IMG_9488Этот год — юбилейный для Государственного предприятия «Макеевуголь». Несмотря на трудности сегодняшнего дня, горняки спускаются в глубокие забои и добывают уголь, который обеспечивает энергобезопасность нашей республики.

Нелегко давалось «черное золото» и вчерашним шахтерам, но судьба родного предприятия им небезразлична. Они готовы подставить свое плечо, чтобы «Макеевуголь» работал продуктивно, и его былая слава возродилась с новой силой.

Накануне юбилея «Вечерка» начинает серию публикаций о том, какими усилиями давался уголь тогда и как решают проблемы горняки ныне действующих шахт ГП «Макеевуголь».


Отец благословил на непростое дело
Он — ровесник первой пятилетки. Если точнее, то годом нее моложе, ибо пятилетка индустриализации стартовала в далеком 1929-м, а Валентин Гаврилович Кизим появился на свет в 1930-м в семье тружеников плодородной украинской земли на Черниговщине. Так что по рождению он — вовсе не донбассовец и вовсе не шахтер. Детство, отрочество и юность прошли в Киеве. Матерь городов русских еще не стала столицей: в тот момент все государственные институты республики сосредоточились в Харькове. Но все равно густонаселенный город ежедневно требовал хлеба насущного. Семья Кизимов проживала в киевском совхозе «Ставки», в котором содержалось гигантское тепличное хозяйство, поставлявшее овощную продукцию к столам горожан. В нем глава семейства Гавриил Кондратьевич трудился агрономом.

Деньги совхозный агроном получал небольшие, и содержать семью в тяжелое время послевоенной разрухи было непросто. Поэтому рекомендовал сыну, когда тот подошел к выбору жизненного пути, остановиться на чем-то весомом и надежном. Страна нуждалась в хлебе промышленности – угле Донбасса. А горная промышленность – в инженерно-технических кадрах. В Киевском политехническом студентам-горнякам платили солидную стипендию — отец получал зарплату немногим больше — обеспечивали форменной одеждой, будничной и парадной. Так паренек, не нюхавший угольного «пороху», стал на непростой горняцкий путь, не изменив ему на протяжении всей последующей трудовой жизни.

«Ясиновская» №1 – первая запись в трудовой
…В 1954-м была успешно завершена институтская учеба. Валентину «улыбалось» распределение в другой конец страны — к шахтам Сахалина. Но поехать туда изъявлял настойчивое желание товарищ-сокурсник. И, что допускалось, новоиспеченные инженеры поменялись «ролями»: Кизим поехал в макеевский трест «Советскуголь», а его товарищ — на Сахалин. Молодого специалиста с распростертыми объятьями приняли на шахте «Ясиновская» №1. Сразу поставили на руководящую должность — помощником начальника добычного участка.

Первые шаги всегда трудны и интересны. Полгода изучал Кизим работу производства, сполна прочувствовав на себе трудности профессии и руководящую ответственность. Вскоре возглавил коллектив — тоже на полгода. Полученных институтских знаний и приобретенного опыта стало достаточно для следующего повышения по службе — на должность заместителя главного инженера.

«Ясиновка»-первая в то время считалась шахтой средних возможностей. В сутки здесь добывалось 800–1000 тонн угля на глубине немногим более 100 метров. В отстающих не ходила, но и в передовиках не числилась, так как ее производственный век уже подходил к концу. Рядом возводилась мощная шахта–новостройка «Ясиновская-Глубокая». И взгляды горняков устремлялись к ее пластам, на полукилометровую глубину. Кизиму же было суждено еще дважды назначаться на ключевые посты на старой шахте — сначала главным инженером, а потом и начальником шахты.

В трудовой вторая строка – «Колосниковская» №2
Под его руководством «Ясиновскую» №1 дорабатывали. Добыча становилась все ниже. Люди стали тянуться на более перспективное производство. Да и собственное профессиональное честолюбие Валентина Гавриловича не позволяло довольствоваться достигнутым. Когда в середине 60-х молодому руководителю в тресте предложили пост главного инженера на отстающей «Колосниковской» №2, возражать не стал.

Вместе с директором Борисом Ивановичем Мягким с первых дней взялись за преобразования. При проектной мощности 1500 тонн в сутки идеально подготовленная шахта с четырьмя рабочими пластами добывала не более 100 тонн. Шахтное поле было обрамлено геологическими нарушениями, но не они выступали главными трудностями на пути к большому углю. Нужно было налаживать производство, усиливать участки, заниматься перспективой. Руководящему тандему в тресте дали на подъем ровно год.

При содействии инженерной службы, возглавляемой Кизимом, на предприятии сформировали восемь проходческих бригад. В течение отведенного срока подготовили две лавы метровой мощности на обратный год по пласту К5-прим, еще одну, и тоже на обратный ход, по пласту m3. Шахта вышла на добычу более 800 тонн угля в сутки. А спустя время достигла суточной нагрузки 1800 тонн, заметно перекрыв проектную мощность. Достигнутым высотам сопутствовали компетентное руководство вкупе с энтузиазмом шахтеров, подкрепленным высокими заработками…

И снова — «Ясиновская». только новая
Между тем недавно пущенная в эксплуатацию «Ясиновская-Глубокая» снизила производственные обороты из-за отсутствия дальнейшего развития. В те времена практиковалось назначение руководителей передовых предприятий на отстающие. Не миновала сия чаша и Мягкого с Кизимом. С января 1967 г. у них начался отсчет ясиновского стажа. Обошли новую для себя шахту со всех сторон, изучили обстановку и поняли: начинать нужно с подготовки лав. Проходчиков на «Ясиновскую-Глубокую» звали отовсюду. Известная впоследствии своими производственными достижениями проходческая бригада Ивана Прилуцкого прибыла на шахту аж из Луганска. На приглашение руководства шахты представители этой ведущей на шахте профессии откликались охотно: шахтерским семьям было обещано предоставление квартир. Тогда жилья строилось в рабочем поселке много — целые микрорайоны росли на глазах…

…На шахте организовали 23 проходческие бригады численностью 1081 человек. Приступили к подготовке лав — на обратный ход. В шахтерском деле такая подготовка – беспроигрышный козырь для обеспечения большого угля. При этом проведение выработок вслед за лавой на участке не производится, участку остается только поддерживать существующий порядок, гасить выработки и заниматься организацией работ. Зато сколько бы ни поставили порожняка, загружается весь. Одиннадцать ясиновских участков работали в то время в лавах на обратный ход, обеспечивая совместно до пяти эшелонов угля в сутки. А это ни много ни мало 5 тысяч тонн!

Побывал на шахте министр республиканского углепрома Александр Федорович Засядько. Он отметил, что впервые в углепроме шахта, отрабатывающая маломощные пласты, готовит лавы на обратный ход. Само собой, эта похвала прежде всего адресовалась службе главного инженера и лично Валентину Гавриловичу Кизиму.

За пять лет работы во второй по значимости на шахте должности у него заметно прибавилось авторитета. Заслуженной стала и государственная награда за значительные трудовые достижения – орден «Знак Почета». К тому времени «Ясиновская-Глубокая» воспринималась Кизимом по-настоящему родной: столько здешних людей стали соратниками и близкими друзьями, столько усилий и труда вложено, чтобы производство работало, как часы. В рабочем поселке – тоже не чужой. Жена Надежда Кузьминична – учитель математики в лучшей поселковой школе, подрастают сын и дочка.

К слову, свою избранницу Кизиму тоже довелось повстречать в рабочем поселке. Юная школьная пионервожатая приглянулась горняку на одной из поселковых молодежных вечеринок. Познакомились, подружились, полюбили друг друга. Забегая вперед, отметим, что с тех пор они идут по жизни вместе, сыграв «золотую» свадьбу и приближаясь к «бриллиантовой», деля пополам радости и беды…

«9-я пятилетка», – так «9-я пятилетка»!
…Взыскательное вышестоящее руководство в эти сантименты не вдавалось, определяя Валентину Гавриловичу новое назначение. Если ты эффективный главный инженер, следующая ступень, которую нужно пройти, — директорская стезя. Оставалось взять под козырек и возглавить соседнюю шахту, тоже недавнюю новостройку, которую нарекли именем 9-й Пятилетки (ныне «Северная»).

Четыре года сил и нервов отдал Валентин Гаврилович на директорском посту этой сверхтрудной шахте. Отрабатываемый угольный пласт L8 грозил самовозгоранием: где-то в лаве не зачистили — уголек уже горит! А второй горизонт по залеганию пласта L6 был изначально плохо подготовлен. Шахту спешно сдавали к знаковой дате – началу новой пятилетки. И показуха оказалась важнее разумного толка. Огрехи той спешки пришлось еще долгое время «разгребать» и директору, и коллективу под его началом.

Лаву по пласту L6 были вынуждены готовить сызнова. Начали нарезать выработки и по пласту m3. Шахта тогда трудилась по добыче в особом, трехсменном режиме. В четвертую смену проводились буровзрывные работы. А потеря одной из смен означала заметную потерю добычи. Во время буровзрывных работ непростым делом представлялась и уборка угля. Его свойство — мелкодисперсность – не позволяло убирать массу угля с помощью лопаты. Убирали емкостями. Силы и рабочее время затрачивались и на этот трудоемкий процесс.

План установили не маленький – 3600 тонн в сутки только шахте им. 9-й Пятилетки. В ту пору она выступала головной в большом шахтоуправлении, куда входили еще шахты №21 с планом 1600 тонн и «старая», закрытая нынче «Северная» — с 800-тонным объемом суточного плана. Добавляла ежедневных забот разветвленная социальная сфера в рабочих поселках.

Но никто не вникал в остроту имеющихся проблем. Основным критерием эффективного труда на предприятии считалось выполнение установленных объемов. А поскольку трудности с выполнением плана были очевидны, посчитали, что Кизим не на своем месте. Призвали к партийной ответственности и жестко попытались «уйти».

И опять родные горизонты — «ясиновские»
Вернулся Валентин Гаврилович в шахтоуправление «Ясиновская», в родные производственные пенаты, к соратникам и друзьям. Должность заместителя по производству была не менее беспокойной. Служил честно и достойно, не гоняясь за блеском славы. Через несколько лет стал начальником ремонтно-подготовительного участка, где трудились 360 крепильщиков и четыре проходческие бригады. Участок бросали на важные и трудные выработки. Но компетентный подход к делу и громадный производственный опыт Валентина Кизима позволяли организовывать работу коллектива, чтобы решались задачи любой сложности.

Так и отработал он свой долгий инженерный путь вплоть до выхода на пенсию. Уходил на отдых в 2000-м году, пережив с коллективом кризис 90-х, больно ударивший по всей угольной отрасли. Его трудового стажа хватило бы на пять шахтерских пенсионных сроков: пятьдесят лет прошло на угольном фронте.

Валентин Гаврилович до сих пор хранит в памяти последний эпизод своей ясиновской жизни — проводы на заслуженный отдых. Их в поселковом Дворце культуры устроила патриарху шахты молодая руководящая смена. Тогдашний директор Анатолий Григорьевич Исютин отнесся к ветерану с традиционным ясиновским почтением, сумев показать приглашенной на торжество семье Кизима отца и мужа в новом ракурсе — глубокой личностью, незаменимым специалистом.

Уголь сменили розы
На семейном поприще Валентин Гаврилович тоже преуспел. Сыну и дочери они с женой дали хорошее образование, привили трудолюбие и сформировали правильный выбор. Сын Владимир — врач, хирург-отоларинголог, кандидат наук. Дочь Наталья — биохимик, врач-лаборант в городской больнице №6. Четверо внуков, две правнучки — отрада в жизни! Для них — все силы и душа! И по-прежнему нет времени для покоя (кто только придумал называть пребывание на пенсии заслуженным отдыхом?). На смену углю в жизнь Валентина Гавриловича и дождавшейся мужа на пенсию Надежды Кузьминичны пришли розы – элитные, разноцветные, благоуханные. В их домашнем саду — изобилие фруктовых деревьев, ягодных кустарников. Они — источник летних заготовок. Есть у гостеприимного хозяина «одна, но пламенная страсть». При убежденном трезвом образе жизни Валентин Гаврилович — любитель «авторских» вин и наливок. Все плоды и ягоды, что растут в саду, подвергаются искусной обработке. Ни в одном магазине не сыщешь подобного. Это мнение всякого дегустатора, которых «автор» щедро потчует у себя на подворье.

К садовым деревьям у него сегодня интерес исследователя. В совершенстве овладев техникой прививки, Валентин Гаврилович экспериментирует с ними, получает удивительные плоды. Но не садом единым жив герой нашего рассказа. Мы не раз писали о крепких дружеских узах ветеранского костяка ясиновцев. Кизим с полным правом занимает в их когорте свое почетное место, с удовольствием, невзирая на возрастные немочи, приходит на встречи по радостным и, увы, (в этом возрасте случается) по печальным поводам.

И всегда звучат в кругу ветеранов воспоминания о производстве, о товарищах, о жизненных пластах, которых горняцкая судьба наслоила немало в каждом из тех, кто трудился на шахте в былые времена… Теперь они – живая история макеевского углепрома…

Вера Лященко.