Время, пожалуй, — один из важнейших ресурсов, коим располагает человечество. Нам всегда его не хватает, поэтому мы так тщательно окружаем себя всевозможными механизмами, непоколебимо ведущими свой отсчет. Компьютеры, смартфоны, планшеты и прочие электронные гаджеты в любой момент могут точно показать «который час».
Однако старые добрые наручные часы рано списывать со счетов. Став сейчас по большей части элементом стиля, основную свою функцию часы все же выполняют исправно. А поддерживать их работоспособность призваны особые мастера — часовщики. В чем же специфика работы по ремонту хронометров, нам рассказал Георгий Манукян, человек интересной судьбы, который всю свою жизнь, а, точнее, полвека отдал именно этой профессии, выбранной однажды и навсегда…

Часовая мастерская, что по улице Ленина


Мы застали мастера за работой. Склонившись над изделием со специальной лупой, Георгий Манукян скрупулезно и, что называется, «на выдохе» менял очередную деталь. Еще бы, если при сборке что-то повредить, есть вероятность того, что часы уже не восстановить. И пока мастер трудился, у нас было время рассмотреть его мастерскую, в которой, куда ни кинь взгляд, повсюду часы: справа настенные заняли свое место от потолка до пола, слева — стеллаж с абсолютно новыми, на любой вкус тикающими ходиками, два короба просто навалом тех часов, которые почему-то стали не нужны их бывшим хозяевам, а прямо – рабочий стол с диковинным инструментом и реанимированными изделиями, которые смогут еще послужить человеку. Наверное, так и должно быть там, где времени возвращают вторую жизнь. В помещении, где работает Георгий Цолакович, очень чисто, и наш собеседник объясняет ревностное отношение к порядку объективными причинами: любая случайно попавшая внутрь часов соринка — и механизм может вновь в любой момент выйти из строя…

Сегодня мастер с одного взгляда может определить возраст часов, какой в них механизм и буквально на слух найти поломку. Таких опытных профессионалов осталось очень мало. Работа часовщика — сложная, тонкая, искусная. Иногда ее сравнивают с профессией ювелира, ведь здесь тоже необходимы твердая рука и острое зрение. Георгию Цолаковичу 70 лет (!), но он полон сил и энергии, занимается любимым делом и имеет большие планы на будущее.

— Я счастлив, что работаю часовщиком. Ко мне приносят и неисправные, и разбитые часы, а я даю им вторую жизнь и радуюсь, когда они снова начинают идти. Иногда даже вижу, как с ними обращались, какой у них хозяин… Я это чувствую. Как? Просто опыт.
Когда мастеру приносят остановившиеся часы, он их разбирает, проводит диагностику поломки, определяет, какие детали следует заменить, а также изготавливает новые или доводит до нужных параметров имеющиеся запчасти. Бывает, достаточно почистить механизм, чтобы часы заработали, как новенькие. Когда неисправность устранена, мастер собирает их заново и несколько дней наблюдает за изделием, не дадут ли сбой.

Работать не поднимая головы


Часовых дел мастер — профессия со средневековым привкусом. Учатся этой науке часто кустарно, опыт передается от мастера к ученику. Так получилось и в жизни нашего героя. В далекие 60-е он жил, учился и работал в Ереване.

— Сначала я был учеником токаря на заводе по производству холодильников «Арагац», — вспоминает Георгий Цолакович. – Потом меня призвали в армию, а когда через два года вернулся в родной город, возвращаться на завод не было желания.

Тогда родной дядя предложил Георгию посмотреть на работу часовых мастеров и привел его в знаменитый Ереванский павильон, где в то время трудились лучшие мастера своего дела.

Когда Георгий впервые открыл крышку часового механизма, то увидел какой-то свой, особенный мир, который тикает и живёт по только ему ведомым законам. Скорее всего, именно тогда он понял, что эта тема захватит его надолго. Так и получилось. Полгода молодой ученик собирал знания буквально по крупицам и постигал азы новой и увлекательной профессии, наблюдая за работой знаменитых армянских мастеров, к которым учиться приезжали даже из-за рубежа. Затем пришло время трудиться самостоятельно.

Начинал с ремонта таких часов, как “Звезда”, “Победа”, “Луч”, “Восток”. Работать приходилось очень много, ремонт часов был востребован. Вспомните, мужчины носили этот аксессуар с гордостью. Сочетание шляпы с наручными часами создавало образ успешного, стильного человека. Часами гордились, к ним бережно относились и даже передавали по наследству.

— Во времена моей молодости, — рассказывает мастер, — без часов практически никто не ходил. Люди, работая на производстве, боялись опоздать даже на минуту, потому что за это штрафовали и лишали премии. Забегали в мастерскую, оставляли часы со словами: «Сделать надо срочно, вечером заберу…». Бывало, я головы не мог поднять за целый день, все ремонтировал, порой забывая, кто о чем просил…

Время летело. Став на ноги, Георгий женился, в семье родились трое детей, была квартира, машина. Хорошее время… Но все поменялось, когда после распада Советского Союза на армянскую землю пришла Нагорно-Карабахская война. Десять лет семья Манукян пыталась выживать в тяжелейших условиях, последней каплей стало жуткое событие – ограбление часовой мастерской Георгия Цолаковича. В один момент собрались и выехали за границу как беженцы…

Латай, часовщик, делай дело!

Но на этом перипетии в судьбе нашего героя не закончились. По сложившимся обстоятельствам, он выехал к своей семье через некоторое время, и миграционные службы Голландии, где на тот момент находились его жена и двое сыновей, отказали Георгию Цолаковичу во въезде в эту страну. Его приняла Испания, шесть месяцев он находился там. Работал в обувной мастерской, ни на что не жалуясь, только с отчаянием наблюдал, как день ото дня грубели пальцы, а ведь для часового мастера это неприемлемо, и если пропадет чувствительность рук, о своей любимой профессии можно забыть. Кстати, сегодня почти идеальные руки мастера сразу притягивают к себе внимание – гладкие, чистые, ухоженные…


— И только через время, — вспоминает Георгий Цолакович, — власти Голландии дали добро на въезд, при этом не давая возможности жить с женой и детьми. По их законам, надо было еще доказать, что мы являемся одной семьей.

Три месяца наш герой прожил отдельно в помещении церкви, искал работу, заходил в магазины по продаже часов, спрашивал, не нужен ли мастер. Когда узнавали, что из бывшего Советского Союза, — не верили, что «оттуда» может быть что-то стоящее, отказывали.

Как-то, не теряя надежды, Георгий зашел в ювелирный магазин, в котором продавались и дорогие часы. Сначала услышал то же, что и везде, но настоял: «Проверьте, какой я мастер, потом делайте вывод!». Удивлению не было конца, когда хозяин магазина вынес двое золотых часов фирмы «Ролекс», муж-ские и женские, усыпанные бриллиантовой крошкой, протянул их мастеру: «Бери, делай!» и не взял даже телефона для связи. Просто поверил. Через неделю Георгий Цолакович принес их назад с исправно и послушно движущимися стрелками. И сейчас помнит он, как хозяин заплатил ему 50 евро. Потом, предложив присесть и выпить кофе, стал кому-то звонить. Через некоторое время пришел человек, который держал магазин часов. Ювелирщик переговорил с ним, показал брегеты. Только через время Георгий Цолакович узнал, что до него эти часы никто не мог отремонтировать, даже мастерская при заводе по изготовлению хронометров. Продавец принес принятому на работу мастеру целую коробку различных ходиков: «На, делай свое дело!». За каждые отремонтированные часы Георгий Цолакович получал 3-5 евро и каждый день благодарил Бога за работу…

Ко всем трудностям – по–философски…

Через три года семья Манукян вернулась в Армению с надеждой, что все за это время поменялось. Но разочарование пришло сразу, как только ступили на родную землю. Ничего не получалось и с работой. Поэтому продали все свое имущество и поехали к дочери, которая с мужем жила в Макеевке.

Надо сказать, что Макеевка уже была знакома нашему герою. Ведь еще до службы в армии он приезжал сюда к своей невесте Розе, которая на тот момент работала в детском саду музыкальным работником. Здесь же позже отпраздновали свадьбу, как, впрочем, потом и в Ереване…

С высоты своих прожитых лет Георгий Цолакович научился принимать от судьбы все, что бы она ему не преподносила. И к тому, что опять приходится переживать трудные времена, подходит философски.

— Надо быть благодарным и радоваться жизни, — говорит мастер. – Если сегодня у меня есть возможность заработать на хлеб, слава Богу, рядом со мной вся моя семья, мы вместе, а значит, все выдюжим, — улыбается Георгий Цолакович, и мелкие морщинки россыпью собираются вокруг его глаз…

Профессия часовщика интересна, но в ней очень важны желание работать и усидчивость, нелегко часами сидеть, согнувшись над детальками, паять проводки, все собирать, чистить… А шестерни, которые вращаются внутри, гирьки, пружинки и генераторы колебаний – все это очень маленьких размеров, и к работе надо приноровиться. Еще и появляются хронометры сложной конструкции, на починку которых уходит очень много времени. Но мастер может со всем справиться, получая удовольствие от результатов своей работы.

— Жаль только, что никто из моих детей не захотел продолжить часовое дело, — досадует Георгий Цолакович. — Они выучились и предпочли другие специальности.