IMG_0516Проходя на днях мимо недостроенной 14-этажки в микрорайоне «Солнечный», наблюдала такую картину: девочка лет 12, свисая с самой верхотуры, с разных ракурсов позировала для «селфи». Рядом заливисто хохотали две подружки: видимо, следующие в очереди на экстремальное фотографирование…

IMG_0558Этот дом, как и все прочие макеевские недострои, возводился ради комфорта горожан. Большая часть из «заброшек» по назначению — жилые дома, остальные тоже должны были стать «общественно полезными» объектами: бизнес-центрами, магазинами, кафе, спортивными комплексами. Но в силу множества причин и обстоятельств у домов, увы, нынче совсем другая жизнь. «Скелеты» зданий не просто портят городской пейзаж своим неприглядным видом. Там травмируются и гибнут школьники, распивают спиртное люди без определенного места жительства, и даже вполне благополучный народ не гнушается выбросить туда мусор, превращая стройки в стихийные свалки…

На грустные «приветы» из 90-х особенно больно смотреть в контексте продолжающихся обстрелов, ведь в отстроенные многоэтажки можно было бы заселить семьи, оставшиеся из-за войны без жилья. Заинтересовавшись темой, «вечерковцы» решили выяснить, реально ли вернуть к жизни дома-призраки, и что нужно для того, чтобы это сделать.

Надежда есть

IMG_0519Тема недостроев не нова, но по-прежнему актуальна. Панельные, кирпичные, монолитные «заброшки» в разном количестве есть в городах любой страны. И некоторые, представьте, даже сумели стать мировыми достопримечательностями! Знаменитая церковь Саграда Фамилия в Барселоне, творение великого Антонио Гауди, — тоже по факту долгострой, ведь ее с переменным успехом возводят аж с 1882 года, а, к примеру, парламент Новой Зеландии работает в недостроенном здании уже на протяжении века. Но это — скорее исключение из правил. К рядовым городским недостроям ведут вовсе не популярные туристические маршруты, а зловещие дорожки опасных происшествий, нечаянных трагедий, времяпрепровождения с риском для жизни.

Эпопея с недостроями в Макеевке началась в 1980 году. Но самое массовое строительство, в последствии приостановленное, пришлось, как вы понимаете, на тяжелые 90-е. Разумеется, объекты «замораживались» тогда не от хорошей жизни — у застройщиков попросту не было денег. С 2002 по 2005 годы в судьбах «заброшек» отмечались кое-какие подвижки: некоторые здания собственники пытались довести до ума, но, увы…

Главный архитектор Макеевки Сергей Ефанов  вдохнул в нас некую долю оптимизма, сообщив, что из имеющихся в Макеевке 36 недостроев, относящихся к жилому фонду, 17 заслуживают особого внимания, потому что даже спустя столько лет при определенных условиях им возможно подарить вторую жизнь!

Целых 17! Неплохой список претендентов на возрождение, согласитесь. Свои слова Сергей Васильевич подкрепил предметной документацией — показал нам паспорта тех объектов, у которых еще есть надежда стать жилыми. В этих документах прописаны данные «заброшек»: адреса, места расположения, информация о застройщиках. К подробному досье прилагаются актуальные фотографии внешнего вида зданий и выкопировки из плана города.

Об этой потенциальной жилплощади, разумеется, знают и в Министерстве строительства и ЖКХ ДНР — горуправление жилкомхоза Макеевки переправило туда всю собранную Управлением градостроительства и архитектуры информацию.

Огласите весь список, пожалуйста!..

Итак, кто же значится в этом оптимистичном списке на возможное восстановление?

Самая молодая и максимально приближенная из всех «заброшек» Макеевки к жилому состоянию — та самая 14-этажка в «Солнечном», привлекшая наше внимание рисковыми трюками любительницы «селфи». На момент остановки строительства высотка имела почти 90-процентную готовность, в нее были заведены все сети и коммуникации, установлены двери и оконные блоки.

Недостроенный монолитный дом в «Зеленом», в районе остановки «Танк», где не так давно с пятого этажа упал и травмировался девятиклассник, тоже теоретически при определенных обстоятельствах мог бы из дома-призрака превратиться в уютное и комфортное жилье.

IMG_0553Шансы есть и у других заброшенных многоэтажек: на бульваре 8 Сентября, в поселке Холодная Балка по улице Целинной, в районе железнодорожного вокзала, в микрорайоне «Первомайском», в поселке «Коммунар»… Не все потеряно и для так называемых «югославских домов» на «Восточном», стоящих на пересечении улиц Ферганской и Героев Сталинграда. Если бы достроить «югославцев», они могли бы стать новым жилым комплексом, настоящим украшением Гвардейки!

И, что немаловажно, на макеевские дома-призраки не махнули рукой и студенты ДонНАСА — главного строительного вуза республики. Вячеслав Шаталов, старший преподаватель кафедры «Городское строительство и хозяйство», рассказал нам, что будущие градостроители не раз выбирали восстановление наших «заброшек» темой своих курсовых и дипломных работ, прорабатывая их реанимацию до самых мельчайших деталей. Стало быть, ничего невозможного нет?

Неужели не опасно?

«Разморозить» заброшенные стройки… Звучит практически как утопия. Но тем любопытнее разобраться, действительно ли возможно не позволить этим зданиям превратиться в грустные руины? Ясно, что на столь глобальный ренессанс придется затратить миллионы и миллионы рублей. Но кто эти деньги должен и, главное, сможет вкладывать — собственники, республика, потенциальные жильцы? И не опасно ли будет людям после такого восстановления въезжать в дома, каркасы которых простояли десятки лет в прямом смысле слова «на семи ветрах»?

— Конечно, во многом суть вопроса упирается в деньги, — разъясняет ситуацию главный архитектор Сергей Ефанов. — И серьезные средства понадобятся не только на само восстановление зданий. Первый и весьма затратный этап — доскональное техническое обследование конструкций, потому что их годами разрушала не только природа, но и, в первую очередь, руки человека: разворовывались стройматериалы, уничтожались сети и коммуникации… Такое обследование осуществляется специалистами с помощью современного оборудования. Приборы определят состояние каждого элемента: несущих конструкций здания, фундамента и так далее. По итогам будет выдано официальное заключение. Если после обследования в доме разрешат вести ремонтные работы, значит, все конструкции надежны.

О собственниках и законах

IMG_0557— Второй немаловажный момент, который нужно учитывать, — юридический, — продолжает Сергей Васильевич. — Каждое недостроенное здание — это частная собственность, которая имеет владельца и охраняется законом. Но когда у собственника нет средств продолжать строительство, процесс замирает — на годы, а то и на десятилетия. Это значит, здание потихоньку превращается в руины. В таких обстоятельствах дом нередко перепродается: приходят новые инвесторы, вкладывают деньги, но по каким-то своим причинам тоже не доводят строительство до конца… К тому же после таких перепродаж мы не всегда можем знать реального собственника объекта. Сделка о купле-продаже осуществляется на уровне нотариуса, свидетельство о праве собственности в отделе объектов недвижимости не регистрируется — в результате в документах Управления архитектуры владельцами здания значатся одни организации, а на деле ими могут оказаться совершенно иные фирмы и компании.

Государству же, чтобы взяться за восстановление объекта, нужно сначала признать его бесхозным, перевести в фонд госимущества. Процедура эта долгая и кропотливая, суды, как правило, растягиваются на много лет, а дом тем временем все также продолжает приходить в негодность. На мой взгляд, данную проблему может сдвинуть особый подход на законодательном уровне: если инвестора на возводящемся объекте нет год-два, необходимо определять стоимость здания, фиксировать ее и передавать полномочия на строительство либо государству, либо другому инвестору. Притом делать это нужно как можно скорее: с каждым годом технические характеристики и ценность здания ухудшаются в геометрической прогрессии, а вложения, соответственно, увеличиваются с той же прогрессией. В некоторых случаях вообще рациональнее снести объект и на его месте возвести новый. Так сегодня делают во многих странах мира.

Так все-таки: «разморозят» или нет?

Таким образом получается, что реанимировать недострои, чтобы заселить в них семьи, пострадавшие от войны, — дело долгое, чересчур затратное и не слишком целесообразное даже в республиканских масштабах. Сергей Ефанов пояснил: для этих целей оптимальнее использовать все-таки брошенное жилье. В городе и республике бесхозные квартиры имеются в достаточном количестве, состояние их менее удручающее, поэтому и средств для приведения в порядок необходимо потратить значительно меньше. А коль ремонтные работы закончатся скорее, значит — справить долгожданное новоселье оставшиеся без крыши над головой люди смогут намного быстрей.

Поэтому очевидно, что «заброшки» в нынешних условиях могут представлять интерес разве что с точки зрения коммерции. Поэтому макеевским домам-призракам если и остается надеяться, то исключительно на порядочных инвесторов. А те придут, когда будут уверены в стабильности и безопасности собственных финансовых вложений, если будут знать, что есть спрос на отремонтированные квартиры. Обрести такую уверенность собственникам во многом поможет окончание боевых действий, следом за которым, уверены, последует и стабилизация экономики.

Как бы там ни было, наболевшую проблему со «стройками века» и другими заброшенными объектами нужно решать при первом удобном случае. Что возможно, достраивать, что нет, демонтировать. Еще было бы неплохо обязывать собственников охранять и содержать в порядке территорию своих владений. Потому что пока она остается «на семи ветрах» и без присмотра, там снова и снова будут происходить трагедии, правонарушения, пожары. В одном только здании бывшего МУРЦа «Радуга» в 2016-м случилось аж 20 возгораний! Когда этот номер «Вечерки» отправлялся в печать, макеевские спасатели нам сообщили: в «Радуге» снова был пожар. Девятый, кстати, за этот год…

«Вечерняя Макеевка» — городская массовая газета. Тираж 14003. Адрес редакции: ДНР 86125, г.Макеевка, Центрально-Городской район, ул. Ленина, д.95. Приобрести «Вечерку» можно в городских киосках «Союзпечать». А подписаться — в вашем почтовом отделении, на родном предприятии и в редакции «ВМ».