Игорь Дмитриевич прожил достойную жизнь, посвятив ее служению Отечеству. Его всегда отличали верность лучшим офицерским традициям, безупречный профессионализм и преданность долгу.
В непростое для страны время он много сделал для укрепления обороноспособности и безопасности России.

Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Эти слова адресованы человеку, который самые дорогие для каждого из нас годы — детские — провел в Макеевке. Просто жизнь сложилась так, что люди его поколения детство свое вспоминают не-охотно — очень уж много испытаний легло тогда на их хрупкие плечи. Но, возможно, благодаря пережитому, да еще доставшемуся по наследству горняцкому характеру сумел макеевский школьник Игорь Сергеев самым достойным образом вписать свое имя в историю великой страны.


Детство и люди в личных воспоминаниях
«Мои родители — Дмитрий Яковлевич и Валентина Дмитриевна Сергеевы — простые люди. Отец с тринадцати лет шахтёр-лампонос. Мама, дочь брянского нэпмана, вынуждена была после смерти матери уйти из дома. В поисках пропитания оказалась на Украине. Там они встретились с отцом и породили меня.

Я родился 20 апреля 1938 года в городе Верхний Ворошиловградской области. Но мне ещё не исполнилось и года, как я оказался в таком же маленьком шахтёрском городке Макеевка Сталинской области, где осознал, что я уже, в общем-то, родился…» (И.Д.Сергеев).

Валентина Дмитриевна была домохозяйкой и окружила сыновей Игоря и Юру материнской заботой. Дмитрий Яковлевич, в дальнейшем получив дополнительное образование, стал расти по службе и в итоге возглавил крупное предприятие. В воспитании был очень строг и всегда контролировал учебу и жизнь сыновей. Такое отцовское участие в жизни мальчиков, а также усердие, которое проявляли Игорь и Юра в учебе, дали свои плоды: оба окончили школу с золотой медалью.

«В 1941 году отец ушёл на фронт. Война застала меня с бабушкой и мамой в Макеевке. И, будучи ещё трёхлетним ребёнком, я уже осознал, что такое война, каковы ее унижения над всеми взрослыми и надо мной, маленьким. Ходил по просьбе бабушки по кухням. Бабушка говорила: иди к итальянцам, они дадут обязательно что-нибудь, а к немцам не ходи, к румынам не ходи, там могут и побить.

Я помню, где расквартировывались немцы, румыны или итальянцы… Видел, как издевались над женщинами, бросали какие-то гранаты безосколочного действия, которые взрывались красным, синим и оранжевым светом. Было очень красиво и страшно…»

«…Школа, в которой я учился (начальная — ред.), была мужская. Жёсткий мужской коллектив, где в туалетах было полно дыма от папирос… Там случались и драки. Туалет был самым тайным местом, в который страшно было заходить, но все стремились туда заглянуть. Редко-редко туда захаживали самые смелые руководители школы. Это были, как правило, директор и завуч.

В первом классе вместе с нами, 7-летними, учились ребята на 5-6 лет старше нас. Они сидели в нашем классе, за одной партой, и казались нам, малышам, взрослыми дядями. Это были мальчишки, которым в оккупации не довелось учиться в школе. И это вносило свой колорит в иерархию школьного коллектива. Все малыши стремились заполучить друзей среди взрослых мальчишек, которые смогли бы тебя защитить. Те, кто мог, всегда просили у мамы в школу двойной бутерброд, чтобы угостить старшего «дядю», который ограждал тебя от неприятных стычек…»

«…Моя первая учительница, Ирина Родионовна, жена директора школы, была строгим и вместе с тем очень опытным педагогом. Вообще учителя были, как нам тогда казалось, такими умными и всезнающими. Думаю, это действительно так и было. Они нам многое дали, многому научили, и главное, что мы, ученики, от них переняли — стремление узнать как можно больше.


И все мы в классе стремились выучиться, по-настоящему овладеть знаниями…»
«…Закончилась война, и улицы городка оказались заполненными блестящими военными, с орденами и медалями, на которых я очарованно смотрел, как все мальчишки и даже девчонки. Тогда и появились наши кумиры, и ты непременно хотел стать в будущем военным.

Но было и страшное зрелище, особенно на подступах к рынку. В магазинах ничего не было. К магазинам просто ходили на ночь занимать очередь, ставили чернильным карандашом номерки, и всю ночь надо было стоять в очереди, чтобы тебе отрезали пайку хлеба, настолько сырого, что из него лилась вода. Всё поле рынка и все подступы к нему были заполнены «колясочниками» (на шарикоподшипниках) — людьми, искалеченными войной. Страшное зрелище по своей безысходности, по своей крайне нервной неуравновешенности…» (И.Д. Сергеев).

Через тернии — к превратностям судьбы

В 1955 году сын донецкого шахтера, ветерана Отечественной войны Игорь Сергеев окончил школу, и отец повез его в Москву, в МГУ. Прошел Сергеев собеседование в университете… и тайком от отца уехал в Ленинград, сдал документы в военно-морское училище.

В 1960 году Сергеев стал инженером плавсостава, получил диплом по специальности «Системы управления ракетным оборудованием» и был направлен… в Луцк, где формировалась бригада Ракетных войск стратегического назначения. Так ему и не удалось связать свою жизнь с морем, пройтись в парадной форме с морским кортиком.
С первых дней службы молодой офицер постигал инженерную практику, ракетное вооружение, вырабатывал высокую требовательность к себе и подчиненным. Игорь Сергеев прошел ступени заместителя командира батареи, главного инженера дивизиона, начальника инструкторской группы. В звании майора его назначили начальником штаба ракетного полка.

С этой должности направили на учебу в Военную академию имени Ф.Э. Дзержинского, которую подполковник Сергеев окончил с отличием, став командиром полка, а вскоре — начальником штаба дивизии.

В 38 лет он уже командовал дивизией. Через три года — вновь учеба в Военной академии Генерального штаба и должность начштаба Винницкой ракетной армии — мощнейшей стратегической группировки того времени. Затем последовал перевод в Москву, в ракетную Власиху на должность начальника оперативного управления Главного штаба РВСН. Затем были посты начальника оперативного управления штаба Ракетных войск, первого замначальника штаба, замглавнокомандующего Ракетными войсками.
26 августа 1992 года впервые на конкурсной основе первый «мирный» ракетчик генерал-полковник Игорь Сергеев назначен главнокомандующим РВСН.

Судьбой ему было предначертано пройти очень сложный период в собственной жизни, в жизни уничтожаемой на его глазах страны и ее Вооруженных Сил. Игорь Сергеев повел себя, как некогда лучшие царские офицеры, сделавшие все, чтобы сохранить в условиях большевистского режима и армию, и флот, и Россию.

Не разжать «ядерный кулак»

Распад Советского Союза мог привести к самым трагическим последствиям. Началась процедура вывода ракетно-ядерного оружия с территорий бывших союзных республик, и разговор зашел о ненужности этого вида вооружения. Если бы не твердая позиция тогдашнего главкома РВСН, сложно сказать, до какого уровня опустилась бы теряющая силу Россия. Генерал-полковнику Сергееву не только удалось сохранить боеготовность группировки, но и в очень стесненных материальных условиях поставить на дежурство под Саратовом полк, оснащенный ракетными комплексами «Тополь». А при наличии такого аргумента не считаться с Россией никто уже не мог себе позволить.


В труднейших условиях стремительного распада армии Сергееву удавалось обеспечить сносные условия службы, жизни и быта в подчиненных ему войсках. Он умел добывать для своих солдат и офицеров не только материальную пищу, но и духовную: в подмосковной Власихе, где находится главный штаб РВСН, был возведен храм святого подвижника Ильи Муромца. В те годы российской армии — разоренной, ославленной в прессе — действительно оставалось уповать только на Бога.

В кратчайшие сроки в 1990-е годы нужно было решить сложнейшие задачи по выводу на территорию России ракет, ядерных боеприпасов, компонентов ракетного топлива из Белоруссии, Казахстана, Украины. Тогда предстояло выполнить более 50 тысяч(!) опасных работ, в том числе связанных с ядерной безопасностью. Все было сделано успешно, без единого инцидента.

Сохранив российский «ядерный кулак» в качестве надежного гаранта безопасности, именно Сергеев ввел в практику стратегических войск стопроцентное боевое дежурство и сам неоднократно заступал на дежурную смену.

НАТО не ожидало

В мае 1997 года на коллегии Министерства обороны под руководством президента России главкомы докладывали о состоянии дел в войсках. Когда дошла очередь до Сергеева, Верховный главнокомандующий остановил его и, обращаясь к членам коллегии, сообщил, что есть предложение назначить генерала армии Сергеева временно исполняющим обязанности министра обороны Российской Федерации.

После испытательного срока, который длился около месяца, Сергеев был назначен министром обороны РФ и в течение четырех лет занимал эту тяжелую, ответственную должность. В ноябре того же года ему — первому в истории современной России — было присвоено звание маршала Российской Федерации.

Спустя полтора года произошло событие, которое благодаря решительной позиции главы военного ведомства значительно укрепило пошатнувшийся авторитет российской армии. Во время военной операции войск НАТО против Югославии отряд российских десантников совершил марш-бросок в аэропорт Слатина в городе Приштин (столица Косово), который в буквальном смысле поверг в состояние шока все руководство Североатлантического альянса.


Де-факто была создана реальная предпосылка к боевому соприкосновению российских вооруженных сил и войск НАТО. Глава государства Борис Ельцин не знал, что делать, был готов в очередной раз все сдать заклятым друзьям. И только маршал Игорь Сергеев сохранял поразительное спокойствие. На переговорах в Хельсинки между Россией и НАТО на уровне министров иностранных дел и обороны он не только снял все возникшие «непонятки», но и конкретизировал миссию российского военного контингента в Косово на несколько последующих лет.

Последний раз в маршальском мундире

Роль министра в Кремле оценили по достоинству, и Указом президента Сергееву Игорю Дмитриевичу было присвоено звание Героя Российской Федерации. К сожалению, в 2000 году случилась трагедия с атомоходом «Курск», из-за которой (она до сих пор называется одной из главных причин) в марте следующего года маршал Сергеев был отправлен в отставку. Отработав три года помощником главы государства по вопросам стратегической стабильности, он возглавил созданный по его же инициативе Клуб военачальников РФ. Эта общественная организация функционирует до сих пор и выполняет уставные цели и задачи, которые разрабатывались еще Игорем Дмитриевичем.

Однажды в Клуб за помощью обратилась Галина Яковлевна Джугашвили (внучка Сталина), решение о выплате ей дополнительной пенсии принималось на заседании правления Клуба военачальников. Было высказано сомнение, мол, это может быть неправильно воспринято руководством страны, поскольку фигура Сталина по сей день остается неоднозначной. Игорь Дмитриевич расставил все на свои места одной фразой: «Она — дочь советского офицера, погибшего в фашистском плену, и внучка генералиссимуса, которого никто этого звания не лишал». И Галина Яковлевна ежемесячно до конца своих дней получала пенсию от Клуба военачальников РФ.
В конце ноября 2005 года, в День матери, Игорь Дмитриевич предложил собрать вместе вдов маршалов, видных генералов и адмиралов и устроить посиделки по-семейному: с чаем, конфетами. Каждой был подготовлен скромный подарок от Клуба. Женщины были потрясены проявленным к ним вниманием, многие не скрывали слез и были счастливы от того, что их не забыли. Приехала на праздник и вдова бывшего первого заместителя МВД СССР генерал-полковника Бориса Елисова, но подняться на второй этаж не было сил — не позволила болезнь ног. Доложили об этом маршалу. Он взял букет цветов и сам спустился к ней. Обнял пожилую женщину, пожелал всего самого хорошего и лично проводил до машины.

В последний раз Игорь Дмитриевич надел маршальский мундир в конце августа 2006 года. Клуб военачальников организовал поездку группы суворовцев и нахимовцев по местам боевой славы на Украине, в Белоруссии и Болгарии. Надо было напутствовать ребят, и маршал решил это сделать лично.

Был один сомнительный момент. Игорь Дмитриевич мог говорить только шепотом и с трудом передвигался, опираясь на палку-костыль. Но все были в очередной раз поражены силой характера военачальника. Он вышел без костыля, с улыбкой, крепко пожал руку каждому мальчишке. Ничего не подозревавшие, они подумали, что маршал просто немного охрип…

Игорь Сергеев умер 10 ноября 2006-го от тяжелого гематологического заболевания крови. Похоронили маршала РФ на Троекуровском кладбище Москвы.

«Врать не могу»

Сорок шесть лет Игорь Сергеев отдал военной службе. Более 20 лет служил на одинцовской земле. Теперь один из микрорайонов Одинцово носит его имя. Решение об увековечении памяти маршала Сергеева приняли и на его родине, в Макеевке, — на школе №22, которая носит имя маршала Российской Федерации Сергеева Игоря Дмитриевича, открыта мемориальная доска, а к 70-летию со дня рождения ему установлен памятник.
В 2017 году в Высшем военно-морском училище имени Нахимова, которое в 1960 году окончил с отличием будущий маршал, состоялась торжественная церемония установки памятной доски в его честь. В Севастополе в 80-ю годовщину со дня рождения первого маршала РФ в училище ему установили памятник. Его имя носит одна из учебных аудиторий командно-инженерного факультета Военной академии РВСН имени Петра Великого. 18 апреля 2013 года в Клубе военачальников РФ в Москве открыт мемориальный кабинет Игоря Дмитриевича Сергеева.

А еще его министерская биография уникальна тем, что он пережил 3(!) отставки правительства, но каждый раз его снова утверждали в должности.

Игоря Дмитриевича часто просили взяться за книгу воспоминаний. Предлагали свою помощь. Он отнекивался: «Писать всю правду не имею права, а врать не могу».

Возвращаясь в детство

Остается добавить то, что известно только макеевчанам — в 2001 году Игорь Сергеев приезжал в родной город и, разумеется, не обошел стороной и место, где познавал азы наук и уроки человечности, где формировался характер мальчишки, будущего маршала — СШ №22. Искренне радуясь встрече, Игорь Дмитриевич обнимал одноклассников, вспоминал их поименно. Станцевал вальс в паре со своей одноклассницей Светланой Коломийцевой. Было сказано много теплых слов, заново пережиты трепетные моменты юности. Маршал увез с собой подарки от одноклассников, макеевского городского головы Василия Джарты и клуба «Нептун».

…Игорь Сергеев был не только выдающимся грамотным военачальником, он прекрасно разбирался в окружавших его людях.

О своих земляках он говорил так: «Я знаю, что здесь живут люди, которые всегда будут стремиться к братству с российским народом. А вместе нам ничего не страшно. Мы будем идти только вперед — по пути демократических свобод и экономического развития».

Подготовила Инна САЛАМАХИНА.

Благодарим директора СШ №22 Тамару Анохину
за помощь в подготовке публикации.