили в их семье любовь, понимание и уважение. Воспитали дочь Наталью и сына Александра. Дождались внуков и правнуков. Тридцать лет своей трудовой деятельности Александр Васильевич отдал шахте 13-бис — был начальником отдела кадров, начальником снабжения, бригадиром крепильщиков. Выйдя на пенсию, 15 лет возглавлял Совет ветеранов Советского района. Его уважали за честность, принципиальность и кропотливость в работе. Через своё сердце пропускал судьбы защитников Родины, отдавших свою молодость и здоровье во время той страшной войны. Он вникал в их проблемы и спешил помочь…

Из письма Натальи Александровны: «В 2013 году папа приехал погостить ко мне в Керчь. Мы решили съездить в Севастополь, в места боевой славы. Я видела, как волнение переполняло его сердце от нахлынувших тяжелых воспоминаний о давних событиях. На Сапун-горе, куда мы поднялись, на обелиске Славы отец, мой славный ветеран, нашел номер и имя своей дивизии – 387-я стрелковая Перекопская. Склонилась седая голова фронтовика к обелиску, слезы и радости, и боли потекли по щекам… Спустя почти 70 лет узнал он и ту северную бухту Севастополя, где находилась его часть, и Графскую пристань, и места самых тяжелых боев. Забыть это невозможно…

Священным праздником для папы всегда был День Победы. Надевал он свой парадный костюм с фронтовыми медалями «За отвагу» (первая его награда за взятие Саур-Могилы), «За боевые заслуги», ордена «За мужество» II степени, Отечественной войны II степени и с трепетом выходил на парад, вновь становясь тем бравым и отважным бойцом. Теперь храню эти награды в память об отце, чтобы передать их своим внукам, когда они подрастут. Теперь мы, его семья, с гордостью поднимаем портрет своего отца, деда и прадеда в Бессмертном полку 9-го Мая, отдавая тем самым дань памяти и свою безграничную любовь.

«Низкий поклон всем
живым ветеранам,
Светлая память павшим в бою.
Не залечить их душевные раны,
Для нас они будут
в вечном строю…».

Подготовила Ольга Бандурка. Фото из архива семьи.