SONY DSC
SONY DSC

Есть ли жизнь после войны? В поселке Верхняя Крынка — есть, и сегодня — уже не совсем горькая. Во-первых, в период обстрелов, длившийся с 11 августа по 19 сентября 2014-го, Бог миловал от непоправимого. А во-вторых, жители поселка с первых часов после исхода военных сами стали поправлять все, что было в их силах. И не удивительно. Это мы, горожане, после работы — сразу на диван, а в случае коммунальной проблемы — бегом по властным кабинетам. Сельчане же всегда живут по неписанному правилу: хочешь сделать хорошо — сделай сам.


И все же, последствия военных действий — это не тот случай, когда полностью можно обойтись без сторонней помощи.

Беда громила без разбору
Итак, редакционная машина взяла курс на Верхнюю Крынку — это в 30 километрах от центра Макеевки. Едем на той же скорости — 30 — потому как особенно вторая часть дороги, — это не совсем дорога, а в основном направление. Причем, по нему можно отследить все прошлое столетие: этот участок прокладывал колхоз «118 павших коммунаров», этот — дорожная организация 80-х, следующий — народные депутаты уже в этом десятилетии… Молодая республика, измотанная войной, еще не успела оставить свой след в дорожном строительстве. Сейчас жители Верхней Крынки ждут от нее содействия в восстановлении домов и школы.

Есть мнение, что ВСУ в прошлом году попали сюда по ошибке. Мол, намеревались совершить марш-бросок на Марьинку. Так или иначе, но когда их вытеснили ополченцы, в Верхней Крынке на 556 дворов остались в разной степени пострадавшими 10 домов, кроме того три — разрушенными от прямого попадания, а четвертый дом спешно отступающие солдаты просто спалили. Школа тоже сильно пострадала. Мост на въезде в поселок и вовсе приказал тогда долго жить.

На исходе лета — начале осени минувшего года в Верхней Крынке без крова остались и простые жители, и семья заместителя главы поселка.

— Благо, никто не погиб и не получил серьезных ранений. В самые горячие дни спасали людей погреба и подвалы, — с горечью вспоминает и.о.главы Верхней Крынки Геннадий Гудков.

К слову, в обывательском представлении человек во власти — это, как правило, человек на крутой иномарке, с «накрученной мобилой» и высокомерным взглядом. Но это вовсе не о Гудкове. Поднимается Геннадий Иванович ранним утром и вместе с простым людом добирается с Нижней Крынки до Верхней — сперва автобусом, затем электричкой, потом пешком. За это время насквозь пропитывается настроением, запросами и тревогами земляков. Хотя, в общем, ничего нового для себя не открывает. Главное и без того известно: залечить военные раны и верить, что лучшее — впереди, и справедливость восторжествует.

Переправа, переправа…
Когда то здесь, то там на тебя глядят зловещие последствия боевых столкновений, невольно вспоминаешь знаменитого Васю Теркина: «Переправа, переправа, берег — левый, берег — правый…» Старенький, но еще надежный мост через реку Крынку на въезде в поселок, 2 сентября 2014-го сперва был проломан въехавшим на него украинским танком, а следом и вовсе взорван. Поселок оказался отрезанным от внешнего мира. Но народ сокрушался недолго. Засучили поселковцы рукава и давай разбирать завалы, а вскоре и мощные силы со стороны пришли пособить техникой, материалами и рабочей силой. В числе коллективных помощников были шахта «Северная», ГП «Макеевуголь», шахтоуправление «Донбасс», водоканал, теплосеть, РЭС, «Агроспецмонтаж». Как говорится, «прорабом перестройки» стал комендант райадминистрации Николай Рогозовский. Поначалу у всех глаза боялись, но руки делали. И вскоре по мосту пошли машины и люди.

Школа: записываем вопросы
Кто бы мог подумать, что поселковая школа — объект сугубо мирный — вдруг превратится в военный штаб? Но в августе прошлого года это произошло. Во дворе стояли танки и прочая техника ВСУ (след гусениц так и остался), в учебных классах размещались солдаты, на крыше школы — снайперы. В какой-то момент кровля приняла прямые попадания снарядов, насквозь пробивших бетонные панели потолков. Не мудрено, что в здании без стекол остались все окна. В итоге непригодными для занятий стали — спортзал, класс информатики, укомплектованный было компьютерами с выходом в Интернет, а еще — хорошо оборудованный кабинет химии и биологии. В целом же и сейчас практически все стены учебного заведения хранят на себе осколочные ранения.

— Спасибо гуманитарной помощи из России, благодаря ей мы смогли застеклить практически все окна, — говорит ныне директор школы Светлана Марценюк, не считая нужным вспоминать, что главным стеклорезом был ее супруг Александр Николаевич. Но люди-то нам этот факт озвучили, ведь проделал человек огромный объем работы.

В итоге пусть с опозданием, но в Верхней Крынке все же начали и успешно завершили минувший учебный год. К сожалению, надлежащая готовность к предстоящему вызывает большую тревогу и у директора, и у главы поселка. Потому что зловещие дыры в кровле, причиненные снарядами, так и не залатаны, а значит — осадки и ветры разрушают стены, делают невозможным обучение в ряде помещений.

Честно говоря, нельзя сказать, что эта проблема, кроме названных руководителей, никого не волнует. Вникает в ее суть город, неоднократно приезжали разные волонтеры, зам.министра образования ДНР… В итоге городской отдел образования поставил 70 квадратных метров рубероида, народный депутат ДНР Максим Кныш привез рабочие смеси для ремонта полов и стен. «Огромное им спасибо», — говорят родители учеников.
В целом же акты разрушений и дефектные ведомости посланы в целый ряд инстанций.
И все это оставляет веру в то, что резервы и реальный суперпомощник вот-вот найдутся.

А это значит, что все — более 20 учеников этой школы (для поселка это много), в их числе 7 первоклассников, 1 сентября сядут за парты и будут беззаботно учиться.

Под крышей дома моего
Мы во дворе сожженного дома и придомовых построек семьи Игоря и Ольги Капустиных. В те страшные августовские дни 2014-го они с тремя малолетними детьми бежали в Сумы. А когда вернулись, вместо крова увидели згарище. Вынуждены были поселиться всем семейством у Олиной мамы.

Проблема Капустиных не пущена на самотек. Местная власть совместно с волонтерами в силу того, что прежний дом восстановлению не подлежит, предлагают купить им в поселке другой, частично помочь с ремонтом. Но пока вопрос окончательно не решился. Семья думает. Пострадавшие дома других жителей потихоньку оправляются от пережитого.

Естественно, что в числе самого необходимого любому человеку нужны не только крыша и стены, но и хлеб насущный. У поселковцев он есть. Во-первых, в Верхней Крынке — народ гордый, трудолюбивый. И в прежние времена, и сейчас у многих развито тепличное хозяйство. Выращенного непосильным трудом хватает на семью и на продажу. Везут витаминную продукцию в Макеевку, Енакиево, Ждановку, Коммунар, Нижнюю Крынку.

Но в силу военного времени и от гуманитарной помощи люди не отказываются. Потому что многие жители, особенно работающие на ЕМЗ, коксохимах, шахтах, вынуждены трудиться не полную неделю, получать «урезанную» зарплату. И пособить им — святое дело.

Ныне огромное спасибо за полученные продуктовые наборы жители поселка говорят благотворителям Красного Креста, Фонда «Поможем», проекта «Человек в беде». А Фонд Екатерины Губаревой благодарят за поставленные материалы для ремонтов.

Жить — это большое счастье!
Как мы уже говорили, в целом люди рассчитывают прежде всего на себя. Взять, например, героиню нашего снимка Елену Иванову. Несмотря на то, что трудится она аж в Енакиево в теплосети, куда ходит пешком, Елена Петровна одна ведет великолепное приусадебное хозяйство. У нее несколько теплиц, а под открытым небом — картошка, малина, фруктовые деревья. В удобных вольерах — куры, утки, кролики.

К сожалению, омрачает картину ужасный след войны. В прошлом году, когда в летней кухне было очень жарко, Елена Петровна решила консервировать огурцы на улице, и это ее спасло. Сперва на парники, а следом — прямо в кухню угодили снаряды. Хозяйку отбросило взрывной волной. А груда кирпича на месте уютного помещения — по сей день живой укор войне. Конечно, хотела бы Елена, чтобы ей кто-то помог разобрать завалы. Пока никто не вызвался. Обидно, но не смертельно. Главное для Елены другое — теперь она по-особому понимает, что жить — это большое счастье, а как жить — это уже детали.
Мы покидали Верхнюю Крынку не в силах оторваться от ее красоты, от ухоженных двориков и огородов, от зреющих яблок и слив… И читали в глазах людей безмолвную мольбу о мире. Погруженные в соленое море переживаний, они ждут его и дождутся именно здесь. И никуда не уедут, ибо корнями целых поколений вросли в эту землю и не желают себе другой. Потому что с этой у них большая, большая любовь.

Фото Александра Маренкова.