Лариса Толстыкина: «Важно было сохранить город»

— События 2014-го для меня стали знаковыми, — так в рамках инициативы Общественного Движения «Донецкая Республика» «Вспоминаем вместе» революционные перипетии прошлого характеризует министр труда и социальной политики ДНР Лариса Толстыкина. В те судьбоносные дни Лариса Валентиновна не оставила родную Макеевку, стала народным лидером и сумела сохранить сложный механизм жизнеобеспечения города в условиях военного хаоса.


Ненависть и глупость Майдана

— Макеевчане неоднократно собирались на митингах перед зданием городской администрации, на Театральной площади, а потом ехали на митинги в Донецк, — вспоминает Лариса Валентиновна.- Мы готовили эшелон неравнодушных граждан и на Антимайдан. Когда люди оттуда вернулись, рассказали о ненависти к Донбассу, русскоговорящему населению. Уже тогда появилась абсолютная уверенность в том, что нужно что-то делать.

Вспоминается фраза, которую в те дни прочитала в одной из газет: «Не понятно, что первично: ненависть, которая порождает глупость, или глупость, которая порождает ненависть». Никто и подумать не мог, что все обернется войной. Была надежда, что нас услышат. На митингах собирались совершенно разные люди – учителя, шахтеры, студенты, пенсионеры, но все они были объединены одной идеей.

Когда 7 апреля активисты взяли ОГА в Донецке, а потом провозгласили Донецкую Народную Республику, по словам Ларисы Валентиновны, у народа появилось ощущение, что это единственно верный выход из сложившейся ситуации. Донбасс заявит о себе, его услышат и пойдут навстречу.

— Однако Славянск все перечеркнул. 12 апреля там началась антитеррористическая операция. Тогда никак не укладывалось в голове, что в людей могут стрелять и убивать их… – с нотами разочарования в голосе говорит наша собеседница.

«Я на месте, я работаю, я с вами, город живет»

— Помню 13 апреля… Это было Вербное воскресенье 2014-го. Мы с мужем утром святили вербы. А в обед возле гор-исполкома активисты организовали митинг. Они позвонили мне и попросили приехать. Конечно, я все бросила и поехала. Когда была уже рядом с горадминистрацией, позвонили еще раз и попросили выступить на митинге. И вот тогда нужно было найти правильные слова. Вспоминаются неповторимые ощущения, когда ты выходишь к людям, которые хотят слышать, что ты с ними, когда нужно оказать поддержку и подарить надежду.

С другой стороны, ты все еще представитель власти, отношение к которой стало неоднозначным. И вот этот кредит доверия, который получаешь от народа, огромным грузом ложится на плечи. Было эмоционально трудно… Но 13 апреля я дала присягу народу, что буду с ними до конца, что бы ни случилось.

«Сейчас настало очень сложное время. Очень хочется, чтобы сила духа нас не оставляла, чтобы разум преобладал. Я жена боевого офицера. Он прошел Афганистан и знает, что такое жизнь и смерть. Я хочу, чтобы в нашей Макеевке было мирно и спокойно. Обещаю, что буду защищать права макеевчан. Мы живем в Донбассе, в Макеевке – в городе сложной судьбы и крепких людей. У нас должны работать садики и школы, наши люди должны получать зарплату, и мы должны жить счастливо», — такие воодушевляющие слова произнесла на митинге 13 апреля Лариса Валентиновна.

— На следующий день мы собрались на митинг снова – я подтвердила свои слова: «Я на месте, я работаю, я с вами, город живет», — продолжает рассказ наша героиня. — Ведь все-таки самое главное в этой ситуации – сохранить город, этот большой и сложный механизм (водоснабжение, электроснабжение, больницы, школы и т. д.). Очень важно, чтобы не наступил хаос во всех ключевых сферах жизнедеятельности города. Время показало, что тогда мы все сделали правильно.

— Стоит сказать, что 13 апреля со мной рядом был Александр Игоревич Кофман, который впоследствии стал первым министром иностранных дел ДНР. Он тогда поддержал меня, вселил уверенность.

Рядом были и сотрудницы макеевской администрации Ирина Байдацкая и Анна Редькина, которые очень помогли городу в то сложное время.

Помощь оказывали и активисты митингов. Отец и сын Новаковские, Иван Сергеевич и Сергей Иванович, вошли в первый состав Верховного Совета.

Кто в самом деле сепаратист?

Затем события развивались стремительно, апогеем стала подготовка и проведение референдума – в Макеевке открыли 91 участок.

— Предшествующие этому страшные эпизоды нашей истории – трагедия в Одессе (2 мая), нарастание конфликта в Славянске — привели нас к волевому решению провести референдум, — разъяснила наша собеседница. — Украина сделала все, чтобы люди так проголосовали. Еще большой вопрос – кто в самом деле сепаратист, кто нас отделил и не захотел услышать?

11 мая голосование в городе прошло спокойно и организованно. Коллективы учреждений, где размещались избирательные участки, практически в полном составе вышли на работу, чтобы обеспечить порядок и оказать посильную помощь.
Тогда нас окрылял Крым, и на этой волне эмоционального подъема мы делали все, чтобы воссоединиться с Россией.

Потом события начали разворачиваться неожиданно, никто не думал, что Украина проявит такую жестокость к Донбассу. 26 мая начались бои за аэропорт, 28 мая машина макеевской «скорой помощи» попала под обстрел, в Рудничную больницу города привезли первых раненых… Но мы выстояли.

«Мы не индивидуалисты, мы заботимся друг о друге»

— Сейчас вспоминаю пустую трассу между Донецком и Макеевкой. У меня были ощущения, что мы находимся в фантастической киноленте, что это компьютерная игра или какая-то сюрреальность. Но нужно было работать, сохранить город, поддерживать его жителей, — ответственно заявляет Лариса Валентиновна. — Макеевка одной из первых лишилась бюджетного финансирования. Тогда важно было донести до людей нужные слова, успокоить их. 4 июля главой города был назначен Юрий Иванович Покинтелица.
Но мы все пережили и даже смогли создать новое государство. Во многом благодаря донбасскому характеру – шахтерской закалке. Мы не индивидуалисты, мы заботимся друг о друге. И в беде самоорганизуемся.

Бывает, люди начинают хорошее дело, а потом каждый тянет одеяло на себя, пытаясь занять какую-то нишу или должность. Здесь было совсем по-другому. Все понимали, что, только объединившись, мы сумеем достичь цели. Важно было отстоять и защитить свою Родину, своих дедов, отцов, жен и детей.

И в Москве гремел референдум

 

Алексей Муратов

О том, как референдум о самоопределении Донецкой Народной Республики (для жителей Донбасса) проходил в Москве, лучше всего знают его организаторы и народные лидеры — Алексей Муратов (далее – Алексей Валентинович), руководитель Центрального исполкома Общественного Движения «Донецкая Республика», и Андрей Крамар, советник руководителя Центрального исполкома ОД «ДР» (далее — Андрей Петрович).

Алексей Валентинович: — Во время участия в первых митингах в Москве в поддержку Донбасса Денис Владимирович Пушилин просил, чтобы мы с Андреем Петровичем выстроили работу по оказанию гуманитарной помощи. Так как люди жили на баррикадах, не хватало медикаментов и т.д. Мы помогали по мере сил и возможностей.
Затем встал вопрос об открытии представительства Донецкой Народной Республики в Российской Федерации.

ЛДПР была первой партией, которая подписала Соглашение о сотрудничестве с Донецкой Народной Республикой. Владимир Вольфович Жириновский лично поддержал жителей Донбасса – предоставил помещение (один из офисов партии) для открытия представительства ДНР в РФ.

Андрей Петрович: — Да, он действительно предоставил максимальную помощь, оказал большое содействие нашему делу.
Стоит отметить и казаков. Конечно, относиться к ним можно по-разному. Но только они тогда предоставили нам помещение для размещения гуманитарной помощи.
Алексей Валентинович: — Более того, они сами включились в процесс ее сбора и доставки.
Важно отметить, что Постановлением Президиума ДНР №3 мы были назначены представителями Донецкой Народной Республики.

И самым важным событием на этом поприще для нас стало проведение референдума в Москве. Большое количество людей из Донбасса выехали в Россию, поэтому мы решили организовать для них голосование. Проанонсировали в интернете место проведения референдума. Однако накануне начали поступать звонки о том, что здание заминировано, мы в срочном порядке вынуждены были искать новый адрес. В этом вопросе нас выручило Донецкое землячество в Москве, и мы организовали пункт голосования на крыше одного из зданий по улице Киевская. Начиналось все с 2-3 столов, но уже к десяти утра выстроилась очередь в 2-3 километра до станции метро «Киевская».
Вместе с первыми посетителями прибыли и сотрудники правоохранительных органов – выясняли, почему мы реализуем данную инициативу без согласования с администрацией. Пока они пытались разобраться и получить соответствующие указания от руководства, людей становилось все больше и больше.

Андрей Петрович: — Было так. В 8:30 стали собираться люди для голосования. Это вызвало любопытство участкового. Он позвонил руководству, поступила команда: разогнать собравшихся. Но за это время собралось много людей. Затем участковый был вынужден опять доложить об обстановке и получить соответствующие распоряжения. Но количество участников референдума снова увеличилось – образовалась очередь из трех тысяч человек. В итоге приехал глава московской управы и предложил свою помощь. У нас тогда как раз заканчивались бюллетени. В итоге нам привезли столы, скатерти, воду. Все стало закручиваться на ходу. Администрация Москвы побеспокоилась о том, чтобы на место прибыли сотрудники МЧС, «скорая помощь». Приехало телевидение. Началось все с указания расходиться, а закончилось вопросом: чем помочь?

Мы понимали, что этот референдум не имел какой-либо юридической силы. Но каждый человек осознавал, что все, что он может сделать в этой непростой ситуации, – это поставить свою подпись в нашу поддержку. Люди приезжали голосовать из разных уголков России. Было даже такое: вечером поступил звонок из Екатеринбурга. Человек интересовался, не разойдемся ли мы к тому времени, как он успеет прилететь в Москву. Все люди жили на сумасшедшем энтузиазме! Нам несли хачапури, воду, другие продукты. Несмотря на то, что было достаточно жарко, люди стояли весь день. Не было такого, чтобы кто-то пытался пройти без очереди или схитрить. Некоторые волонтерили, оставив дома детей! Никто не остался равнодушным к ситуации в Донбассе.

Алексей Валентинович: — В течение дня мы установили дополнительно порядка 60-ти столов для голосования, было 150 регистраторов. Даже пришлось продлевать время голосования до 11 часов вечера, т.к. прибыло огромное количество людей. Они открыто показывали паспорта, подтверждая, что они действительно жители Донецка и Луганска.
В украинских СМИ тогда появилась информация о том, что в Донецке террористы под дулами автоматов и пистолетов заставляют людей голосовать. А здесь, в центре российской столицы, – столько народа! Причем официально о референдуме никто заранее не объявлял. Но все же медийно мы переломили ситуацию. Приехали десятки журналистов, люди охотно давали им интервью, не стесняясь своей позиции.
Андрей Петрович: — Под конец референдума даже пытались украсть бюллетени с голосами с персональными данными. Поэтому первое время хранили их у себя дома.
Алексей Валентинович: – При этом мы включили в референдум и вопрос поддержки Луганской Народной Республики. На тот момент как раз шли активные боевые действия в Луганске. В итоге за провозглашение Луганской Народной Республики проголосовали 26 000 человек, за провозглашение Донецкой Народной Республики – 13 000 человек.
Но главное, нам удалось это сделать. Совершенно не ожидали, что референдум вызовет такую волну народного подъема. Предполагали, что проголосуют не более 100 человек, а тут 30 тысяч (точное количество проголосовавших – 30153 человека, количество бюллетеней – 35000)!

Это еще раз подтверждает, что Донбасс – часть Русского мира.

Страницу подготовила Алиса Садекова.