Донецкий кряж – жемчужина Донбасса

Год назад мы рассказали нашим читателям о части ландшафтного парка «Донецкий кряж», расположенной на территории Амвросиевского района: Лиманный яр, Бердянские скалы, Новопетровские пороги…

И обещали летом 2019-го поведать о красотах парка на территории района Шахтерского. Сегодня в рамках проекта «Это Родина моя» – взгляд через объектив и обойму фактов на эту часть территории парка.

Республиканский ландшафтный парк «Донецкий кряж» расположен в границах Шахтерского (1721,94 га) и Амвросиевского (5741,58 га) районов. Общая площадь парка – 7463,52 га.


Ландшафт парка – лесостепь. 56,1 % территории – это разнотравно-типчаково-ковыльные степи, 43,9 % — байрачные, пойменные и реликтовые леса.

Фауна парка насчитывает 255 видов позвоночных животных: 48 видов млекопитающих; 168 – птиц; 7 – пресмыкающихся; 29 – земноводных; 1 – минога. В Красную книгу Украины занесены 38 видов, в красные списки МСОП и ЕС – 7 видов, 157 видов защищены Бернской и другими конвенциями.

Территория Донецкого кряжа вообще уникальна для Европы. Здесь сохранилась так называемая петрофитная – то есть каменистая степь.

В парке обитают, в част-ности, американские бизоны, благородные олени, лоси, кабаны, косули, зайцы-русаки, лисицы, волки…

  •  «Птичий базар» представляют фазан, куропатка серая, курганник, орел-карлик, степной орел канюк, каменка-плясунья, полевой конек, луговой лунь, филин, средний дятел, перепелятник, чеглок, дикая утка, серая цапля, несколько видов водоплавающих. Здесь впервые в регионе после долгого перерыва отмечено гнездование огаря. Крупные представители орнитофауны – дрофа и степной журавль-красавка – замечены в миграционный период.

В парке произрастают 778 видов сосудистых растений, 83 из них – раритетные. 1 вид занесен в Бернскую конвенцию, 7 – в Красный список МСОП, 12 – в Европейский красный список, 33 – в Красную книгу Украины, 83 – в перечень редких видов Донецкой области.

  • В парке произрастают шафран сетчатый, тюльпан Шренка, гиацинтик Палласа, пион тонколистый, рябчик русский, шпажник тонкий, хохлатка Маршалла, карагана скифская, василек Талиева, 9 видов ковылей, адонис весенний, миндаль низкий, пролеска сибир-ская, прострел чернеющий, птицемлечник, несколько видов ирисов и многие другие дивные растения.

В Крынке водятся краснокнижная минога, плотва, карась, сазан, судак, лещ, щука, голавль, окунь, черепахи, ужи, гадюки. В низовьях встречаются сом, угорь, а еще – речные и морские чайки.

  • На территории парка обитают насекомые, занесенные в Красную книгу и повсеместно подлежащие охране (усач-крестоносец, жук-олень, стрекоза красотка-девушка, бабочки поликсена и подалирий).
  • Через парк протекают три реки – Крынка со знаменитыми Новопетровскими порогами, Севостьяновка и Камышеваха.

Форпост Донецкого кряжа Саур-Могила бережно хранит память боевых сражений за свободу Донбасса.


Те, кто полвека тому пытался обуздать природу, жестоко обманулся. В том числе и на Донецком кряже. Наша уникальная даже для Европы петрофитная (каменистая) степь не приняла плуга, она не призвана родить хлеб. Ее удел – растить бескрайнее море ковылей да радовать душу буйством степного разнотравья.

Густой, сдобренный нектаром воздух принуждает напрочь забыть о том, что совсем рядом, за чертой ландшафтного парка, – шахтные терриконы и заводские трубы промышленного Донбасса. Здесь же, в округе Саур-Могилы, совсем иной Донбасс – естественный, седой, мудрый, вечный.

До Таганрога – один взгляд

Туристической тропой под предводительством начальника отдела рекреации и экологического просвещения РЛП Оксаны Володченко и ведущего специалиста отдела Геннадия Легезина от подошвы Саур-Могилы мы начинаем непродолжительное восхождение на высоту 277,9. Наше окружение – совсем невысокие горы, останцы Донецкого кряжа, на удивление яркая в июньский зной степь и разноцветные острова лесов – от фисташкового до темно-зеленого. Одни – реликтовые, родом из незапамятных времен, другие – посаженные нашими отцами-дедами. Красотища!


На одном из холмов Оксана замечает: согласитесь, пейзаж очень похож на старокрымский. Взвесив все «за» и «против», приходим к коллективному выводу: это Старый Крым похож на Донецкий кряж…

Подходы к Саур-Могиле охраняет каменная баба-половчанка (или все-таки – дед?). В любом случае, истукан – без головы, а вот сложенные на животе руки просматриваются четко.

О том, что древняя Саур-Могила овеяна мужеством и окроплена кровью защитников родины, наши читатели наверняка знают. А вот ботанический факт – вряд ли: на ее территории, которая составляет 32 гектара, обнаружено 16 видов редких и охраняемых, в том числе и международными Красными книгами, растений. А еще с вершины в сухую безветренную погоду виден Таганрогский залив – по прямой до него добрых 75 км будет.

Лесостепь – и баста!

У сотрудников РЛП разные взгляды на красоту. К примеру, Оксане Володченко больше нравится Лиманный яр (о нем мы рассказывали прошлым летом), а Геннадию Легезину – балка Журавлева, геологический памятник природы (планируем рассказать о ней в перспективе). Но все в коллективе едины в мысли: Донецкий кряж – совсем не степь, а настоящая лесостепь. Даже в процентном соотношении, в соответствии со статистикой, едва ли 50х50 получается.


Шикарный букет разнотравья кряжа чарует глаз. А спасительную тень в летний зной дарят естественные дубово-ясеневые леса и рукотворные из акации. Хорошо приживаются и сосны (мы полюбовались небольшим бором, который совсем недавно сотрудники парка засадили вместе с юными экологами Шахтерска). Правда, не в каждом месте.

В последнее время серьезную атаку на степь повела дикая груша. Да и шиповник не скромничает, отвоевывая новые территории. Говорят, на Донецком кряже есть даже реликтовые, с доледникового периода, заросли.

Легенда о шиповнике

Когда богиня Афродита узнала о том, что её возлюбленный Адонис тяжело ранен на охоте, поспешила к нему. Она бежала с одной мыслью: поскорее увидеть Адониса, не замечая, что в пути сама сильно поранилась об острые камни и колючки, и из ран падали на траву капли ее алой крови. И там, где она роняла капельки крови и молилась о любимом, появлялись кусты шиповника. А на его ветках распускались цветы любви Афродиты…


Тем не менее, степи на территории РЛП чуточку больше. Верным признаком ее живучести является ковыль: там, где он цветет, степь настоящая. Любопытно, что высаженный в свое время у Саур-Могилы работниками Донецкого ботанического сада ковыль даже после двухнедельного пала выжил и зацвел следующей весной.

Где над баобабами закаты словно кровь

Вы видели под Шахтерском баобабы, уважаемые читатели? Мы тоже нет. И пампасы, воспетые Остапом Бендером в «12 стульях», где-то аж в Латинской Америке. А вот бизонов мы созерцали буквально на расстоянии вытянутой руки. Ну, не одной, конечно. Тем не менее, очень близко…


Раньше по Дикому полю, к которому относилась и нынешняя территория парка, паслись туры. Но они вымерли в 18-м веке. Носились здесь и ошалелые тарпаны, однако последняя лошадка приказала долго жить 100 лет назад, в 1918-м. Тут ученые стали думать и гадать, как же степь возобновлять.

— Выбор пал на американских бизонов, эти бычки до тонны весом обитают в основном в Канаде. Климат там не совсем наш. Тем не менее, здесь трава и вода для них есть, а это все, что, вместе с покоем, важно в жизни для в общем-то спокойных животных. Да и сильно смахивают они на наших быков, — рассказывает Оксана Володченко. – В 2008 году бизонов доставили сюда из заповедника Аскания-Нова.

За успех эксперимента очень волновались в первую зиму: как ее переживут новоселы? А они не просто пережили, но и встретили весну с приплодом. Папа Сон, так зовут вожака стада, постарался на славу.

Среди бизонов пострадавших нет

Журналистам «Вечерки» выпала честь быть третьей бригадой СМИ, которой за 11 лет открыл ворота в святая святых – загон для бизонов и благородных оленей площадью 25 гектаров – настоящий хранитель бесценных особей фауны Юрий Тимофеенко, егерь с 40-летним стажем, руководитель охотничьего коллектива:

— Стадо у нас небольшое – 15 особей, в том числе малыш, – рассказывает Юрий Николаевич. — Их обитание здесь – научный эксперимент, потому влияние человека ограничено. Организованные экскурсии проводятся, но «общаться» с животными можно, лишь находясь по ту сторону ограждения. Вы, видно, чем-то очень крепко угодили парку, — улыбается егерь.


К бизонам мы устремились со скоростью тарпанов, но Юрий Тимофеенко остудил наш пыл, остановив метров за 20-25 от пасущегося стада: дальше – ни на шаг. А то бывали случаи… Нет-нет, среди бизонов пострадавших не было. А вот каково человеку, когда на него со скоростью 50-60 километров в час несется туша весом под тонну?! Он взбирается на ближайшее дерево со скоростью орангутанга, даже если в детстве не лазал по яблоням.

И ушли к бизонам жить…

Помните песню Владимира Высоцкого «В желтой жаркой Африке…»? Там по тексту «ушли к бизонам жить с Жирафом Антилопа». Нечто подобное – и на Донецком кряже. Только здесь к «американцам» присоседились благородные олени, такие же участники эксперимента.

Сейчас их пятеро вместе с малышом, но могло быть и больше. Как с сожалением заключает Оксана Володченко, сотрудникам парка приходится решать парадоксальную задачу: защищать природу для человека от… человека, который порой бывает очень жесток. Хотя бывают и удивительные случаи.

— Провожу я экскурсию для детворы, — рассказывает Оксана. – И вдруг рев – как из трубы. А паровозов-то в округе нет. Смотрю, это бизон подошел к олененку, а папа-олень увидел да как подорвался! Бедные бизончики, испугавшись, неслись прочь, обгоняя ветер.
Кстати, заметили мы и вереницу оленей, несущуюся к кормушкам. Но они настолько шустрые и пугливые, что ими можно успеть лишь полюбоваться со стороны. Счастье увидеть в один приезд на 25-гектарной площади и бизонов, и оленей улыбается лишь в одном случае из 10, утверждают работники парка. Получается, мы сразу приехали в
десятый раз.

В омут – с головою?
С любовью обустроены в этой части парка зоны отдыха. В уединении с природой, здесь можно просто отдохнуть в беседке (одна из них принимает гостей у дуба, которому за 100 лет); шашлычок приготовить – Геннадий Легезин соорудил несколько мангалов; искупаться в одном из Сауровских прудов, где дно песчаное, а в зеркало пруда удобно сходить по деревянным трапам… К слову, в этих прудах – натуральная голубая косметическая глина. А один из водоёмов, заросший камышом, абсолютно справедливо именуется Черепашьим, в чем легко убедиться путнику.


В облагораживании зон отдыха сотрудникам парка здорово помогли работники МЧС, которые занимались в этом районе ликвидацией последствий боевых действий.
Да вот беда. Сезон здесь начинается и заканчивается очисткой территории от мусора, оставленного незадачливыми отдыхающими. Более того, они даже каменные мангалы разбирают. Зачем? Неужто – камень на шею, и в омут с головою?

За спичками

…Присев на дорожку по окончании экскурса, мы заговорили об отдыхе в здешних местах. Оксана Володченко размечталась:

— Я бы и жила здесь: лесочек, ставочек, беседка! А природа какая! Рай на земле…
Геннадий Легезин таким же елейным голосом продолжил:

— А через пару недель заканчиваются сухарики. И соль. И спички…
Оксана запричитала:

— Ну вот вы, Геннадий Николаевич, все испортили…

— Действительно, — включился в разговор автор проекта. – За спичками ведь и сходить можно. «За спичками»…

Воспоминание о чудной комедии с Евгением Леоновым в главной роли убедило всех: если у нас есть такая чудная природа, то спичечную проблему мы уж как-нибудь решим.

Сергей Хорошаев – заслуженный эколог

В нынешнем году в День эколога ДНР и.о. директора Республиканского ландшафтного парка «Донецкий кряж» Сергей Хорошаев награжден Почетным знаком «Заслуженный эколог Донецкой Народной Республики».

Дважды побывав в РЛП «Донецкий кряж», журналисты «Вечерки» убедились: скромный по количественному составу коллектив, который возглавляет Сергей Анатольевич, делает максимум возможного и даже чуточку больше, чтобы сохранить и приумножить богатства парка.

 



Ссылки на официальные сайты: