SONY DSCРедкий начальник доедет до этого скромного поселка на окраине макеевской географии. Впрочем, не только нашей. Вертите глобус как хотите и присоединяйте Верхнюю Крынку к любому серьезному городу в округе — Харцызску, Енакиево, Горловке… Она все равно окажется на периферии любого из них со всеми вытекающими последствиями.

SONY DSCВ степи заблудилась… война
Посему очень многие прелести цивилизации тоже не добираются до поселка в донецкой степи. А вот война в августе — сентябре 2014-го не обошла Верхнюю Крынку стороной. Говорят, она, война, тогда просто заблудилась и совершенно случайно попала на эти благословенные земли. Но разве легче от того семьям, чьи дома были сожжены — три вследствие прямого попадания, один — из-за прихоти отступавших вояк?!

Ранеными за сорок горячих дней оказались 19 домов. Два снаряда угодили в школу, пробив бетонные плиты над спортивным залом и классом информатики. Само собой разумеется, полностью «полетело» остекление…

Взлетел в воздух и подтоптанный, но исправно несший службу мост через Крынку.

— Чем он помешал «освободителям», которые в ту пору и не думали покидать наш поселок, — ума не приложу, — делится мыслями и.о.главы поселковой администрации Геннадий Гудков. — Но главное — Господь не допустил непоправимого: он уберег все человеческие жизни.

Сегодня не иначе как горькой иронией воспринимаются слова одной из жительниц Верхней Крынки, спасавшейся от обстрелов в Мариуполе: «Если б не война, я бы и моря никогда не увидела»… А вообще о тех огненных событиях в поселке и вспоминать не хотят.

Не дать сломить себя
Не в обиду горожанам будет сказано, люди от земли — обычно трудолюбивые. И «аборигены» Верхней Крынки — не исключение. Руководствуясь главным правилом жизни: «Не дать сломить себя ни людям, ни обстоятельствам», они, как только война ушла на запад, сразу засучили рукава.

SONY DSCПервым делом надо было реанимировать мост, без которого поселковцы были отрезанными от «большой земли». И помощь подоспела вовремя. Шахты «Северная» и «Коммунарская», «Агроспецмонтажник» и РЭС, горводоканал и теплосеть, глава Советской райадминистрации Владимир Гизоев «скинулись по нитке» — кто компрессором помог, кто — краном, кто — сварочным аппаратом, кто — рабочей силой, и мост снова объединил два берега.

Затем подошел черед восстановления школы. Сразу поменяли плиты перекрытия с пробоинами в полметра диаметром, затем стеклили окна в классах в одно стекло, а в коридорах затягивали пленкой. А вскоре подоспела гуманитарка из России, и окна были полностью приведены в порядок. Приходила хоть небольшая, но очень важная помощь и из других источников.

SONY DSCРемонтом занимались родители учеников, педагоги и члены их семей. В итоге тот учебный год «опоздал» в ОШ №104 лишь на полтора месяца.

Как помочь семье без дома?
А вот вдохнуть новую жизнь в разрушенные войной дома пока не удалось.

— Гуманитарная помощь к нам движется очень долго, не могу сказать даже, в какую очередь по восстановлению жилья мы попали, — рассказывает Геннадий Гудков. — Пока получили шифер и окна только на один дом. Но есть и другая беда. Макеевское украинское БТИ оценивало наши дома прямо-таки как современные девятиэтажки в центре города. Потому у нас официально продать жилье из-за завышенной оценочной стоимости практически нереально. Люди стали «упрощать» процедуру: покупатель жилья отдавал сумму, на которой сторговался с владельцем дома, в подтверждение расчета брал расписку и начинал хозяйничать. Таким макаром был приобретен и тот самый дом, который в сентябре 2014-го сожгли отступавшие военные. А в нем проживала семья с тремя детками. Теперь она не имеет никаких прав на поддержку государства — ни в восстановлении жилья, ни в постановке на квартирный учет.

Вроде бы люди сами виноваты — не соблюли действующее законодательство. Но есть и человеческая сторона вопроса. Болит душа за семью, а как помочь ей?

Нет услуг — нет проблем
Эта беда — самая тяжкая. С другими же в Верхней Крынке давно смирились.

Поселок со своими селами (таковых шесть, если считать обезлюдневшее после закрытия Монаховского карьера Алмазное) буквально опоясан газопроводами, но сам остается без газа. И водопровод для верхнекрынцев — излишняя роскошь. Вот колодец с ключевой водой — в самый раз. Потому здесь нет ни порывов сетей, ни долгов по оплате. Хотя это далеко не та идиллия, к которой надо стремиться.

Слава Богу, электричество дошло в эти края. Хотя и тут не обходится без накладки. Жители двух улиц в Монахово исправно платят за свет по счетчикам, но вот линии электропередач на них 20 с лишним лет формально бесхозные. Потому в случае аварии люди сами занимаются ремонтом сетей, карабкаясь по столбам, на которые даже смотреть страшно. Сейчас, к счастью, появилась перспектива решения этого вопроса, но, сколько еще времени понадобится, чтобы поставить в нем точку?

Не есть приятным исключением из проблем отдаленных поселков и состояние дорог. Поселковцы понимают: в очереди за нормальным дорожным полотном они в Макеевке в числе последних, и тем не менее, хотят хотя бы минимальных улучшений.

— В нынешнем году было много вырубки при ремонте дорог в городе. Я попросил всего лишь 40 тонн для засыпки самых больших ям, — вспоминает глава поселковой администрации. — УЖКХ, как и в прошлые годы, пообещало завезти в октябре. И по старой недоброй традиции в октябре мы помощи не дождались, как и в другие месяцы года.

SONY DSCНа своих двоих
Ужасные дороги — одно из объяснений, почему в этой глуши не хотят работать автоперевозчики. Автобус сюда заглядывает дважды в сутки. Раньше электричка проходила, в том числе и в 10 утра, а теперь только в 5 утра и в 5 вечера. Четырежды жители округи отстаивали дневную электричку, но в пятый — не удалось. А без транспорта выживать там очень сложно.

Один вопрос — работа. Основная масса взрослого населения трудится в Енакиево, это 8 километров по прямой. Ехать через Макеевку — ровно в 10 раз дальше плюс 64 рубля за проезд в одну сторону. Электричкой крайне неудобно из-за времени ее отправления. Что остается? В погожий день — велосипед, в ненастье — машина в складчину.

А еще жители округи работают на шахтах — «Северной», «Ясиновской-Глубокой», «Ждановской», «Коммунарской», на Розовской птицефабрике… И каждый добирается как может. Хотя, было дело, звучали обещания запустить «газельку».

Нужна она, к слову, не только для работяг. Здесь проживает очень много пенсионеров — самых дисциплинированных плательщиков. Чтоб рассчитаться за то же электричество, им необходимо как-то добираться в Ханженково, Коммунар, Ханженково-Северную…

В саму Верхнюю Крынку также весьма проблематично добираться учителям местной ОШ №104, но они еще держатся. А вот медсестра ушла. Была дивчина здесь, хорошо работала, старикам побороть недуг помогала… «Скорая помощь», конечно, приезжает по вызовам, но это ж совсем не нормально, если на территории поселка-старожила некому даже укол сделать.

Пешочком в любую погоду и дети в школу ходят, и родители в магазины в другие поселки, ведь на всю Верхнекрын-скую администрацию с ее населенными пунктами — всего один продуктовый ларек…

В общем, едва ли не везде приходится добираться на своих двоих.

SONY DSCНеужто Господь покинул Крынку?
К сожалению, о почтовом отделении и тем более — банковском в Верхней Крынке можно разве что мечтать. Конечно, почтальоны работают — пенсию разносят в установленные сроки. Но вот попытки решить вопрос оплаты через них электроэнергии оказались безуспешными.
Совсем не лишним был бы и какой-то аптечный киоск — лекарствами ведь на всю жизнь не запасешься.

Конечно, низкая покупательская способность и большая отдаленность населенных пунктов отпугивают потенциальных поставщиков товаров и услуг. Но интернетчики ведь узрели свою выгоду и затянули в Верхнюю Крынку всемирную паутину! И теперь здесь можно наблюдать «онлайн» не только за ростом рассады в собственной теплице (а здесь теплиц и парников очень много, это выгодный бизнес), но и, скажем, за выборами в Штатах…

Кстати, интернет — не единственное развлечение в поселке. Продолжают работать клуб и библиотека, в которую еще захаживают за чтивом поселковцы. Жаль только, что церковь прекратила службу. Чтят местные жители православие и хотят иметь свой храм.

— Жизнь у нас меняется в соответствии с возрастом поселковцев, — подводит итог разговору Геннадий Гудков. — Молодежь старается уехать в город, а старики даже коров почти не держат, коих десятилетиями считали своими кормилицами. Но, поскольку живут тут люди, то и мы будем работать, отстаивать их интересы.