IMG_4808— Поехал — и не узнал Петербурга. В Москве жизни уже не было, хотя и шла со стороны новых властителей сумасшедшая по своей бестолковости и горячке имитация какого-то будто бы нового строя, нового чина и даже парада жизни. То же, но еще в превосходной степени, было и в Петербурге. Непрерывно шли совещания, заседания, митинги, один за другим издавались воззвания, декреты. Невский был затоплен серой толпой, солдатней в шинелях внакидку, неработающими рабочими, гулящей прислугой и всякими ярыгами, торговавшими с лотков и папиросами, и красными бантами, и похабными карточками, и сластями, и всем, чего просишь. А на тротуарах был сор, шелуха подсолнухов, а на мостовой лежал навозный лед, были горбы и ухабы, — так писал о своих мартовских впечатлениях революционного Петербурга Иван Бунин. В нашей родной Макеевке 1917-го события по колоритности мало чем отличались, но, все же, хронологический круговорот революционных перипетий заслуживает особого внимания. Поэтому мы продолжаем  виртуальное историческое путешествие с нашим неизменным гидом — старшим научным сотрудником Макеевского художественно-краеведческого музея Александрой Дмитриевой.


Для начала, стоит отметить, что в ходе военных действий наш город неоднократно становился ареной самых ожесточенных боев.

— Кто был более прав, кто виновнее в этой братоубийственной войне, сегодня искать бесполезно. Белые, красные, «зеленые» и другие многочисленные «третьи силы» соревновались друг с другом в жестокости по отношению к противникам, — подчеркивает Александра Олеговна. — Летучий конный казачий отряд под командованием есаула В.М. Чернецова занял Макеевку в конце декабря 1917 года, окружил Совет и 1 января 1918-го, после трехдневной осады, разгромил оборону защитников Ясиновского рудника. Казаки  устроили кровавую расправу над рабочими, расстреляли 73 шахтера и сорок пять австрийских военнопленных, пришедших на помощь рабочим. Казачьи части были введены на Парамоновский, Щегловский, Марковский, Прохоровский рудники.

IMG_4819В ходе противостояния из красногвардейских формирований был создан 1-й Макеевский революционный отряд — 1000 человек. Командовал отрядом десятник лесного склада шахты «Софья», член Макеевского исполкома Константин Рыклюс. Комиссаром отряда был Михаил Васютин – рабочий завода «Унион», вернувшийся с фронтов Первой мировой войны.

— Среди макеевчан, вписавших в летопись тех событий свои имена, и Александр Тимофеевич Мишин – боец отряда и его жена  О.В. Мишина, ставшая сестрой милосердия в отряде.  Они были участниками боевых действий не только в Донбассе, но и воевали за Киев, помогая восставшим рабочим завода «Арсенал». Именно тогда Александр Мишин  погиб, — рассказывает старший научный сотрудник музея.

Однако наиболее ожесточенным противостояние в Макеевке было во время наступления Добровольческой армии А.Деникина.  Донбасс был опорой большевиков на юге России, поэтому в отношении его населения белогвардейцы придерживались тактики террора. Сомнений в этом не оставляет Приказ № 1 Деникина населению города Юзовки и его района, в котором  утверждаются приказы коменданта Макеевского горного района есаула Жирова: «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать», «Приказываю всех рабочих арестованных повесить на главной улице и не снимать три дня», а также резюме означенного приказа № 1: «Объявляю, что не только всякое выступление, но даже и попытки к оным, хотя бы в виде сборищ на улицах, мною будут прекращаться силою оружия, причем без всякого предупреждения по всякой собравшейся толпе будут  произведены действительные выстрелы, а задержанные при этом лица будут на месте расстреляны».

IMG_4811— В условиях белогвардейского террора активизирует свою деятельность большевистское подполье, занимаясь подготовкой вооруженного выступления. 31 декабря 1919 года, в самый канун нового 1920 года, части 42-й стрелковой дивизии 13-й армии освободили Макеевку от деникинских войск. В городе окончательно утвердилась советская власть. Разгромом деникинской контрреволюции гражданская война на территории Макеевки закончилась, — акцентирует Александра Дмитриева. — В других регионах бывшей Российской империи война продолжала бушевать до 1921 года. На ее фронтах мужественно сражались и макеевчане. В дивизии легендарного комдива Г. Котовского воевал молодой шахтер Никита Разуваев. Никита сменил умершего отца на шахте в четырнадцать лет, став главным кормильцем в семье. Тяжелый шахтер-ский труд, постоянная усталость и безысходная нужда сделали его активным участником    борьбы рабочих за светлое будущее. Свой  боевой путь он начал в отряде шахтера Д.П.Жлобы, а затем в кавалерийской бригаде Г.Котовского служил разведчиком.  После окончания гражданской войны Никита Васильевич Разуваев, вернувшись к шахтерскому труду, получил грамоту за успехи в труде и звание Заслуженный шахтер.

IMG_4806В итоге после окончания гражданской войны и восстановления разрушенного народного хозяйства страна приступила к строительству социализма – нового, еще не виданного в мировой истории бесклассового общества свободного от эксплуатации человека человеком. О дальнейших страницах советской жизни макеевчан многие знают не понаслышке. Но это уже совсем другая история. А наше увлекательное путешествие вглубь событий  революционного 1917-го завершилось на станции «Строительства социализма». Как гласили слова знаменитого международного пролетарского гимна: «Мы наш, мы новый мир построим — кто был ничем, тот станет всем».

Но не будем спешить переворачивать революционную страницу жизни Макеевки.

Предлагаем вашему вниманию воспоминания свидетельницы тех резонансных дней, подготовленные по материалам историка Валерия Холодова.

«Тот март я не забуду никогда…»

Воспоминания первого секретаря Совета рабочих депутатов Берестово-горного округа в 1917 году, активного участника борьбы за Власть Советов в 1917-1920 годах, макеевчанки Марии Кузьминичны Синютиной.

«Первое мое знакомство с руководителями подпольной организации  большевиков  произошло так. В 1915 и 1916 годах я работала на руднике. Рабочих всех хорошо знала. Знала и руководителя подпольной организации — Романа Яковлевича Терехова и многих других членов этой тайной группы. При мне они не стеснялись и открыто говорили что, когда и где намечают предпринимать. В подпольной парторганизации обо мне тоже знали всё: я с раннего детства начала работать. Отец мой — шахтер — умер в 1911 году, мне в 13 лет пришлось уже идти трудиться.

Зная мою благонадежность, десятник по вентиляции Драгин на работе дал мне в руки записку. В ней было написано: «Зайдите сегодня после работы на квартиру ко мне на единственных пять минут. Мне нужна ваша помощь».

После работы я пошла по записке. В квартире было много людей: Александр Плахов, Сенин, Даша Запруднева, Сенченко, Клава Головкина, Малышенко, Тимофей Кириленко, Тулупов. Терехов не выпускал из рук гармошки, а потом начал объяснять, зачем меня позвали: «Ты уже знаешь, чем мы занимаемся. Такие люди, как ты, нам сейчас нужны. Посидишь здесь с нами, послушаешь, чем мы занимаемся, и тебе совсем всё станет понятным», — сказал он.

Кириленко начал вслух читать журнал «Прикубанские степи», где было написано, что скоро царскому трону придет конец. По всей России народ был недоволен войной. Помещики и капиталисты сами не воевали, отдувался за них простой народ. Каждый день все больше и больше было убитых. Сколько бед уже наделала эта война, которая ни рабочему, ни крестьянину была не нужна. Нужна она была царю, помещикам и капиталистам. И снова повторилось: «Близится время, когда старая власть будет уничтожена. Царский трон уже рушится. Недалек тот час, когда мы заживем новой счастливой жизнью».

Я слушала эти слова, и они мне врезались в память на всю жизнь. Терехов подошел ко мне и спросил: «Хочешь быть с нами? Мы поднимем рабочий люд на борьбу против царского режима. Мы и есть те самые большевики, о которых только что Кириленко читал в газете. Возглавляет большевиков Ленин. Согласна с нами работать?». Я подала ему руку и сказала: «Смелые вы, хорошим делом занимаетесь». На следующем  же собрании меня и Тулупова приняли в партию. С этого момента я стала на путь борьбы рабочего класса против эксплуататоров.

Помню как сейчас: Кириленко привез из Таганрога целые пачки листовок, оставил их у Мокровой. Нас же предупредил, чтобы все листовки к утру были  разбросаны на видных местах. Вместе с Феклушей, Дашей Запрудневой, Ксюшей Плаховой, Надей Алхимовой и другими мы все листовки распределили. Прокламации были распространены. Их засовывали в щели дверей, клали на порожки перед дверями, возле магазинов, на здании, в мастерских. Листовки призывали рабочих к забастовке, готовившейся к 1 мая. Нелегко было организовать забастовку, но людей в итоге собралось много, были и дети. Мы, никому ничего не говоря, подошли к руднику, окружили его. Начали выступать наши товарищи. Первым говорил Тимофей Кириленко. Говорил спокойно, но резко: «Нам не нужна война, на войне наживаются капиталисты, а трудовой человек гибнет и на войне, и тут, в тылу, на заводах. Жить становится невыносимо».

Наши требования к администрации рудника были тоже изложены в листовках. Выступал Малашенко, призывая шахтеров не выходить на работу до тех пор, пока администрация рудника не выполнит наших требований. От администрации на митинге никто не выступал. Полиция стояла в стороне. Дней пять-десять рабочие не выходили на работу. Для бастующих был организован сбор, а в какой-то из дней этих сборщиков полиция арестовала. Собрался вторично большой митинг. Забастовка прошла не совсем хорошо, но рабочие проявили свою сплоченность. Некоторые из организаторов забастовки  уехали, потому что начала сильно рыскать полиция.

В подпольную работу я была втянута так, что дома бывала мало. Несмотря на то, что в 1916 году жандармерия вела сильную слежку за подпольщиками, наша организация росла и крепла. В 1917 году парторганизация уже действовала открыто. Мы чувствовали силу и неудержимую мощь волны приближающихся перемен. С фронта доходили благоприятные вести: царские войска терпели поражение за поражением, в тылу полиция не могла сделать ничего с нарастающей силой гнева рабочего класса. Однажды утром прибежала ко мне Мария Котова и с порога сообщила: «Свергли царя!». Мы стали обниматься, кричать «Ура, свобода!». Мне, Котовой и Запрудневой тогда было поручено написать революционные лозунги. Но где нам было взять кумачовой материи? Мы решили в красных чернилах вымочить простыни, на которых белыми буквами вывели лозунги: «Долой империалистическую войну!», «Мир, хлеб и свобода трудовому народу!» и «Да здравствует демократическая революция!».

«Вечерняя Макеевка» — городская массовая газета. Тираж 14003. Адрес редакции: ДНР 86125, г.Макеевка, Центрально-Городской район, ул. Ленина, д.95. Приобрести «Вечерку» можно в городских киосках «Союзпечать». А подписаться — в вашем почтовом отделении, на родном предприятии и в редакции «ВМ».