669«Вечерка» продолжает публиковать на своих страницах цикл материалов, посвященных столетию Великой Октябрьской социалистической революции. Сегодня вашему вниманию предлагаем главы из сборника статей известного макеевского краеведа, Почетного гражданина нашего города Николая Колодяжного. Николай Александрович был добрым другом “вечерковцев”, благодаря его исследованиям установлена точная дата основания Макеевки. Своим любимым делом – изучением истории родного края – Колодяжный занимался до последних дней жизни. Краеведа не стало 9 марта 2012 года.


В сегодняшнем материале пойдет речь о том, как революционные события разворачивались в родном автору поселке Ясиновка. На мысль написать об этом Николая Александровича натолкнула старая фотография, которую сохранил старожил поселка Лука Демьянович Шиян. На снимке был изображен человек, о котором жители Макеевки почти ничего не знают. А знать надо было бы, ибо подпись на фото гласит: «Васильев Никита Трофимович. Член КПСС с 1917 года. В годы революции и гражданской войны командовал партизанским отрядом рабочих Макеевки».

668«Кем он был, как прожил, как воевал? — задал себе вопрос Николай Колодяжный. — Ничего не известно. Разве только то, что он был рабочим газомоторного цеха Макеевского металлургического завода… Скудны у нас сведения о героях тех лет, очень скудны. И чтобы эти имена не затерялись, не забылись совсем, хочу рассказать о тех, о ком сумел кое-что узнать…»

Одним из таких людей, жизнь и судьбу которого удалось проследить краеведу, оказался Илья Лукич Симферопольский. «Он был польским революционером, поселившимся в Ясиновке после событий 1905 года. Среднего роста, коренастый, энергичный, общительный, сероглазый блондин, он сразу понравился местным жителям, завоевал их доверие. Вскоре он женился на девушке из Ясиновки. Его женой стала красавица и умница Татьяна Сидоровна Закоморная.

По заданию Юзовской парторганизации Симферопольский построил в урочище Торец (ныне Горки) мастерскую и кузницу для ремонта бричек и сельхоз-инвентаря. Туда часто приходили и подолгу засиживались незнакомые люди. В зарослях вблизи урочища пряталось оружие, скрывались люди, преследуемые царским правительством.

Жители вспоминают, что в ноябре 1917 года Симферопольский шел с красным флагом во главе небольшой группы людей по улицам Ясиновки. Зажиточные поселковцы, стоя в сторонке, шептались:

— Кто бы мог подумать, что такой пан окажется главным революционером в слободе!

Илья Симферопольский выступил на площади и рассказал слобожанам об октябрьских событиях в Петрограде, о первых декретах Советской власти, предложил переизбрать в поселке власть. Но переизбрать не удалось. Большинство жителей было за то, чтобы не спешить, посмотреть, что это за революция, что из этого выйдет.

Вскоре в поселок пришли калединцы. Правда, быть хозяевами здесь им пришлось недолго. В декабре 1917 года красногвардейские отряды изгнали их на Дон, а партизаны разбили гайдамаков, пытавшихся взять власть в Екатеринославской губернии.

В январе 1918 года в Ясиновке все же была установлена Советская власть, — пишет в своей книге краевед Николай Колодяжный. — Было это так. Слобожанам на сходке предложили голосовать за один из пяти «ящиков», то есть за установление одной из пяти властей: анархистов, меньшевиков, эсеров, националистов или большевиков. Крестьянам не нравились анархисты, которые отличались безвластием, самосудами, грабежами и уравниловкой. Не подошла и власть меньшевиков, запрещавших раздел общинной земли до разрешения какого-то их собрания.

В конце собрания выступили фронтовики, вернувшиеся с первой мировой войны, — Афанасий Логвинович Клок и Терентий Спиридонович Цыб. Они рассказали о партии большевиков, сообщили, что те борются за мир, за передачу земли крестьянам, за равенство, свободу.

Крестьяне поняли, что это и есть та власть, которая им нужна. Большинство участников схода проголосовали за большевиков. Афанасий Клок был избран председателем Совета, а Терентий Цыб — секретарем.

Тревожное было время. В апреле 1918 года в слободе Ясиновка появились германцы. «Где большевики?» — спрашивали они. «Убежали туда», — показывали на северо-восток слобожане, хотя в Ясиновке оставались и большевики.

Германцы, а с ними и вернувшиеся гайдамаки пробыли в Ясиновке до осени. Осенью вернулась Советская власть.

Но через несколько недель — снова перемены. Теперь пришли деникинцы. Первый председатель Совета Афанасий Клок был арестован и доставлен в «сборню». Вечером он попросил часового вывести его по надобности, и когда вывели — побежал. В него стреляли. Но бывалого фронтовика не так-то легко было сразить. Он ушел от карателей, перешел фронт, который проходил тогда между Ясиновкой и Скотоватой, и явился в Совет станции Авдеевка. Оттуда его направили председателем сельсовета в Гродовку.

В первый же день нового его председательства к сельсовету подъехала группа всадников. Клок догадался: «махновцы». Сел в сторонке от своего стола, сделал вид, что ждет кого-то. «Где председатель?» — спросили, входя «махновцы». «Вышел куда-то. Сам вот жду», — ответил он.

— Позови его! — потребовали визитеры. Клок пошел звать и, конечно же, не вернулся, потому что ушел к красным.

А вот еще одна страничка тех лет. В дни, когда в Ясиновке стояли деникинцы, в доме Демьяна Шияна вечерами стали собираться молодые рабочие и крестьяне, гости из Макеевки. Для маскировки на столе всегда стояла выпивка. Собравшиеся совещались, как помочь Красной Армии освободить Ясиновку от деникинцев. Ранней весной 1919 года Сергей Шиян мелкими группами перевел через фронт к красным 20 макеевских и 50 ясиновских партизан. Кстати, сейчас на месте перехода стоит шахтерский поселок, который в честь тех событий назван Красный Партизан.

Луку Шияна, 13-летнего братишку Сергея, партизаны попросили устроиться на станции Ясиноватая, чтобы наблюдать за продвижением бронепоездов и войск. И стал Лука глазами и ушами партизанского отряда. Уже будучи старым человеком (он 1906 года рождения), Лука Демьянович поведал краеведу Колодяжному о тех днях, назвал немало полузабытых имен. Это он показал автору книги фотографию, с которой начался этот рассказ. Шиян сообщил: сводным отрядом партизан в то время командовал Никита Трофимович Васильев, комиссаром был Котляревский. Командирами ясиновской части отряда стали Яков Кириллович Смалько, Петр Васильевич Шинкарь, Павел Демьянович Щербань. Связным у партизан был Даниил Павлович Назаренко. Будучи без ноги, он не вызывал подозрений и поэтому беспрепятственно ходил по округе.

Однажды он принес в отряд тревожную весть: деникинцы взяли родителей тех ясиновцев, чьи сыновья ушли в партизаны. Бьют их, издеваются. Взволновались партизаны, пошли к командованию и попросили разрешить операцию по освобождению стариков.

Партизаны хорошо знали родные места, легко угадывали, где находятся вражеские заслоны. Разгромив заслоны на водокачке, под хутором Лебяжьим и под станцией Криничная, они очистили путь основным частям красных. Утром, на второй день наступления, группа партизан проникла на станцию Криничная и, забросав гранатами броненосцы «Иван Калита» и «Офицерская честь», вывела их из строя. В результате этого Красная Армия освободила поселки Ясиновка, Криничная, Путепровод, рудник Буроз, Ханженково и город Дмитриевск (Макеевка). Фронт до конца мая установился между Ханженково и Харцызском.

Так в Ясиновке уже в третий раз была установлена Советская власть. Но деникинцы вскоре получили подкрепление танками, орудиями, боеприпасами, обмундированием и 22 мая снова перешли в наступление. Бои были сильные. Главным опорным пунктом Красной Армии стала в те дни станция Ясиноватая. Между нею и Криничной курсировал красный бронепоезд «Гром» и отбивал наступления деникинцев, пока не вышел из строя на ответвлении железной дороги к Макеевке.

Но у красных был еще бронепоезд «Молния». Он и прикрыл последний эшелон отступающих на Скотоватую красных отрядов. Белые все же отрезали бронепоезду путь к отходу. К тому же у него кончились боеприпасы. И тогда экипаж решил покинуть бронепоезд и уходить пешком. Этот отход и прикрывал неизвестный матрос, которого обессиленным взяли белые и расстреляли на глазах у жителей слободы Землянки. В 1923 году на месте его захоронения в центре Землянков был поставлен памятник с надписью: «Павшему бойцу за социализм от крестьян села Землянки».

29 декабря 1919 года слобода Ясиновка снова была освобождена от деникинцев. И над ее сельсоветом опять, уже в четвертый раз, заполыхал красный флаг.

Сегодня внуки и правнуки борцов за Советскую власть в наших краях мало знают о событиях тех дней, не знают имен прадедов, погибших тогда за правое дело. Не знают их и молодые жители Ясиновки. Так и неведомо до сих пор, где похоронен революционер Симферопольский, неизвестным осталось и имя отважного матроса, многих других героев. Может, когда-то нам станет известно и это. Но все должны знать: мы в вечном долгу перед их памятью…», — говорит в своей книге Николай Колодяжный.