Виктория Оковитая: «Вся жизнь — в танце!»

«Огонь, умирающий для того, чтобы родиться», — так поэтично французский писатель и драматург Жан Кокто описал страстный испанский танец фламенко. Достаточно один раз увидеть эффектные и выразительные движения танцующих, чтобы забыть о счете времени. В эти минуты полностью отдаешься власти музыки и ритма. Но лучше всего об этом знает тот, кто находит вдохновение в этом головокружительном и ярком танце. Среди таких людей – талантливая танцовщица, основатель и руководитель собственной школы танцев макеевчанка Виктория Оковитая, о творческом пути которой мы беседовали за чашкой ароматного чая.

Открывая Тайны Востока

— О танцах я грезила с детских лет, — рассказывает наша героиня. – Завороженно смотрела на балерин, легко и изящно порхающих на экране телевизора. Даже просила маму пошить мне балетную пачку. Но по-настоящему я влюбилась в танец благодаря своей пионервожатой, которая увлекалась бальными танцами. Сформировалась группа, мы занимались, участвовали в конкурсах и соревнованиях. Но все равно я была в поиске своего танцевального стиля.

— В итоге вы связали свою жизнь с танцем?

— Не сразу. В детстве я считала, что стать хореографом очень сложно, для этого нужно заниматься танцами с ранних лет. Поэтому получила высшее образование по специальности «Дизайнер костюмов», ведь танец — это и музыка, и наряд. Однако любовь к танцу никогда не остывала в моем сердце.

— Судьба внесла свои коррективы?

— Можно и так сказать. Знакомые девушки, которые занимались народными танцами, разработали концертную программу восточного танца и собирались отправиться с ней в Египет. Ко мне обратились, с просьбой помочь с костюмами. В итоге я поехала с ними, попробовала потанцевать, и оказалось, что у меня получается не хуже других. Наверное, потому что была подготовка – раньше занималась латиноамериканскими танцами. Пластичные движения телом, бедрами давались мне легко. А народникам, конечно, было гораздо сложнее расслабиться. Вот так в мою жизнь вошли восточные танцы.

— Интересно! Но это достаточно откровенный танец, для которого требуется некая раскованность…

— Мне чужд и непонятен современный и вульгарный взгляд на восточные танцы. В течение многих лет я танцевала настоящие восточные танцы, а ведь египтяне очень берегут и ценят свою культуру. Они всегда бурными овациями встречали наши выступления. Разумеется, некоторая раскованность и пластичность должны присутствовать, однако истинный восточный танец далек от современной интерпретации. Излишняя откровенность, я бы даже сказала, пошлость совершенно не уместны. Мы танцевали для культурной и интеллектуальной публики, нужно было сохранить целомудрие, не переходить грань в сторону чрезмерной раскованности. Это я и сегодня стараюсь прививать своим ученикам. На мой взгляд, даже в танце нельзя терять шарм и загадочность, которые так присущи красавицам Востока.

С юными воспитанниками

— Восточный танец требует серьезной подготовки?

— Разумеется. Когда в Египте наступает месяц обязательного мусульманского поста рамадан, танцевать на публике запрещено. В это время нас профессионально обучал лидирующий танцор и педагог беллиданса Тито Сеиф. Это единственный мужчина-танцор, который с невообразимой легкостью исполняет «Асайю» (танец с четырьмя тростями). Сейчас он преподает в Европе и проводит мастер-классы по всему миру.

— Мужчины тоже танцуют на Востоке?

— Разумеется. Тито – яркий тому пример. Он нам полностью поставил фольклорную программу, уже в то время я выучила все народные танцы Египта.

— Сколько лет вы провели в стране с богатой историей и традициями?

— Десять лет работала там по контракту, выступала в крупных городах, в Александрии, Каире, Шарм эль Шейхе, Гизе. Также работала в Японии и Грузии.

— В Японии тоже танцевали восточные танцы?

— Да, и меня сначала поразила реакция публики – мало кто аплодировал в финале выступления. Казалось, что я что-то делаю не так, очень переживала. Пока наш менеджер не объяснил, что аплодировать у японцев не принято, а танец зрителям понравился. Японцы – очень интересные люди с глубоким внутренним миром. Они ценят и гордятся своей культурой, приветствуют желание иностранцев к ней приобщиться. Помню, мы принимали участие в национальном фестивале, во время которого каждый коллектив (предприятия, организации, учреждения) перевоплощался в единый образ и участвовал в торжественном шествии. Мы с коллегами облачились в традиционные кимоно. Для нас стало настоящим испытанием пройти большое расстояние в деревянных колодках, которые носили японки – ноги были растерты до крови.

— Как бы вы объяснили изречение известного японского хореографа и танцора Кадзуо Оно (от ред. – создатель танца буто), что танец – это уход из обоих миров?

— Если посмотреть на танцевальное искусство через призму японской философии восприятия – так оно и есть. Это очень глубокие, я бы даже сказала, замкнутые люди, которые открыто не показывают своих эмоций. Они сдержанны и загадочны. Танец для них – это тоже способ выражения скрытых эмоций.

Меня поразило, что они верят в потусторонний мир, опасаются духов – так, в обычном магазине можно купить «Соль от привидений». Мою подругу по ночам пугали странные звуки в помещении, и тогда менеджер посоветовал приобрести такую соль. Он абсолютно серьезно к этому отнесся и был уверен, что это ей поможет.

Быть хореографом -моё призвание

— Что было потом? Когда вы вернулись на Родину?

— В 28 лет я задумалась о будущем… Нужно было развиваться дальше. С 2006 года начала преподавать восточные танцы в Донецке, затем открыла школу в Макеевке. Но хотелось чего-то большего. Решила поступить в Харьковскую государственную академию культуры на факультет хореографического искусства. И получилось – поступила на бюджетное отделение современной хореографии, хотя раньше никогда ею не занималась. Пришлось не только усиленно готовиться, но и прочитать много книг по основам хореографии – настолько сильным было желание учиться. Очень помогли и занятия с макеевским педагогом по танцам Еленой Михайловной Грицюк, которая работала в ДК ЯКХЗ. В академии моим наставником стал танцор, балетмейстер, педагог, профессор культуры, Народный артист Украины, декан хореографического факультета Борис Николаевич Колногузенко. Когда я закончила магистратуру, у нас уже началась война, и дальнейшее обучение, к сожалению, пришлось прервать.


— Как же вы познакомились с фламенко?

— В Харькове проходил мастер-класс известного испанского танцора фламенко Фелипе Мато. Три дня практически без перерыва мы танцевали этот страстный ритмичный танец. Да так, что новые туфли пришли в негодность, а ноги были изодраны, как у балерины. Было невероятно сложно, но оно того стоило. Фелипе – стройный мужчина небольшого роста — в танце был настолько энергичен, мужественен и грациозен, что от него нельзя было оторвать глаз! Его мощная энергетика заряжала и нас. Он показал, что фламенко – это танец о жизни, страсти, печали и боли. Ведь если посмотреть на историю испанского народа, можно понять, откуда берется этот драматизм и напряжение – они долгое время были под гнетом Востока, не могли выражать свои мысли и чувства открыто – все это выражалось в танце: их протест, мучения, страдания и надежды на свободное будущее. Не зная об этом, сложно понять испанский танец.

Фламенко – это любовь


— Что же для вас значит этот танец?

— Для меня это прежде всего любовь. Если ты отдаешься фламенко, то полностью, на все 100%. Люди, которые танцуют этот танец, не обращают внимания на окружающую действительность, достигают определенного результата в своей душе. Фламенко – это не только безграничная энергия, но и свобода, страсть, способ рассказать о своих эмоциях. Нам трудно это понять, мы люди другой ментальности. И полюбить фламенко тоже сложно. Нужно осознавать, для чего тебе это нужно. Немногие, едва начав, продолжают танцевать фламенко. Более того, его изучению можно посвятить всю жизнь – существуют около 50-ти видов танца с индивидуальными звуками, элементами, интерпретациями и особенностями. Причем это не только движения, это еще и музыка испанской гитары, песенный мотив.

— В техническом плане это сложно?


— Во-первых, нужно все время держать осанку, ритмично выстукивать определенными пальцами кастаньеты (Виктория показала нам эти интересные инструменты и мастерски продемонстрировала «музыку кастаньет»), не говоря уже о том, что необходима еще и специальная обувь с металлической пластинкой или гвоздиками в подошве носков и каблуков. Как говорил один из испанских танцоров: «Фламенко – это не танец, в котором ты бьешь землю. Нет, чтобы взывать из земли звук, ее надо ласкать». Этому танцу нужно усердно обучаться. На каждом занятии фламенко я тоже сдаю экзамен. Держать в голове рисунок движения руками, ногами, головой и телом, траекторию перемещения по залу и музыкальный ритм необыкновенно сложно. Но возможно! Если не только телом, но и всей душой погрузиться в ритм фламенко, прочувствовать его огонь и темперамент – захочется повторить это снова.

— Считается, что фламенко полезен для здоровья, а у женщин этот танец пользуется популярностью как направление фитнеса.


— Так и есть. Можно сказать, что это путь, который ведет к внутреннему освобождению и радости. Танец, в отличие от занятий фитнесом или в тренажерном зале, несет в себе гораздо больший позитивный заряд, отличается разнообразием движений, делает нас мягче, чувственнее и желаннее. Фламенко, как и любой другой эмоциональный и ритмичный танец, очень полезен для здоровья – физического и психологического. Это способ выразить скрытые эмоции, освободиться от внутренних блоков. Более того, танцуя фламенко, мы развиваем оба полушария мозга. Не зря среди моих учеников много медицинских работников. Они в полной мере понимают пользу фламенко для организма и душевного равновесия.


— Какие творческие планы вы сегодня ставите перед собой?

— Дальнейшее развитие и полная самоотдача искусству танца и преподаванию в школе. Сегодня развиваю такое современное направление, как джаз модерн, но хочу попробовать и что-то новое.

— Что пожелаете нашим читателям?

— Обязательно находить время для творчества – рисовать, играть на музыкальных инструментах, петь и танцевать. Не слушайте скептиков! Жизнь становится ярче и насыщеннее, когда в ней звучит мелодия творчества.

Любимый рецепт кофе
— Я предпочитаю черный чай с молоком. Однако хотела бы поделиться с читателями интересным испанским рецептом изысканного кофейного напитка «Бон-Бон». Сначала нужно приготовить крепкий эспрессо. Затем выложить на 1/3 высоты стакана сгущённое молоко (примерно 2-3 ст. л.). Сверху аккуратно налить такой же слой кофе. Потом поместить в блендер 5 кубиков льда и 1 чайную ложку кофе. Перемолоть смесь до образования мелкой ледяной крошки и выложить ее третьим слоем. «Бон-Бон» готов! Надеюсь, вам понравится этот сладкий напиток.

Беседовала Алиса Садекова.



Ссылки на официальные сайты: