487Немного найдется в Макеевке людей, которых вспоминали бы добрым словом не то что через годы – через десятилетия. Один из них — многолетний директор шахтоуправления «Холодная Балка», Герой Социалистического Труда Иван Белохвостов. 20 апреля этого года Ивану Павловичу исполнилось бы 100 лет. Об этой дате помнят старожилы Пролетарского и Холодной Балки, ведь именно с именем Белохвостова связаны расцвет и процветание этих шахтерских поселков.


Такая простая биография

Родился Ваня Белохвостов в глухой белорусской деревне Горки-Могилевские. Гонимый голодом, в 1933-м году 15-летний парнишка отправился в Донбасс. Работал вначале электрослесарем, затем десятником. Иван тянулся к знаниям. После окончания курсов в Горловке был назначен помощником начальника, а затем и начальником добычного участка.

488Когда грянула Великая Отечественная, Иван Белохвостов отправился на фронт, хотя мог бы воспользоваться броней, которая в военные годы предоставлялась ценным кадрам горной промышленности. После ранения и контузии, в 43-м был направлен председателем колхоза в Северо-Казахстанскую область. А в 44-м вновь вернулся в Донбасс – на восстановление шахт. Его трудолюбие и крестьянскую жилку хозяина не могли не заметить. Да и сам Иван продолжал образование. Он окончил специальные курсы при Сталинском индустриальном институте, а затем без отрыва от производства Донецкий горный техникум.

Семь тысяч тонн в сутки
В феврале 1953 года Иван Павлович был назначен начальником шахтоуправления «Холодная Балка», которым успешно руководил до сентября 1972 года. В состав управления в то время входило несколько шахт. Напористый, энергичный, он с первых дней руководства, по воспоминаниям старожилов, повел себя несколько необычно. Справляясь у диспетчера о делах за смену, он наряду с привычным: «Сколько накачали угля?» спрашивал: «Сколько кубов породы выдали на-гора?». Однако вскоре интерес к тоннам породы стал понятен: за кубами породы он видел широкие пролеты подготовительных выработок, подходы к угольным пластам – дополнительные лавы, фронт для забойщиков. Именно при Белохвостове под землей происходили отрадные перемены. На смену комбайну «Донбасс» пришли агрегаты усовершенственной модификации – «Донбасс-1». Растет уровень механизации проходческих работ. К концу пятой пятилетки в проходческих забоях «Холодной Балки» трудилось уже 10 породопогрузочных машин. Механизируется доставка угля от лавы к стволу. После войны этот тяжелый труд долгое время выполняли лошади и люди. И вот по штрекам забегали малогабаритные аккумуляторные электровозы, которые шахтеры любовно называли “карликами”.

Отлично работали коллективы и под землей, и на поверхности, постоянно наращивая объемы добычи в сложных условиях отработки забалансовых запасов. Ежесуточно шахтоуправление обеспечивало добычу более 7 тысяч тонн высококачественного угля.

С пролетки обзор шире
486Но не только производственные успехи шахты связывают с именем Ивана Белохвостова. Двадцать лет бессменно Иван Павлович возглавлял шахтерский коллектив. И бытом занимался сам, не перепоручая этот вопрос никому из своих заместителей. В пролетке, запряженной парой ладных лошадей, объезжал по утрам шахтерский поселок.

— Почему именно на пролетке? – удивлялись, бывало, заезжие гости.

— С пролетки обзор шире, — шутя объяснял Белохвостов. – Можно полюбоваться видом поселка, надышаться утренней свежестью.

В шестидесятых годах начали строительство двух четырехэтажных дома со всеми удобствами. Позже взялись за сооружение универмага, стадиона. Было перестроено административно-бытовое здание головной шахты №3, перепланированы нарядные. От центральной поселковой улицы до шахтного двора пролегла широкая тенистая аллея. Из пыльной рабочей окраины Холодная Балка превратилась в современный шахтерский городок, где людям, во многом благодаря заботе директора шахты, созданы все условия для жизни и отдыха.

Весной 1971 года Ивану Павловичу Белохвостову Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Социалистического Труда. Выступая на митинге, посвященном этому торжеству, Иван Белохвостов сказал:

— А все-таки молодцы мы с вами: и уголь даем, и поселок какой построили. Будут к нам туристы приезжать, чтобы познакомиться с жизнью шахтерской, отдохнуть.

Прав оказался Иван Павлович. На Холодную Балку приезжали многочисленные иностранные гости. Макеевское бюро путешествий и экскурсий даже специальный маршрут разработало: «Холодная Балка: уголь и розы».

Слава о поселке Белохвостова (так его многие называли) гремела далеко за пределами города.

Вот какими воспоминаниями поделился один из уроженцев поселка:

— При Иване Павловиче построен стадион на 25 тысяч мест, 3 огромных ДК в поселках, несколько школ и детских садов, больница, роддом, ресторан «Золотая Балка», универмаг, бассейн… Шахтоуправление гремело на весь Союз. Он — глыба, титан, о нем книги надо писать. Порядок и чистота как на шахтах, а их было аж семь, так и в поселках, ну почти как в Прибалтике. В комбинатах шахтных, профилакториях оранжереи, пальмы, субтропические растения…

Мне как-то довелось побывать в его доме. Один уровень, все просто, без излишеств, банька небольшая и флигелек — все.

Что такое слава человека? В начале 80-х, когда Белохвостов уже был на заслуженном отдыхе и руководил шахтерским пансионатом в Сочи, приехал я как-то в студенческие годы домой. Ночь, вышел на железнодорожном вокзале в Донецке. Стоит с десяток такси, подхожу к таксистам, начинаю объяснять, куда мне ехать в Макеевке. Объяснял долго. Никто не знает ни поселка, ни тем более улицу. Длилось это минут 10-15, целый консилиум собрался. Наконец я сообразил: «Это там, где шахты Белохвостова».

– Так сразу бы и сказал, поехали, студент…

Умер Иван Павлович в 1986-м от инфаркта. Память об этом замечательном человеке хранят и на его родине, в Белоруссии, и в Макеевке. Вот только, думается, было бы справедливым в честь 100-летия со дня рождения знаменитого директора одну из улиц поселка Холодная Балка назвать его именем.

Автор благодарит за помощь в подготовке зарисовки краеведа Александра Серова. В статье использованы также материалы из книги Эллы Синицы «Тепло Холодной Балки».