IMG_9911Ему не улыбнулась Звезда Героя Социалистического Труда, хотя «геройский норматив» его бригада перекрыла едва не на четверть. Почему? Об этом в газетах не пишут. Его недолюбливало начальство за откровенность и… к нему же шло на поклон, когда понимало: с такой задачей справится только Васек. Он 42 года от звонка до звонка — на одном участке, и сегодня говорит о нем, коварном, с неподдельной любовью, хотя проводы на заслуженный отдых были рекордно скромными для фигуры такого масштаба…

Сожалеет Василий Сидоренко, многолетний бригадир проходчиков шахты «Бутовская» ГП «Макеевуголь», лишь об одном — что время летит с немыслимой скоростью. Впрочем, и об этом Василий Павлович забывает, когда в его уютное домашнее гнездышко врывается главный член семьи — четырехлетний внучек Кирюха…

Первые университеты
Он и сегодня не знает, почему из множества профессий, хороших и разных, выбрал горняцкую. В роду шахтерами и не пахло. Отец металлургом был. Но династия Сидоренко на металлургическом заводе не состоялась. Может, детское окружение шахтарчуков сказалось — из совсем не угольной Запорожской области родители привезли Васю (ему тогда было 8 месяцев от роду) в дом на Лесном. А обитали в этом поселке на макеевской окраине в основном добытчики черного золота.

DSCF0009Как бы там ни было, врос он в шахтерскую среду в знаменитом ПТУ №102. Там же и кандидатом в мастера спорта по боксу стал. А крещение лавой прошел на добычном участке шахты им. Ленина.

Попадешь на производстве к мудрому учителю — состоишься как профессионал. Василий Сидоренко в этом убедился на собственном опыте, попав под опеку мудрого дяди Володи Солодовникова.

Первая получка парня ошарашила.
— Целых 315 рублей, мама родная! — и сегодня Василий Павлович в плену тех юношеских эмоций. — Для пацаненка — это же целое состояние!

Побежал он к «бугру» — может, что напутали. Но дядя Володя успокоил:

— Все нормалек. Ты ведь не только практику проходил, но и нам помогал…

Тут Василия пронзила новая мысль: может, надо кому-то «отстегнуть»? Но бригадир сказал — как отрезал:

— Васек, ты эти деньги заработал…

Настоящую цену деньгам он понял чуть позже. Когда служил в армии, ушел из жизни отец. Вернувшись «на гражданку», Василий стал кормильцем семьи. А зарабатывать пошел на «Бутовскую».

Рекорд — есть, Героя — нет
Очень кстати пришлась школа, пройденная в бригаде Василия Ющенко, в которой Сидоренко возглавлял комсомольско-молодежное звено.

— Я в звене был самым старым — 23 года, — вспоминает знатный проходчик. — Мы такие чудеса творили — будьте уверены, их нынче никто не повторит.

А уже заняв «бригадирское кресло», он принял такой вызов судьбы, что и сегодня не осознает, как на него решился. Бригада Героя Соцтруда Василия Тихорского с той же «Бутовской» прошла за месяц рекордные 1035 метров выработки. Сидоренко со своими хлопцами в это время вел сложную работу — выработку с горизонта на горизонт. Тут приезжает на шахту зам. технического директора «Макеевугля» Анатолий Цыбенко и спрашивает у Сидоренко на полном серьезе:

— Если я дам тебе новый комбайн, побьешь рекорд Тихорского?

Главный энергетик Петр Колесник и главный инженер шахты Евгений Сухань шептали на ухо, чтоб не отказывался. А у самого бригадира такое предложение отняло дар речи. Но его молчание было воспринято как согласие.

— Получив комбайн, мы, конечно, расстарались, — признается Василий Павлович. — Внутри бригады сами соревнование устроили — кто больше пройдет за смену. И «засадили» мы за месяц 1111 метров! Этот рекорд родом из мая 1977 года в Макеевке останется вечным.

В последствии бригада еще 4 раза проходила по 1000 с лишним метров в месяц. Но больше к ее выезду на-гора не привозили пионеров с цветами. И присвоения положенного звания Героя не последовало.

IMG_9948— Радость была в другом — отличный свой коллектив, хорошие «попутчики» — линейные бригады Коли Шарамко, Васи Огнивчука, Андрюшки Кокошина, — вспоминает Сидоренко. — Помогали друг другу, чем могли…

Камикадзе и не думал умирать
Пришлось как-то передовому проходчику выступить и в роли камикадзе.

— Первая лава на горизонте 1122. Тут маркшейдеры дают засечку — через 70 метров пласт резко пойдет вниз, — рассказывает Василий Павлович. — Решили с той точки, где пласт нырнет, и нарезать лаву. А пока… уперлись мы в стену песчаника. Тут народу понаехало — тьма. Да все — с умными мыслями. Как-никак, цена вопроса — новая лава.

Решили бурить скважину, пока она на пласт не «сядет». Через 12 метров нашли пласт, «сели», а он-то — целых 2.20! Сидоренко предложил галереями выбрать уголек, а потом кинуть комбайн вниз. Последовало возражение: надо будет комбайн разбирать, опускать, а потом — собирать… На заявление Василия Павловича «Зачем разбирать? Комбайн сам съедет!», умные мужи вполне резонно заметили: уклон — очень резкий, не удержится комбайн — прощай, комбайнер. А брать на себя ответственность за чужую человеческую жизнь, сами понимаете… Согласились с бригадиром только тогда, когда он категорически заявил: «Я сам опущу комбайн».

Долго ли, коротко ли, но дошло дело до этой рискованной операции, в которой Сидоренко вызвался сыграть роль камикадзе.

— Даже не ожидал, что у гидродвигателя — такая силища, — вспоминает Василий Павлович. — На уклоне в 27 градусов машина весом 43 тонны вела себя, как послушный ребенок. Дал ход — комбайн поехал, дернул в обратную — он остановился. Попустил — опять поехал… В общем, все обошлось благополучно. Правда, пожелание главного инженера — выдать проходчикам по 100 гривен премии — застряло в объединении где-то на полпути к приказу…

Бригаде Сидоренко вообще доставались самые тяжелые выработки. На Пантелеймоновском надвиге так давило, что через каждые 20-30 метров то газ, то вода прорывались. Забил там даже фонтан полтора метра в диаметре и метр высотой, по 67 кубов воды в час выдавал. Было дело — и пожар тушили без малого полгода, т.к. пошел он гулять по старым выработкам.

А завалы… Как-то упала такая глыба — лунка от нее была высотой 22 метра. Шутили проходчики: картоху, посаженную на огородах, снизу видно… А кусок куполообразный так вывалился, что стенка осталась гладенькой, как в квартире. Хорошо, люди не пострадали…

IMG_9972На фиг вам эта Луна!
Очень выручала дружба с учеными — они и сами в шахту спускались, и горняков в гости приглашали. Первые друзья были, конечно же, из Ясиноватского машзавода. Те могли сменами сидеть на «Бутовской», только бы довести свое творение до идеала.

— Особенно запомнился Владимир Линдаев, кандидат технических наук, — вспоминает Сидоренко. — Гидравлик — от Бога. Приедет, поможет, подскажет. Как-то выпили с ним по чарке и даем ему 200 гривен. В знак благодарности за помощь. А он улыбается:

— Ребята, не надо, я к вам — по дружбе. Вот отремонтировал японский экскаватор — мне сразу пять «штук» положили…

Особая страница биографии нашего героя — ХХVII съезд профсоюзов в 1982-м.

— 10 дней я пожил при коммунизме, — убежден Василий Сидоренко. — Поселились в гостинице «Россия», кушать — бери, что хочешь. А сколько знаменитых людей видел — от лидеров государства до бабушки Пельтцер Татьяны Ивановны, выдающейся кинодивы…
Весьма запоминающейся оказалась поездка в Звездный городок. Ее для земляков-горняков организовал сам Георгий Береговой, дважды Герой Советского Союза, в ту пору — начальник Центра подготовки космонавтов. Сопровождал группу Виктор Горбатко.

— Один из наших не удержался, чтоб не «ущипнуть» космонавта: «Почему это американцы сели на Луну, а мы — нет?». Горбатко рассказал, что побывавший на Луне советский аппарат набурил 129 граммов грунта, этого хватило для работы ученых Союза и даже существовавшего тогда СЭВ. Да и полет на Луну стоит столько-то миллиардов, — вспоминает Сидоренко. — А закончил космонавт так: «И вообще, ребята, на фиг вам эта Луна! Тут у нас в кафе — французское шампанское. В Донбассе вы точно такого не попьете. Пойдемте — я угощаю!».

Поворотник дороже уха
Кому-то из летописцев еще предстоит составить реестр побед бригады Сидоренко в соревновании. Навскидку бригадир вспоминает лишь некоторые вехи. Дважды занимали первое место по Минуглепрому Советского Союза. В награду тогда полагалась премия в размере месячного фонда зарплаты бригады, красное знамя, бригадиру — «Волга», это как сейчас 600-й мэрс. И — бюстик Ленина с именной надписью. За победу в соревновании в рамках объединения бригаде выделялась премия 600-700 рублей и машина вне фонда.

— Представляете, в один год мы 8 месяцев подряд занимали первое место по «Макеевуглю», и нас насильно заставляли брать машины, — констатирует Василий Павлович. — И это при том, что очередь на «жигули» и «москвичи» была сумасшедшей, шахтерская зарплата в хороших коллективах позволяла раскошелиться на личный транспорт. Другие на отдыхе экономили — копили копейку на «копейку»… Кстати, машинами горняки дорожили. Помнится, Ваня Усатый, заезжая на эстакаду, по неопытности оторвал указатель поворота. И знаете, что сказал? «Лучше бы мне ухо оторвало, чем этот фонарик!».

Служебный роман с браком на выходе
Уют в гостеприимной квартире Сидоренко поддерживает супруга Василия Павловича Татьяна — уроженка Эстонии, выпускница Ленинградского горного института, экс-маркшейдер шахты «Бутовская»… В общем, служебный роман довел до семейного гнездышка, в котором «любимец публики» — внук Кирилл, не по возрасту смышленый мальчуган.

Вспоминается ли шахта ушедшему на пенсию «бугру»? Даже снится. Как поедут в Эстонию с супругой к ее родне — там тоже разговоры на шахтерские темы, брат Татьяны Викторовны — коллега, сланец добывает. А жалеет ли Василий Павлович, что не соблазнился на очень заманчивое финансовое предложение — «порулить» проходкой на одной из шахт Кузбасса? Нет, конечно!

До последнего рабочего дня он остался верен «Бутовской» — шахте, где состоялся как профессионал, с которой 42 года делил радости трудовых побед.