IMG_060111 мая свой первый государственный праздник будет отмечать Донецкая Народная Республика. Именно в этот день, год назад, на референдуме донбассовцы высказались за то, что хотят достойно жить в новой стране.

Был сложный год борьбы, становления, принятия решений. И за всеми этими процессами стояли люди, всем сердцем поверившие в то, что Донецкой Народной Республике быть.

Среди них — вице-спикер Народного Совета ДНР, полномочный представитель ДНР на переговорах трехсторонней Контактной группы в Минске, руководитель исполкома Общественного Движения «Донецкая Республика» и, наконец, наш земляк — Денис Пушилин, который на прошлой неделе с рабочим визитом побывал в «Вечерней Макеевке» и ответил на вопросы журналистов.

Если нужно — отдали бы и жизнь

— Денис Владимирович, когда вы решились на борьбу за Донбасс, вы отдавали себе отчет, насколько далеко вы готовы пойти, невзирая на последствия?

— Когда я впервые попал на митинг на площади, я совершенно не думал принимать в нем активное участие, а просто хотел поддержать его как житель области, в буквальном смысле похлопать в ладоши и помахать флагом — выполнив свой гражданский долг. И вот так я включился в эту работу, поскольку нужно было упорядочивать ситуацию, определяться с направлением, потому что поломать легко, а что строить?

Я, как и те ребята, что находились со мной, готовы были, если нужно, отдать и жизнь. Это абсолютно не громкие слова, поскольку осознанно был сделан такой шаг, когда уже обратного пути нет. Эту решимость трудно объяснить словами, это – внутри. Признаюсь, в один особенно острый момент при защите захваченного нами здания обладминистрации от спецназа под началом Яремы многие из ребят, и я в том числе, написали прощальные СМС своим родным. Но никто не собирался уходить с позиций, у нас даже мыслей таких не было. Было только непередаваемое чувство единства внутри, в сердце. Вот я теперь понимаю, почему победили наши деды в Великой Отечественной войне.

— Что написали вы в прощальном СМС своей семье, если не секрет?

— Люблю.

— Прошел ровно год, как 7 апреля была провозглашена ДНР. За это время произошло очень много событий. Для вас лично что стало настоящей победой и что, скажем так, разочаровало?

— Я по жизни оптимист и на все плохое стараюсь не обращать внимания. За этот год было очень много хорошего. Прежде всего у нас получилось то, что когда-то казалось нереальным, а для некоторых — смешным.

Вторая победа — мы прошли постреволюционный период, который мог бы затянуться. Мы под единоначалие пришли очень быстро.

— Наша республика сейчас в одном ряду с другими, непризнанными государствами. Известно, что с ними налаживаются контакты политического характера, а планируете ли вы налаживать и развивать культурные связи, чтобы показать нашей общественности их уровень жизни, достижение и развитие?

— Да, этим нужно заниматься. Некоторая работа уже ведется. Наш МИД готовит список стран, которые имеют такой статус. Конечно, не со всеми нам по пути. Но главное, что мы не намерены оставаться в статусе непризнанной республики долгое время. Ведь это сказывается, прежде всего, на рядовых гражданах. К примеру, продлить загранпаспорт или получить документ в 16 лет сейчас проблематично. Да, ввести паспорт ДНР не трудно. Для этого есть много наработок. Но с ним невозможно будет выехать за пределы республики.

Я буду делать все возможное, чтобы нас признали, сугубо в политическом русле.

— Сегодня некоторые прежние лидеры ДНР не очень лестно отзываются о перспективах развития молодой республики. С чем, по вашему, это связано?

— Многие из тех, кто был какое-то время нашим союзником и по той или иной причине ушел в отставку, сегодня находятся в информационном вакууме, а потому не до конца понимают, что происходит, и делают свои выводы. Эти выводы зачастую далеки от реального положения вещей. Обвинять их в этом нельзя, ведь, поскольку люди их спрашивают, они пытаются отвечать, исходя из той информации, которая у них есть. Поэтому одна из главных задач в настоящее время – заполнить этот информационный вакуум. Ведь что происходит сейчас? Если нет достоверной информации, то очень быстро рождаются домыслы, которые с большой скоростью распространяются по «сарафанному радио». Отчасти проблема связана с тем, что был период времени, когда не всю информацию можно было делать публичной. Сейчас ситуация изменилась и мы хотим, чтобы носителей информации (и газет в том числе) было как можно больше, чтобы была возможность дойти с информацией о реальном положении вещей буквально в каждую семью.

Автономия или независимость?

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы государственного устройства в ДНР?

— Сейчас еще допускаются различные варианты — от широкой автономии до полной независимости и присоединения к каким-то другим странам. Вопрос до сих пор остается открытым, потому что непонятно: будет ли официальный Киев выполнять Минские соглашения? А если говорить еще более откровенно — хватит ли у Европы сил и возможностей заставить Киев их выполнять?

В то же время нам необходимо жить сейчас и здесь, потому мы продолжаем строительство внутренней государственности. Важно понимать: при любом дальнейшем развитии событий возврата к прошлому уже не будет. Для нас не столь принципиально, как формально мы будем называться. Главное — как будут жить наши люди.

— Может быть такое, что изменения Конституции Украины, предусмотренные комплексом мер, выработанных в Минске, не будут соответствовать позиции ДНР…

— Я понял ваш вопрос. Изменения должны быть согласованы с нами, иначе этот пункт не будет считаться выполненным. А мы согласуем лишь то, что реально будет в интересах нашего народа, в том числе и проживающего за линией соприкосновения и лишенного возможности высказывать свою точку зрения, тем более — противостоять людям с автоматами.

Мы будем отстаивать реальную автономию, а не мнимую, каковой была, скажем, автономия Крыма, где все вопросы фактически решались Киевом. Изменениями в Конституции вообще должна быть предусмотрена возможность создания автономий в тех регионах, где люди сами этого захотят. Более того, мы предусматриваем создание ассоциации автономий — абсолютно иной формации, которая реально будет работать на благосостояние граждан.

И это должно быть прописано в Конституции.

— Заместитель главы миссии ОБСЕ Александр Хуг заявил о необходимости убрать линию разграничения на Донбассе. Как вы относитесь к такому заявлению?

— Вы знаете, чем ответила на это Украина — необходимостью потратить порядка 1 миллиарда гривен на… укрепление линии соприкосновения. Учитывая весьма переменчивые взгляды Киева, важно учитывать: эти средства могут быть потрачены совсем на другие цели — например, на подготовку наступления. Нам надо быть готовыми ко всему.

В целом же я — сторонник политического курса на решение вопросов, то есть посредством внесения изменений в Конституцию.

Мультивалютная система? Пока

— Пока шли боевые действия, главным было добиться прекращения огня. Но теперь появились другие трудности — например, высокие цены на товары и полупустые магазины. Как полпред ДНР по переговорам в Минске, что вы можете сказать — когда с нас снимут блокаду и что делается, чтобы это случилось как можно быстрее?

— Что касается снятия экономической блокады со стороны Украины, то это прописано одним из пунктов Минских договоренностей. Как скоро это произойдет — зависит, наверное, и от Германии и Франции в том числе, как и выполнение остальных пунктов. Но мы не можем позволить себе просто сидеть и ждать, когда снимут блокаду, мы стараемся решить эту проблему по-своему. На данный момент Министерство экономики республики четко следит, чтобы в магазинах были в наличии основные продукты питания. Согласен, что ассортимент сейчас не тот, к которому мы привыкли в последние годы, но все необходимое на данный момент в магазинах есть.

В самое ближайшее время начнут работу оптовые рынки в Амвросиевке и под Макеевкой — по типу тех, какие были в Горловке. Продукция будет поступать из Российской Федерации, она не будет облагаться налогами, чтобы уложиться в приемлемую цену.

Что касается денежной массы, то для ее пополнения введена мультивалютная система, дабы рынок сам определил, с какими денежными знаками нам проще и удобнее работать. Мы видим, что рынок определяется в сторону рубля, потому что гривна вымывается, и Украина все делает для того, чтобы это происходило.

Но чтобы люди получали зарплаты, нужно, чтобы работали все предприятия. Поэтому необходимо организовать сбыт продукции. Сейчас же много внешних рынков не задействовано. Хотя заказы есть, и в дальнем зарубежье в том числе, но важно документальное их оформление. Учитывая, что мы не очень признаны, с этим пока возникают сложности.

Есть и предприятия, которые по разным причинам стоят. Сейчас перед главами городов поставлена задача провести инвентаризацию предприятий, которые остаются закрытыми из-за того, что их собственники покинули территорию ДНР. Без нарушения права собственности, по заявлению коллектива, на них может вводиться государственное управление. Это важно сделать, чтобы дать возможность людям работать и получать зарплату. Мне известно, что у главы городской администрации Макеевки Юрия Ивановича Покинтелицы есть предложение по этому важному вопросу.

IMG_0628Верю в светлое будущее

— Хотелось бы услышать ваш ответ на вопрос, который сейчас у всех людей Донбасса на устах: когда окончательно закончится война?

— Я могу поделиться лишь своим восприятием того, что происходит. Мое мнение – маленькой войны, которую мы наблюдали, например, в январе, уже не будет.

Если все-таки будет война, то будет уже большая, с задействованием разных серьезных сил и прямого вмешательства США, возможно, Китая и, естественно Российской Федерации, которая будет противостоять. Справедливость, как правило, достается большой ценой. Нужно понимать, что сейчас все находится в подвешенном состоянии. Это – не внутриукраинский конфликт, это – геополитическое сражение. Украина — его плацдарм.

К сожалению, наши правители довели до того, что Украина стала «шахматной доской» в чужой большой игре. Кстати, Россия никогда не имела в своей истории колоний – даже те страны, которые присоединяла, она делала равными себе. Те же страны, которые нас пытаются учить демократии и так далее, до сих пор имеют колонии в прямом смысле слова, например, у Великобритании их целый список.

Так что — или большая война, или – войны никакой. Сейчас нет никакой логики открывать боевые действия ни с той, ни с другой стороны. Нам это не нужно, потому что для ДНР война обходится слишком дорогой ценой – наши ребята тоже погибают. Притом освобождая города, мы получаем разрушенную инфраструктуру, как это случилось с Дебальцево, которое нам же предстоит восстанавливать. Наши оппоненты относятся к Донбассу как к чужим городам – им же все равно их не восстанавливать, поэтому можно и разрушить, и взорвать и так далее.

Но Донбасс – наш дом, наша земля, я, лично, не собираюсь отсюда уезжать. У нас благие цели и благие задачи.

— Каким вы видите будущее ДНР?

— Светлым. Путь к миру и победе тернист, но я думаю, что у нас все получится.
Я вырос в СССР…

— Денис Владимирович, успех любого лидера во многом зависит от того, какой у него тыл. Является ли ваша супруга соратником в борьбе? Кто она по профессии?

— У нас нормальная славянская семья, в которой жена поддерживает мужа во всем.

У меня с Ириной абсолютное взаимопонимание. Она не упрекала меня ни в чем даже в те сложные моменты, когда для семьи существовали реальные угрозы. У супруги мирная профессия бухгалтера, мы с ней познакомились, когда вместе работали на «Сладкой жизни».

— А родители ваши кто, из какого вы рода-племени?

— Я из рядовой трудовой семьи, родители всю жизнь работали на Кировском заводе (Макеевский метзавод — ред.).

— Учитывая то, что на субботнике на Саур-Могиле, который недавно был организован Общественным Движением «Донецкая Республика», с вами была маленькая доченька Кира, вы считаете, что патриотизм нужно воспитывать с малых лет?

— Обязательно. Это нужно делать, чтобы в будущем никакая пропаганда не смогла повлиять на мировосприятие. Упущение в воспитании молодежи позволило с легкостью сжечь людей живьем (события мая 2014 года, Одесса) и гордиться этим. Сейчас важно получать информацию о Родине от первоисточника – из уст родителей, бабушек и дедушек.

И я делаю все, чтобы мои дочери росли в патриотической среде, как можно больше рассказываю им об исторических событиях, о любви к родному краю. Саур-Могилу мы отстаивали дважды. Вследствие этого героически погибли бойцы. Именно так я дочерям и говорю. Дети впитывают все «как губка», и это остается на всю жизнь. Впоследствии им невозможно будет навязать искаженные мысли и взгляды. А что касается субботника, в целом, то он был не последним. Я благодарен, что активисты нашего движения от Макеевки во главе с руководителем Ларисой Валентиновной Толстыкиной поддерживают все наши начинания.

-У вас день рождения 9 мая. То, что вы появились на свет в день Великой Победы, наверняка побудило относиться к этому празднику особенно трепетно…

Я мог родиться в любой другой день, но отношение ко Дню Победы не поменялось бы — 9 Мая всегда было и остается самым главным праздником нашего народа. И эти мои эмоции, мое уважение к бессмертному подвигу героев-освободителей — родом из детства. Я рос в СССР, и несмотря на то, что был еще достаточно мал, уже чувствовал гордость за свою большую и сильную страну. С детства слушал рассказы фронтовиков о Великой Отечественной, смотрел патриотические фильмы, знал героев, на которых хотелось равняться. За годы независимости Украины я потерял это чувство патриотизма. А когда ради чьих-то интересов начали переписывать историю, в том числе и Великой Победы, навязывать чуждых героев, я просто не смог в душе с этим смириться. Неприятие чужеродных, не свойственных нам ценностей стало одной из основных причин, по которой я вступил в протестное движение.

— На конференции Макеевского отделения Общественного Движения «Донецкая Республика», в которой вы принимали участие, вы сказали, что главное в работе организации — диалог с людьми. В связи с этим вопрос: есть ли у вас приемные дни и как у вице-спикера Народного Совета ДНР, и как у руководителя исполкома Общественного Движения «Донецкая Республика»?

— Я открыт к таким диалогам. Уверен, что они полезны будут, в первую очередь, мне как политику, потому что о проблемах надо знать из первых уст. И даже не один раз планировал дни приема. К сожалению, приходилось их откладывать в связи с командировками. И все же приемные дни у меня будут. И проводить их буду в городах для удобства людей. Так что, макеевчане, скоро встретимся.