CIMG0054Ивану Пипко – ветерану трудового фронта Великой Отечественной войны — в июне исполнилось 95 лет. Судьба его не баловала. Он был очевидцем ключевых событий нашей истории, главное из которых – Великая Отечественная война.

На его долю выпало пережить раннюю смерть отца, затем — смерть матери от туберкулеза. Сам здоровьем не отличался. Главным девизом жизни было трудиться во благо других, поэтому его призванием стала медицина. Всю свою долгую жизнь Иван Павлович читает книги, его познания во многих областях науки просто уникальны. Он и сейчас поражает молодежь своей памятью и знаниями. Воспоминаниями о 30-х годах ХХ века, о Великой Отечественной войне и послевоенном времени ветеран щедро делится со школьниками и студентами. Он постоянный гость ОШ №21, строительного центра им. Ф.Бачурина и других учебных заведений нашего города.

За три дня прочитывал книгу
Иван Павлович считает, что любовью к труду и тягой к чтению и знаниям он обязан своим родителям. Именно в семье заложилась основа нравственного отношения к жизни и к людям. Родители — Елизавета и Павел — жили дружно. В семье не то что грубого слова, даже громко не говорили. Уже подрастали старшие Мария, Варвара и Георгий, когда 9 июня далёкого 1923 года родился Ванюша. Позже появились Анна и Фёдор. Словом и делом отец поучал: «Не бери там, где не ты положил», «Держи голову в холоде, желудок в голоде, а ноги в тепле», «Они говорят, а ты не говори» (когда сын по любому поводу стал повторять «зараза», услышанное от соседей), «Лучший кусок отдай другому – пусть он порадуется», «Кто не работает, тот не ест».

Когда стало ясно, что прокормить четверых детей (старшая Мария вышла замуж), семье, не имевшей своей земли и родственников, не получится, было решено отправить Ваню к старшему сыну Георгию, который, следуя своей мечте, после седьмого класса уехал на Донбасс, окончил горное промышленное училище (при шахте «Капитальная-Марковка») и работал крепильщиком на шахте «Грузская». Вот к нему-то, 17-летнему парню, в декабре 1933-го с группой односельчан и отправили 10-летнего Ваню. Жили братья в шахтёрском общежитии в комнате на 6 человек. Не без юмора сейчас Иван Павлович рассказывает, как он на просьбу выключить электролампу пытался задуть её, как свечу, и с грустью добавляет: «Здесь начались мои университеты». Читал всё, что попадалось, начиная с журнала «Изобретатель и рационализатор», который выписывал Георгий (в семейном архиве хранится фотография участников 2-й Макеевской районной конференции изобретателей-угольщиков, сделанная в июне 1936 года). Читал запоем, за 3-4 дня прочитывал книгу.

Летом после 3-го класса школьники выливали из нор сусликов, которые наносили урон сельскому хозяйству, собирали жуков-вредителей на ячмене. В 7-й класс Ваня пошёл в селе Калиново, так как брат перешёл на другую шахту. Здесь он встретил друзей Николая и Григория, дружба с которыми продлится десятилетиями, выдержав все испытания временем. Судьба разбрасывала их в разные стороны, но они снова собирались, ездили друг к другу в гости, переписывались. Вместе окончили 7-й класс, вместе сдали экзамены в Макеевскую фельдшерско-акушерскую школу, вместе учились три года в одной группе и жили в одной комнате. Ивана Павловича избрали старостой группы, распределял учебники, тетради, билеты в театр. Однажды, попав на балет, друзья долго недоумевали, почему артисты молчат. Иван Павлович учился хорошо и получал повышенную стипендию — аж сорок пять рублей, на которую и жил. Борщ стоил 50 копеек, каша – 40, 300 граммов хлеба — 27 коп. 33 копейки оставалось, чтобы покушать второй и последний раз в день. Лишь однажды он решился взять отварную вермишель за 65 копеек. Каша с котлетой, стоившие рубль сорок, были не по карману.

Шесть стаканов кукурузы в день на троих
7 июня 1941 года Георгия призвали на военные сборы, а через две недели началась война. По слухам, отряд макеевчан направили под Смоленск, где шли ожесточенные бои. Фашисты рвались к Москве. Никаких вестей о брате так и не дождались. С фронта он не вернулся.

23 июня выпускникам выдали временные удостоверения об окончании полного курса Макеевской фельдшерско-акушерской школы. Ивана направили на подземный медпункт шахты им. Орджоникидзе, где он проработал до немецкой оккупации (октябрь 1941-го). Накануне всех расчитали, выдали выходное пособие, но что-либо купить на эти деньги уже было невозможно.

CIMG0219Старшая сестра Варвара, ранее приехавшая в Макеевку с младшими Аней и Фёдором, с началом оккупации с мужем и годовалой дочерью перебрались на родину мужа в Днепропетровскую область, оставив на попечение 18-летнего Ивана Павловича 14-летнюю сестру, 9-летнего брата, козу, пять курочек и собранную кукурузу. После нехитрых подсчётов определили, что в день на всех можно съесть не больше шести стаканов кукурузы. Весной посадили огород. Летом Федя нанялся пасти козье стадо соседей, чьи козы еще уцелели, за пол-литра молока и кусочек хлеба. Приходилось выживать и прятаться от немцев, чтобы не быть угнанными в Германию.

Наступил август 1943 года. Сначала люди заговорили об ожесточённых боях на подступах к Донбассу, потом об опасностях при переходе фронта. А мысль перейти линию фронта и воевать с фашистами не покидала фельдшера Ивана Пипко.

…Тёмными ночами небо озарялось вспышками. Над городом стояла тишина, завод не работал. С тяжёлым сердцем Иван Павлович возвращался к саманному домику на три семьи, одиноко прилепившемуся ко двору старой шахты «Чайкино» (район ост. «Ласточка» авт. №7). Мужики сказали, что оставаться дома опасно, и в ночь на 7 сентября Иван Павлович с другими мужчинами забрались в убежище из кольев для железнодорожных щитов с восточной стороны подъездных путей. Братишка с сестрой и соседкой затаились в погребе. На рассвете послышалась немецкая речь – немцы занимали позиции по другую сторону насыпи. Была опасность пострадать как от немцев, так и своих, если враг будет упорно сопротивляться. Велась перестрелка. С восходом солнца раздались радостные возгласы женщин, встречавших своих освободителей. Немцы отступили через огороды на запад. Всех переполняла радость, а когда увидели чёрные клубы дыма над Сталино, к радости добавилось чувство тревоги за столицу Донбасса. Город горел. Из ложбины, тянувшейся от нынешней шахты «Чайкино», медленно двигались советские солдаты с оружием наизготове. Они расходились в разные стороны и пересекали насыпь. Для освобождённых наступила новая жизнь. Федора зачислили в ремесленное училище, где он закончил 7-летку и обучился слесарному делу. А позднее он закончит техникум. Анна после окончания училища работала лебёдчицей, потом крановщицей.

На 50 лет судьбу связал с заводом
Через несколько дней объявили: военно-обязанным явиться с вещами на призывной пункт согласно графика. 20 сентября, никем не провожаемый с кукурузной лепешкой в заплечном мешке вместе с такими же мужчинами в сопровождении лейтенанта к ночи пришли в Марьинку. На следующий день по решению военно-медицинской комиссии кого-то отправили на фронт, а Ивана Павловича и ещё несколько десятков человек в сопровождении того же лейтенанта вернули в Макеевку. По приказу они на следующий день явились в отдел кадров металлургического завода им. Кирова. Иван Павлович получил задание осмотреть дезкамеру на предмет возможности её использования. Педикулёз (т.е. вши) встречается и сегодня, а в то время был массовым явлением. Камера оказалась неповреждённой, с необходимыми приборами, а вот два Ланкаширских котла требовали чистки. В числе других рабочих он зубилом и молотком счищал слой накипи в несколько сантиметров. Вскоре котлы заработали, а вместе с ними — баня и дезкамера. Все вновь прибывшие, а их привозили эшелонами прямо на завод, должны были пройти санобработку. Пока люди мылись в бане, их одежду Иван Павлович с девушкой-помощницей загружали в дезкамеру и пропаривали. Работали много.

CIMG0229Так как в фельдшерско-аккушерской школе было военное дело, учили Устав строевой службы, Устав караульной службы. Весной 1944 года Ивана Павловича привлекли к работе военно-учебного пункта при заводе в качестве инструктора по строевой подготовке, а также инструктора по элементам штыкового боя. Занимались два раза в неделю по два часа на территории нынешнего Парка металлургов.

В октябре 1945-го Иван Пипко был принят фельдшером в медсанчасть металлургического завода. Закончив в 1952-53 гг. шестимесячные курсы специализации рентгентехников по монтажу и эксплуатации при областной рентгенстанции, был переведен на должность рентген-лаборанта. Иван Павлович отдал своему любимому делу около 50 лет. Общественной работой для него стала гражданская оборона. На протяжении десятилетий с энтузиазмом обучал заводчан этому важному делу. На этой службе и получил звание старшего лейтенанта гражданской обороны.

Выйдя на пенсию, Иван Павлович стал отличным садоводом, на своем садовом участке выращивал фруктовые деревья и кустарники. Он и сейчас дает важные указания по выращиванию малины, томатов и цветов своим детям, внучке и даже соседям. Принципиальность, трудолюбие, честность и доброжелательность стали основными критериями его долгой жизни.

Татьяна Рыбальченко, Галина Баринова.