sidorenko_8019_squareНемало известных людей города и республики побывали с рабочим визитом на круглых столах в «Вечерке» в уходящем 2016-м. С их позицией, мнениями, пожеланиями мы знакомили наших читателей на страницах газеты. Под занавес года предлагаем интервью с первым руководителем градообразующего предприятия Макеевки, генеральным директор ГП «Макеевуголь» Тарасом СИДОРЕНКО.


– Читатели «Вечерней Макеевки» рады встрече с вами, Тарас Васильевич! Есть о чем поговорить: самое время подводить итоги, одновременно – строить планы на будущее…

– И я рад предоставленной возможности рассказать макеевчанам о работе и проблемах нашего коллектива. В сутолоке рабочих будней как-то не удавалось выходить на столь большую аудиторию!

Если говорить об итогах работы, то в юбилейном для «Макеевугля», 80-м по счету, году отмечалось немало взлетов и падений. Подтверждается истина о том, что горняцкая жизнь – «полосатая»! Глядя на статистику добычи угля, смею утверждать, что результат, вероятно, мог быть лучше. Но, по большому счету, и достигнутый уровень в какой-то мере удовлетворяет: военные действия ведутся в непосредственной близости от шахт, а уголь по-прежнему идет на-гора. Что касается заработной платы, то задолженность по ее выплате в обособленных подразделениях «Макеев-угля» неуклонно сокращается. И деньги в объеме месячного фонда горняки получают на руки тоже каждый месяц. Лидирующим энергетическим шахтам «Холодной Балке», им. Кирова отдаем чуть раньше, а тем, что добывают коксующиеся угли, – немного позже: энергетические угли на потребительском рынке ДНР сегодня более ликвидные, коксующиеся реализовать сложнее.

7 декабря «макеевуглевцы» выдали на-гора миллионную с начала года тонну угля в счет годовой программы. Для нас это показательно хотя бы потому, что рубежная цифра достигнута пятью шахтами, участвующими в добыче угля.

– Насколько нам известно, в составе ГП «Макеевуголь» по-прежнему девять шахт…

– По объективным причинам, четыре из них работают в режиме водоотлива, за исключением разве что шахты им. Ленина, где районный водоотлив был возведен задолго до войны.

К сожалению, живя в реалиях сегодняшнего времени, мы вынуждены, как шахматисты, просчитывать все ходы наперед, чтобы не пропасть поодиночке, а совместными усилиями выжить. Ни одного дня наши шахты не простояли с момента начала боевых действий – лета 2014-го. Такого еще не случалось за 80 лет истории «Макеевугля», чтобы угольное производство велось в зоне боев, почти на линии огня. Была в буквальном смысле расстреляна находящаяся в непосредственной близости к аэропорту наша городская «кочегарка» – шахта «Бутовская»: количество попаданий на пром- площадку и в админкомбинат за время военных действий давно перевалило за сотню. Добыча на ней приостановлена, иссяк поток угля бытовым потребителям и соцобъектам города. Незавершенным из-за прекращения финансирования остался на три четверти возведенный башенный копер на шахте им. Бажанова. Слишком затратной посчитали наши специалисты подготовку лавы взамен отработанной на шахте «Чайкино» – сегодня у «Макеевугля» ограниченные финансовые возможности.

Рабочими основных профессий доукомплектовали штат там, где ведется угледобыча, оставив перечисленные шахты в режиме водоотлива с минимальной численностью обслуживающего персонала: воду не остановишь! Затраты на их содержание, по подсчетам, составляют в месяц порядка 40 млн. руб. И они сегодня – на плечах шахт, производящих продукцию, за счет которых к тому же содержатся еще и другие вспомогательные технологические звенья, хотя они тоже ищут дополнительные источники существования, чтобы не сидеть нахлебником на шахтерской лопате.

Из-за введения украинской стороной экономической блокады были прекращены поставки практически всего ассортимента материалов и оборудования для осуществления хозяйственной деятельности предприятия. Практически не стало леса для крепления горных выработок, запчастей для ремонта оборудования, горюче-смазочных и других материалов первой необходимости. В горных выработках шахт, где были приостановлены работы по добыче угля, осталось немало оборудования, пригодного для повторного использования. Его постепенно демонтируют с передачей на Макеевский РМЗ для ремонта или сразу на шахты, где это оборудование жизненно необходимо, и сразу же используют в деле. Так и выживаем в юбилейном для коллектива году.

– А как работают шахты, задействованные в добыче угля?

– Два лидера завершают уходящий год весьма успешно – это правофланговая «Холодная Балка», где бессменным директором на протяжении 20 лет является Теймураз Меладзе, и им. Кирова, которой сегодня руководит Александр Лер. Ими добыта основная доля из нашего миллиона, соответственно 312 тыс. тонн и 237 тыс. тонн. Заметный вклад внесли горняки «Калиновской-Восточной» (Александр Зубалей) – более 205 тыс. тонн. «Ясиновская-Глубокая» (Виктор Бевза), которой сегодня отведена роль поставщика бытового топлива для углеполучателей и социальных объектов города, стабильно добывает свои 200 тонн.

В арьергарде пока остается лишь коллектив «Северной» (Александр Стулин). Здесь со сдачей 2-й западной бремсберговой лавы пласта m3 никак не наладится работа по добыче угля. С усилением инженерной команды и притоком людей, переведенных с «Ясиновской-Глубокой», надеемся, дела пойдут лучше.

– Чтобы ситуация поправилась, многое зависит от человеческого фактора…

– Там, где шахты работают успешно, срабатывает и человеческий фактор: люди чувствуют вкус угля, трудятся так, чтобы держались уровень добычи и уровень зарплаты. Возьмите ту же «Холодную Балку»: на шахте основная масса людей неукоснительно, на совесть выполняет ежесменный наряд. Ударный ритм смены, набранный темп заряжают всех. К сожалению, есть на наших шахтах примеры, где все с точностью до наоборот: дольше раскачиваются, чем работают, причем не интенсивно, а спустя рукава – скорей бы прошло сменное время. Отсюда и результат.

Современная шахтерская профессия предполагает умение и мастерство, знание технологических процессов. Но в ее основе все равно важность желания работать, шахтерская сплоченность и взаимовыручка. Ведь, как говорится в горняцкой среде, в забой идешь, как в бой! Я не перестаю повторять, что наша угольная передовая не легче, чем та, что на боевом фронте. И здесь победа тоже напрямую зависит и от принятого приказа, и от слаженных действий его исполнителей.

Конечно, не следует забывать об экономике, формируемой результатами достигнутого. Сегодня мы добиваемся того, чтобы каждая из работающих по добыче шахт была приближена к порогу рентабельности. А это значит, что ее доходы от реализации добытого угля должны балансировать с расходами. Потому обязываем руководителей обособленных подразделений доводить до людей достигнутые технико-экономические показатели на собраниях трудовых коллективов, искать пути снижения убыточности. Одним из них является улучшение качества углей. К сожалению, отрабатываемые нашими шахтами пласты высокозольные. Вот и здесь может сыграть свою роль человеческий фактор, выраженный в общей заинтересованности улучшения качества горной массы. Ведь за транспортировку и обогащение наших углей мы платим немалые деньги. Спрашивается, зачем везти на фабрику породу и слыть бракоделами, если качество угля можно поправить еще на транспортерной ленте?

— Вероятно одним из сокровенных новогодних желаний каждого, кто трудится в «Макеевугле», будет скорейшее погашение задолженности по заработной плате. Вы можете пролить свет на проблему ее возникновения? Когда горняки получат свои кровные?

– Начну, пожалуй, издалека. С августа 2003 года государственная политика деятельности угольных предприятий, в том числе и ГП «Макеевуголь», строилась с учетом выделения им господдержки за счет средств государственного бюджета Украины на частичное покрытие затрат по себестоимости продукции и на строительство и техническое переоснащение. Порядок господдержки все это время постоянно уточнялся, но его основной принцип — распределение средств на частичное покрытие затрат по себестоимости пропорционально убыткам шахт — сохранялся. Программа работы ГП «Макеевуголь» имела привязку к государственному бюджету Украины, то есть к тем бюджетным средствам, которые планировалось выделить как для всей угольной отрасли, так и для ГП «Макеевуголь» в частности. Ежемесячное выделение этих средств для нашего ГП составляло около 130 млн. гривен при аналогичном фонде оплаты труда предприятия и потому направлялось на выплату заработной платы. При этом средства, получаемые от реализации угольной продукции, направлялись на переоснащение и ведение производственно-хозяйственной деятельности

Начиная с августа 2014 года Министерство энергетики и угольной промышленности Украины перестало выделять господдержку на частичное покрытие затрат по себестоимости добычи угля, в результате чего ГП «Макеевуголь» не получило средств на выплату заработной платы трудящимся на сумму 206 215 тыс. гривен. По факту неполучения господдержки предприятие инициировало подачу иска в судебные инстанции Украины. Кассационной инстанцией окончательное решение по данному делу не принято.

С октября 2014 года, выйдя из-под юрисдикции Украины, государственное предприятие «Макеевуголь» стало вести деятельность по добыче угля в правовом поле Донецкой Народной Республики. Бюджетом ДНР не предусмотрено выделение средств господдержки. Единственным источником покрытия всех затрат предприятия, как текущих, так и перспективных, являются средства, получаемые от реализации угольной продукции. Что заработали, тем и располагаем.

– Поведайте нашим читателям о планах на год грядущий…

– Мы недавно защитили в Министерстве угля и энергетики ДНР программу развития «Макеевугля» на 2017-й производственный год. Пяти шахтам предстоит добыть 1 млн. 283 тыс. тонн энергетического и коксующего углей. Если распределить этот показатель по шахтам, то «Холодной Балке» необходимо осилить рубеж в 451 тыс. тонн, «Калиновской-Восточной» – 245 тыс. тонн, им. Кирова – 275 тыс. тонн, «Ясиновской-Глубокой» – 96 тыс. тонн, «Северной» – 216 тыс. тонн.

Чтобы был обеспечен добычной фронт, программой предусмотрены подготовка горными работами и ввод в эксплуатацию в течение будущего года трех добычных лав – 3-й восточной пласта h10в на «Холодной Балке», которая уже к январю будет готова горными работами; 1-й занадвиговой лавы пласта h10в на шахте им. Кирова к сентябрю (готовятся также 6-я и 7-я восточные лавы по этому же пласту); 4-й восточной лавы пласта l1 на «Калиновской-Восточной» к марту. Будущие лавы на «Холодной Балке» и шахте им. Кирова станут дополнительными к уже действующим. Для сравнения: в 2016-м году мы смогли ввести в эксплуатацию только две лавы – 4-ю северную по пласту h10в на «Холодной Балке» и 2-ю западную бремсберговую по пласту m3 на «Северной». Так что планы на будущее у «Макеевугля» солидные, фронт работ добытчикам постараемся обеспечить.

Вот почему так важна сегодня ритмичная работа проходчиков. Бригады Сергея Бабанина и Вячеслава Мелихова на «Холодной Балке», Андрея Тупикина на «Калиновской-Восточной», Петра Маковецкого на шахте им. Кирова трудятся с хорошими темпами, с перевыполнением установленных заданий. Однако в целом к годовой программе недопройдено более 600 погонных метров (91,5%), и увеличение темпов прохождения горных выработок остается одним из приоритетных вопросов. Иначе нашим планам по вводу очистного фронта не сбыться!

– Тарас Васильевич, в связи со сказанным вами не можем не затронуть вопрос из области деликатных. Пользователи социальных сетей, украинские интернет-корреспонденты в один голос утверждают, что к лету будущего года «Макеевуголь» прикажет долго жить. Дескать, только «Холодной Балке» и им. Кирова уготовано место в соседнем объединении. Думается, макеевскому горняку и макеевскому читателю очень важно мнение из первых уст.

– Я тоже читал эти материалы, которые по смыслу и подаче схожи с досужими вымыслами. Видимо, кому-то очень хочется, чтобы в «Макеевугле» положение выглядело хуже, чем есть на самом деле. И потому отвечаю по существу заданного вопроса читателям вашей газеты и одновременно – авторам, предрекающим нам скорую кончину:

  • во-первых, ни в каких министерских документах нет подобных намерений, так что «Макеевуголь» был и продолжает жить. Пусть и с уменьшением количества шахт, занятых добычей угля, мы трудимся целостным и полноценным производственно-технологическим комплексом;
  • во-вторых, никто сегодня не собирается объединять или закрывать оставшиеся в составе нашего государственного предприятия шахты. Лишь те четыре, что работают в режиме водоотлива, готовятся к передаче в «Донбассреструктуризацию». С их переводом на бюджетное содержание с «Макеевугля» будет снято уже упоминаемое мной 40-миллионное финансовое бремя в месяц. И высвободившимися средствами мы сможем скорее погасить трехмесячную задолженность по заработной плате.

Читал я и о мифическом слиянии «Ясиновской» с «Северной». Но у первой свое предназначение: в зимний период «ясиновские» угли жизненно необходимы не только бытовым потребителям, но и на производственно-технологические нужды всему «Макеевуглю». Думаю, из сказанного ясно, что все добывающие шахты нашего предприятия имеют право на существование и продуманную программу развития. Только людям, работающим здесь, нужно четко усвоить: не упадет с неба манна небесная. Деньги от реализации угля, который добывают шахтеры, – единственный источник существования. Всех вместе и каждого в отдельности. На них и только на них можно жить и развиваться.

Сегодня следует думать об угле и о мире, с наступлением которого жизнь в нашем прифронтовом городе станет спокойнее и увереннее. Не стоит очернять действительность, она такая, как есть. Летом 2014 года мы, оставаясь в прифронтовой черте, сделали свой выбор в пользу Макеевки, в пользу родного предприятия и дела, которому служим. Потому выпавшие на долю нашего коллектива трудности военного времени – у кого их сегодня нет? – должны перенести с достоинством люди, закаленные глубиной и нелегкой шахтерской работой, которая, слава Богу, у тружеников «Макеевугля» еще имеется.

– В свете беседы с вами работа мужественных макеевских шахтеров видится еще более героической…

– Когда-нибудь нынешнее поколение горняков еще расскажет своим внукам, как ему работалось, когда два фронта, боевой и угольный, велись рядом. И потомки будут слушать своих предков с таким же восхищением, как мы, общаясь с героями Великой Отечественной.

Война, истоки которой кроются вовсе не в пресловутом донецком сепаратизме, предстала перед нашим трудовым городом во всем своем ужасном обличье. Согласитесь, когда шахтер по выработанной годами привычке отправляется в ночную смену добывать уголь, а вслед громыхают залпы орудий, это не нормально! В тревоге за близких рассчитывать на спокойный и производительный труд ему вряд ли приходится. Настраивает на рабочий лад только ответственность за семью и производство. За это горнякам хочется неустанно говорить слова благодарности.

– У вас сегодня есть возможность еще раз сказать их в нашей газете!

– Пользуясь этим, хочу передать макеевчанам искренние шахтерские новогодние поздравления. Уверен, что «Макеевуглю», разменявшему девятый десяток, суждена дальнейшая жизнь: угля под землей достаточно, чтобы у шахтеров были работа и зарплата, а у жителей республики – свет и тепло. Мира вам и счастья, дорогие земляки! Коллективу государственного предприятия желаю свершения намеченных планов, производительного и безопасного труда, стабильности и благополучия! Пусть новогодние праздники внесут в вашу жизнь радость и веселье, а рабочие будни со стартом нового производственного года станут ударными!