Где бы вы ни встретили этого человека, вы непременно его узнаете. Не только по приметной внешности — неизменной широкополой шляпе, элегантному костюму или плащу, этюднику наперевес. Все дело во взгляде — пронзительном взоре маэстро, который даже в обычных серых буднях способен разглядеть поэзию. Увидеть — и непременно перенести ее на холст.


Да-да, это всё о нём — о маэстро Гарри Руффе, Заслуженном художнике Украины, Почетном гражданине нашего города, члене Международного союза художников за мир. Не верится, что сегодня Гарри Вильгельмовичу, чье имя уже давно стало брендом Макеевки, исполняется 90. К этой красивой дате в нашем художественно-краеведческом музее в 14 часов открывается его персональная выставка «И божество, и вдохновенье, и жизнь, и слезы, и любовь!», название которой тонко отображает судьбу нашего земляка — как палитра, наполненную разнообразными цветами и оттенками.
Родился Гарри Вильгельмович в маленьком херсонском селе, в простой, интеллигентной семье. Родители были педагогами: папа Вильгельм Руфф преподавал химию, мама Марта знала 5 языков. Уже тогда, почувствовав внутреннюю тягу, он начал браться за кисть. В школе для стенгазет рисовал Чапаева и других героев гражданской войны. Яркие краски жизни сгустились в 1941-м. Родителей — этнических немцев — сослали в Сибирь. У репрессированной семьи начались переезды: село Кожевниково Томской области, город Ленинск-Кузнецкий… Но именно в этом северном городе Гарри Вильгельмович познакомился с маститыми художниками, начал серьезно заниматься живописью.

В послевоенные годы на немцев были страшные гонения. Чтобы в Ленинске-Кузнецком всегда знали, где именно я нахожусь, предписывалось 2 раза в неделю отмечаться в комендатуре. В Иркутске, куда я поступил в училище, комендатуры не было, но тем не менее никто не хотел брать на себя ответственность за студента-немца. Поэтому меня отправили обратно в мой город. Однако мечту стать художником я не забросил. Работал в театре, создавал афиши, декорации. Встречался с интересными людьми, даже с Леонидом Утесовым и Александром Вертинским посчастливилось познакомиться. И, конечно же, учился живописи, ходил на пленэры. До сих пор считаю, что лучшие уроки мастерства мне дала в ссылке репрессированная немка, преподаватель Суриковского института Ирма Герц, — рассказал «Вечёрке» Гарри Вильгельмович.

В Макеевку я приехал в 1959-м, — продолжает рассказ наш собеседник. — 32 года проработал на металлургическом комбинате — художником-оформителем в прокатном цехе №2. Делал всю наглядную агитацию, оформлял красный уголок, занимался дизайном. Стенная печать «Проката-2» тогда гремела, ее даже выставляли на ВДНХ. Когда меня принимали на работу, начальник цеха поставил задачу: второй прокат должен получить звание «Цех коммунистического труда».
А это, кстати сказать, было возможно только при самом передовом оформлении. Мы с помощниками хорошо поработали, и цеху однажды присвоили это звание.


С первого взгляда маэстро Руфф был очарован и дивной природой Донбасса. Каждую свободную минутку старался запечатлеть ее красоту на холсте. В 1963-м пять работ Гарри Вильгельмовича впервые выставили в музее. Но на областной выставке в Донецке случилось непредвиденное — картина «Маки» бесследно исчезла. Художник до сих пор не знает, где и у кого она находится, а тогда… Пытался разыскать дорогое сердцу полотно. Безрезультатно. Вернувшись домой из милиции, в порыве эмоций собрал все кисти с красками и выбросил в окно. После этого случая не писал целых 20 лет.


И, быть может, больше бы и вовсе не расчехлил этюдник… Но в жизни Гарри Вильгельмовича появилась Муза — супруга Тамара Сергеевна. Как и положено Музе «по штату», появилась для того, чтобы уже навсегда возвратить его в мир искусства…

С Тамарой мы познакомились у друзей, — вспоминает маэстро. — Придя ко мне в гости, она случайно наткнулась на несколько запылившихся этюдов (они неожиданно выпали из антресоли). Удивилась, конечно, что я художник, и… Однажды, придя домой, увидел в комнате роскошные подарки — холсты, кисти, краски… Уже потом я узнал, что Тамара на Арбате нашла знакомого художника, который и привез мне весь этот дефицитный по тем временам товар. С этого дня, можно сказать, я получил сильнейший творческий импульс. И муза Тамара продолжает вдохновлять меня на творчество уже почти 40 лет.
На полотнах маэстро Гарри Руффа запечатлены поэтические образы родной Макеевки, а еще — Святогорья, Крыма, Хорватии, Нидерландов, Бельгии, Франции… Число персональных и международных выставок год за годом растет в геометрической прогрессии. Его работы видели Париж, Брюссель, Амстердам, Пекин и другие крупные города планеты. А в 2015 году в столице Бельгии макеевчанину вручили Золотую кисть мира!


Мероприятия, приуроченные 70-летию Великой Победы, тогда проходили по всему миру. Свое творческое «Нет!» войнам высказали и лучшие художники планеты. В самом сердце Европы — Брюсселе — прошла Международная выставка живописи «Кто может дать нам мир?». На этот многонациональный форум съехались больше 80 мастеров кисти из Канады и Франции, Польши и Китая, Голландии и Японии… Участников выставки отбирали более чем серьезно, оттого особенно приятно, что среди приглашенных в Брюссель был и Гарри Руфф. Для участия в международной экспозиции устроители отобрали картину «Чтобы помнили», на которой изображен мемориал «Твоим освободителям, Донбасс!», а также работу «Воронцовский парк».

Вы знаете, эта удивительная поездка запомнится мне навсегда, — поделился с нами художник. — Во-первых, конечно же, общением, ведь когда на одной творческой площадке встречаются художники из разных стран, хочется говорить и говорить! А еще, только представьте, что с самой масштабной трибуны Европы — трибуны Европарламента — мне представилась возможность произнести речь. Конечно же, говорил я там о мире, о 70-летии Великой Победы; о том, что нужно сделать все возможное, чтобы войны навсегда ушли в прошлое.


Там же, в Европейском парламенте, макеевчанина приняли в Международный союз художников за мир. В знак того, что маэстро Руфф в красках воплощает идеи единства и согласия, ему вручили почетную награду — Золотую кисть мира.


Уверены, что сегодня и на открытии выставки в музее, и в гостеприимном доме именинника будет просто яблоку негде упасть. Наверняка Гарри отложит кисти с красками и, внемля просьбе родных и друзей, возьмет в руки гитару, чтобы исполнить любимые цыганские романсы. Работать в мастерской, скорей всего, в свой день рождения он не будет. Но только сегодня, в свой праздник, потому что больше одного дня без творчества прожить он не может.
Здоровья вам и вдохновения, Гарри Вильгельмович, и новых полотен, дарящих всем, кто с ними душевно соприкасается, умиротворение, спокойствие и красоту!


Ольга Зайцева, фото Александра Петрова.