100_4448Говорят, что сердцем можно увидеть то, чего не увидишь глазами. Но что об этом могут сказать те, кто лишен физиологической возможности созерцать этот мир? Да еще и с малых лет? С такой бедой столкнулась семья Черновых, история которых не оставит вас равнодушными.


Первые слезы
Перспективный строитель, молодой макеевчанин Андрей работал на донецком кондитерском предприятии в хлебопекарне. Именно там судьба свела его с красавицей Ольгой, которая в скором времени стала его законной супругой. Все у молодоженов было прекрасно, жизнь шла своим чередом, Оля забеременела. Ожидание появления на свет первенца окрыляло молодого отца. И вот, в сентябре 2007-го родился долгожданный ребенок, которого назвали Максимом.

100_4423Когда мальчику было 3 месяца, ему проводили плановый медицинский осмотр. На тот момент врачи признали его абсолютно здоровым. Однако со временем родители начали замечать что-то неладное. А в 6 месяцев доктора поставили малышу неутешительный диагноз – ретинобластома или рак сетчатки глаза. К сожалению, болезнь обнаружили слишком поздно. Хотя специалист должен был обратить внимание на симптомы у ребенка еще в трехмесячном возрасте. Окулисты местной больницы отправили семью на обследование в институт им. Филатова в Одессе. Там диагноз подтвердили и сразу назначили курсы химиотерапии, которые, увы, ни к чему не привели. В итоге в годик Максиму удалили оба глазика и поставили протезы.

Ретинобластома – что за напасть?
Молодые родители недоумевали: откуда у ребенка взялась эта страшная болезнь, ведь никто в семье никогда не страдал от рака? Действительно, в 50-60% случаев ретинобластома передается генетически (врожденная). Однако имеют место и спорадические случаи. Они встречаются реже и возникают по неизвестным науке причинам. К числу факторов риска негенетической формы относят высокий возраст родителей, их занятость на металлургических производствах, неблагоприятные экологические факторы.

К слову, учение об этой болезни имеет более чем четырехвековую историю (первое описание ретинобластомы дал в 1597 г. Petraus Pawius из Амстердама). Долгие годы ее относили к редко встречающимся опухолям — не более 1 случая на 30000 новорожденных. В последнее же время отмечено увеличение заболеваемости ретинобластомой более чем в 3 раза. По данным Европейской ассоциации офтальмологов, частота ее в популяции составляет 1 на 10 000-13 000 живых новорожденных. Цифра достаточно внушительная, увы.

черноваНовая боль
Однако Ольга с Андреем не отчаивались, старались воспитывать мальчика без каких-либо ограничений для него. Сегодня Максиму уже 7 лет, и он вполне самостоятельный ребенок.

— Макс сам катается на двухколесном велосипеде. Растет в таких же условиях, как и другие дети. Хотя мы всегда боялись лишних вопросов о его здоровье и недоброжелательности других ребят, но этого, слава Богу, не происходило, — рассказывает родная тетя мальчика Александра Филюра.

Время шло, и родители Максима начали задумываться о втором ребенке:
— Мы изучили всю информацию о раке сетчатки глаза и выяснили, что вероятность повтора страшного диагноза – 0,006%. Тогда казалось, что эта цифра не несет в себе опасности. И у нас родилась Настенька. Однако злой рок не спешил нас оставлять. Малышке тоже был вынесен ужасный вердикт – рак сетчатки обоих глаз.
Сегодня Настюше 2 месяца. Время для того, чтобы спасти зрение девочки еще есть. Вся сложность в том, что в нашей стране лечение ретинобластомы сводится к химиотерапии и последующему удалению глазок. Сохранить возможность малышки видеть этот удивительный мир можно только в Швейцарии. Но первые 3 месяца лечения стоят баснословных для молодой семьи денег – 50000 франков.
Черновы уже связались с профессором госпиталя Жюля Гонина в Лозанне Франсисом Мюньером. Доктор и медперсонал ожидают приезда Настеньки к 25 декабря.
Но как подсказывает печальный опыт, беда не приходит одна. Маленький Максим только пошел в первый класс в специальную школу для слабовидящих в Славянске (учреждение такого профиля находится только здесь и в Харькове). Успехами в учебе радовал родителей. Учительница даже хвалила его за старание и прекрасное поведение. Но потом внезапно у мальчика начались проблемы со здоровьем – периодически выпадает один глазной протез. Учебу пришлось прервать. После очередного обследования в Одессе специалисты сообщили, что Максим нуждается в косметической операции, которая тоже стоит денег.

Мы не сдадимся!
Чтобы не терять времени, семья изо всех сил пытается собрать необходимые для лечения детей средства. По словам Александры:

— Мы обращались куда только возможно. В фонде Рината Ахметова предложили размещение в детской больнице «Охматдет» и бесплатную консультацию у офтальмолога. Но мы не согласились, так как это не тот профиль, ведь речь идет о раке. Также искали помощи в благотворительном немецком фонде «Ein Herz fur Kinder». Там нам могут оказать помощь в сумме от 8 до 20 тысяч долларов, однако при условии, что мы предоставим медицинскую справку о том, что у нас это заболевание не лечится. Но есть загвоздка: такой документ невозможно достать, так как метод удаления глаз тоже считается лечением в нашей стране.

Однако, несмотря ни на что, супружеская пара не сдается: они организовали группу на сайте «Одноклассники» под названием «Поможем Настеньке Черновой! Ретинобластома!». Там, дорогие читатели, можно найти всю информацию о возможных способах оказания финансовой помощи (номера счетов Ощадбанка, Приватбанка и номер WebMoney-кошелька). Благодаря неравнодушным людям семья уже собрала 2000 долларов. Весьма непростую ситуацию усложняет еще и то, что в связи с военными событиями папа Андрей остался без постоянного места работы и сейчас занимается временными подработками. Конечно, до необходимой суммы еще далеко, но Черновы верят в благоприятный исход, поскольку верят в доброту и милосердие людей.

В том числе и читателей «Вечерки». Давайте и мы будем верить, что наша с вами скромная лепта помощи подарит малышке Настеньке зрение. А это ведь и будет настоящим чудом.