SONY DSCВ далеком 1961 году 2 февраля на-гора был поднят первый уголь новой шахты “Ясиновская-Глубокая”, которой было суждено стать базовой для целого поселка — Нижняя Крынка.

Сегодня шахте — 55. За это время она пережила и знаменитые взлеты, были у нее и трудные времена. Но для “ясиновцев” судьба их предприятия всегда была неразрывна с собственной. В преддверии дня рождения шахты осуществился совместный информационный проект “ВМ” и пресс-службы ГП “Макеевуголь”. Здесь состоялась встреча с именитыми тружениками, которые своим трудом вписали золотые строки в историю предприятия. Некоторые и сегодня еще в строю.


Моя награда — заслуга всей бригады
Валерий Даникович пришел на “Ясиновскую-Глубокую” в 1978 году сразу же после службы в армии. Начинал простым горнорабочим. А через год, поднабравшись опыта, перешел в грозы. Затем был назначен бригадиром на участок №10.

— Наверное, не сачковал, вот и доверили этот пост. Коллектив у нас был слаженный, хорошо работали и не понаслышке ощущали, что шахтерская профессия престижна, — вспоминает о лучших годах работы Валерий Павлович. — У нас был многонациональный коллектив. И мы никогда не делились на своих и чужих, сообща отмечали праздники, знали, что у кого происходит в семье…

В 1998 году Валерию Даниковичу было присвоено звание “Заслуженный шахтер Украины”. И он уверен, что в этом — заслуга всей бригады.

Сегодня Валерий Павлович, будучи уже на пенсии, продолжает трудиться грозом на участке №3.

Визит к тетке, изменивший жизнь
— В начале 60-х я приехал в Макеевку в гости к тетке. Ее муж тогда работал на передовой шахте “Пролетарская-Глубокая” в знаменитой добычной бригаде Забара Ахмадеева. А я — трактористом в колхозе. Он говорит — оставайся у нас, пойдешь ко мне работать, — так, по словам Рамиса Халилова, круто повернулась его судьба. — Я был молодой, крепкий парень и меня сразу взяли на шахту. Все необходимые документы потом привез…

Через несколько лет молодой шахтер обзавелся семьей и перешел трудиться на “Ясиновскую-Глубокую”: поселок строился, рос буквально на глазах, там давали жилье без очереди. И буквально через полтора месяца молодая семья получила квартиру в новостройке.

Толкового парня руководство шахты заприметило сразу же. А когда создавался участок №10, он был назначен туда бригадиром. Его бригада всегда славилась высокими показателями в работе. На заслуженный отдых Рамис Халилов вышел в 1995 году. По стопам отца пошла его дочка. Закончив горный вуз, она некоторое время работала в техотделе “Ясиновской-Глубокой”, позже переехала с мужем-горноспасателем в Червоноград, где он возглавляет местный ВГСО.

Сын Халилова также трудился в ВГСО Шахтерска, но война внесла свои коррективы в жизни людей — он уехал с семьей в Казань.

Меняем порожняк на уголь
Иван Дидык, как и многие его коллеги, ставшие в последствии лучшими друзьями, окончил горно-промышленное училище и пришел на “Ясиновскую-Глубокую” молодым специалистом.

Очень скоро Иван Михайлович возглавил комсомольско-молодежную бригаду на четвертом добычном участке. Работали здесь не за страх, а за совесть: что ни день, то трудовой рекорд. Тогда, по его словам, никого подгонять не нужно было. Каждый старался помочь друг другу, поддержать. Были задор и желание работать, ведь все видели результат — у них был самый большой заработок на шахте. Затем комсомольско-молодежной стала вся комплексная бригада, которую также возглавил Дидык.

Шахта тогда давала до 5 тысяч тонн угля в сутки. И львиная доля в общем объеме угледобычи принадлежала бригаде Ивана Михайловича. Заслуженным признанием работящего шахтерского вожака стало присуждение ему премии Ленинского комсомола.
— Мы отрабатывали маломощный пласт и, помню, директор Борис Иванович Мягкий спрашивает у меня: “Сколько ты можешь дать угля?” “Сколько поставите порожняка, столько и дадим”, — вспоминает рассказчик. — Тогда за сутки наша бригада установила добычной рекорд — 1650 тонн угля.

…Сейчас такие темпы работы кажутся фантастическими. Но горняк-профессионал Иван Дидык, в чьей судьбе “Ясиновская-Глубокая” стала единственной и главной, — живое подтверждение былому героизму. Впрочем, как и его товарищи.

— Помнится, в моей молодости рассказывали горняки-ветераны, как после освобождения Нижней Крынки от немецких оккупантов создавали “дедовские” бригады и шли в шахту, чтобы научить молодежь премудростям добычи угля- завершает свой рассказ Иван Михайлович. — Наверняка и у нас хватило бы пороху показать современной молодежи, как надо работать. Думаете, не пошли бы? Пусть только позовут! Пусть только в Донбассе наступит мир!

Школа жизни трудовой
Так уж сложилось, что многие из коренных “ясиновцев” родом из других регионов.  Вот и Иван Маркусевич приехал сюда с Житомирщины. Он в детстве даже и не представлял, что такое труд горняка. В 1963 году после училища пришел молоденьким слесарем на шахту “Ясиновская-Глубокая”, которая стала для него всей жизнью.

— Через пару месяцев меня послали в добычную смену следить за работой техники. И так пошло-поехало, я помогал во всем, как мог. Тогда не делили: моя работа, твоя… Цель была одна — добывать уголь всей бригадой, — отмечает Иван Феликсович. — Довелось нам поработать и в качестве испытателей новейшей, по тем временам, техники.

В 1980 году на подмосковном Малаховском машзаводе создали новый экспериментальный угледобывающий комплекс К103, который решено было опробовать в работе на “Ясиновской-Глубокой”. По паспорту нагрузка на него составляла не более 850 тонн угля в сутки. Но “ясиновцы” при плане в 750 тонн в отдельные дни выдавали на-гора до полутора тысячи тонн угля в сутки, выжимая из техники все возможное. В ходе эксплуатации комплекса Маркусевич внес ряд ценных рационализаторских предложений, которые помогли усовершенствовать детище малаховских машиностроителей. Позже на ВДНХ ясиновские шахтеры, в том числе и Иван Маркусевич, были представлены к наградам выставки.

У шахты — и женское лицо
Принято считать, что угольные профессии — удел сильной половины человечества. Но зачастую можно увидеть, как спускаются в забои шахтарочки — участковые маркшейдеры. Их по праву считают лоцманами, верно указывающими правильные маршруты движения горных выработок.

Более 20 лет трудится на “Ясиновской-Глубокой” маркшейдер Наталья Шевченко.
— Я пришла на шахту после окончания ДПИ в 1994 году. Для меня шахтерская профессия — дело семейное. Довелось работать с настоящими мэтрами угольной отрасли, знаменитыми “ясиновцами”. И сегодня могу с уверенностью сказать, что весь наш коллектив — как одно целое, — считает Наталья Петровна. — Ведь у нас одна цель — добыча, которая позволит шахте и ее коллективу жить и развиваться. Главное, чтобы не было войны, чтобы не стреляли по ясиновским копрам из тяжелых орудий…

Наталье Шевченко вторит и ветеран труда, организатор музея трудовой славы шахты Валентина Анисимова, чей весь жизненный путь крепко связан с “Ясиновской-Глубокой”. Здесь она выступает своеобразным связующим звеном между прошлым днем и днем сегодняшним, оживляя в памяти ясиновцев былые славные имена и легенды.

За 55 лет на предприятии сменилось уже не одно поколение шахтеров. Но, как известно, бывших горняков не бывает. Сегодня на остановке автобуса, идущего на шахту из рабочего поселка, можно увидеть, как в одно и то же время в любую погоду здесь собираются на свою “планерку” старожилы “Ясиновской” — обсудить насущные дела, поделиться новостями. И здесь неоднократно обсуждалась идея Ивана Дидыка о создании ветеранских бригад, чтобы, как и в былые годы, вновь наполнить угольную реку “черным золотом”…

Вместо постскриптума. На память о встрече всем ветеранам-”ясиновцам” были вручены книги об истории отечественного углепрома и благодарственные письма от ГП “Макеевуголь” за подписью генерального директора Тараса Сидоренко.

Руслан Шулюпов. Вера Лященко.

Фото Юрия Павина.