«Я рожден в Советском Союзе. Вырос я в СССР»

Мы давно заметили, какой интерес у наших читателей и пользователей Всемирной паутины вызывают фотографии в стиле ретро, телевизионные программы о жизни в СССР… Скажем, рейтинг программы Леонида Парфенова «Намедни» бил в свое время все рекорды, а его книги с тем же названием стали бестселлерами, купить их попросту невозможно. Поэтому задумка создать аналогичный проект в «Вечерней Макеевке» зрела давно.
Помните строчки из известной песни Олега Газманова «Я рожден в Советском Союзе, вырос я в СССР»? Отношение к Советскому Союзу сегодня неоднозначное. Молодое поколение в большинстве своем уверено, что СССР был чуть ли не концлагерем: пустые полки магазинов, очереди за колбасой, железный занавес, за который выезжала только номенклатура. Старшее поколение, напротив, рисует то время как золотой век: вспоминается одно хорошее и забывается плохое. Глупо сравнивать — “вот ра-аньше…” – да мы и не собираемся сравнивать, а просто память упражняем – ведь было же такое! Изо дня в день было, потому и запомнилось. Теперь это, можно сказать, уже “преданье старины глубокой” – история советского времени…

Проект «Намедни» по-макеевски», который начинаем сегодня, — это не идеализация советского прошлого и, тем более, не попытка его очернить. Мы намерены в цифрах, конкретных фактах, свидетельствах очевидцев и фотографиях объективно рассказать, как это было. Сегодня в поле зрения — первая половина пятидесятых годов прошлого века.

Жизнь налаживается

Совсем недавно закончилась страшная война. Все мечтали о нормальной человеческой жизни. И она потихоньку налаживалась. Город постепенно залечивал раны войны. В пятидесятые годы, до начала массового строительства пятиэтажных «хрущёвок», подавляющее большинство населения жило очень стесненно. Тысячи семей ютились в деревянных бараках (многие сохранились до настоящего времени) или даже в подвалах. Однако в шахтных поселках уже строились так называемые финские домики — и многие семьи имели возможность туда переселиться. Если сразу после освобождения Макеевки от фашистов все усилия были направлены на восстановление промышленности и в первую очередь шахт, то начало пятидесятых ознаменовалось перемещением усилий строителей с реставрации жилого фонда на возведение новых домов. Город оживает и развивается быстрыми темпами.

Языком цифр и фактов

 

Вот такая арка была перед центральным сквером

В 1952 году сдано «под ключ» 385 домов общей площадью 54 419 кв.м, 4 школы, 3 больницы, несколько детских садов. Построены четырехэтажные дома на улицах Ленина, Московской, на 9-м проспекте. Растут рабочие поселки Объединенный, Ясиновского коксохима. В декабре 1953 года открылась первая в городе музыкальная школа. Ее основателем и первым руководителем была Лидия Алексеевна Куликова (возглавляла ДМШ №1 до 1974 года).

В 1953-м газифицировано 708 квартир. В этом году по Макеевке ездят 250 автомобилей «Победа», 470 «Москвичей» и 1900 мотоциклов.

 

Посадка деревьев в общественном саду шахты «Щегловская»

Введены в эксплуатацию шахты «Ханженково-Северная», «Колосниковская №1», «Ганзовская №2», строится шахта «Пролетарская-Глубокая». Готовятся семь лав с общей линией забоев 800 метров. Начинается строительство шахты «Бутовка — Глубокая» (ныне им. Бажанова). Строится кроватная фабрика, на которой изготавливалось 100 тысяч кроватей в год. На базе довоенной школы №3 был возведен учебный корпус строительного техникума.
В 1954-м стал новоселом клуб шахты им. Ленина. На заводе им. Кирова выплавка чугуна выросла на 44,5%, стали — на 120,4%, проката – на 53,9%.

Построено 272 жилых дома на 97 тыс. кв. м, 6 школ, 4 столовые, 2 кинотеатра, 8 детсадов, 1 клуб, 1 больница. К этому времени в городе функционируют 6 стадионов, 45 футбольных полей, 17 гимнастических залов, 350 спортивных площадок.

Совет Министров СССР принял решение о строительстве канала «Северский Донец – Донбасс».

В 1955 году в Макеевке действуют 84 общеобразовательные школы, 28 школ рабочей молодежи. Закончено строительство горбольницы №3.

Зарплаты и цены

 

Учебная шахта долгое время находилась на территории школы №86

Послевоенный период нашей истории, а именно 50-е годы, являлся совершенно уникальным — производство развивалось полным ходом, страна выходила из кризиса, и это напрямую отражалось на кошельках граждан.

Какие же зарплаты были в этот непростой период (до деноминации)? Учитель средних классов в Макеевке получал примерно 800 руб., а шофер — 410 руб. оклада плюс премиальные. Заработная плата рабочих в 1953-м колебалась от 500 до 3000 рублей и выше, что говорит об отсутствии уравниловки. Шахтёры и металлурги-стахановцы получали в то время до 8000 руб. в месяц.

Заработок молодого специалиста-инженера составлял 900 — 1000 рублей, старшего инженера — 1200–1300 рублей. Оклад союзного министра не превышал 5000 рублей, зарплата профессоров и академиков была выше, нередко более
10 000 рублей. При этом пионерский галстук стоил 5 руб. 50 коп., в 150–200 руб. обходилась путевка в пионерлагерь, голландский сыр стоил 32 руб./кг, черный хлеб — 1 руб. 30 коп. Самая дешевая еда продавалась в ведомственных столовых. Например, обед в студенческой столовой (суп, второе, компот или чай с пирожком) стоил примерно 2 руб. Хлеб был бесплатным. Поэтому некоторые студенты перед выдачей стипендии покупали чай за 20 коп., а наедались хлебом.

Естественно, всем приходилось совершать обязательные платежи. Порядка 550 руб. уходило на налоги, партийные и профсоюзные взносы. На питание в месяц тратилось около 800 руб. Еще 150 руб. уходило на оплату жилья и коммунальных услуг. Около 500 руб. — на одежду, обувь, транспорт и развлечения. Таким образом, регулярные ежемесячные расходы семьи из 4 человек составляли около 2000 рублей.
Что касается цен на продукты, то вот несколько примеров: 1 кг говядины — 12,5 — 16 руб. 1 кг муки — 4,1 руб. 1 батон хлеба( 1 кг)— 1,30 руб. (черный) – 3 руб. (белый)1 кг сахара — 9 руб. 1 кг соли — 0,7 руб. 1 кг картофеля — 0,45 руб. 1 литр молока — 2,2 — 2,4 руб. 1 десяток яиц — 9,5 руб.1 кг судака – 8, 3 руб. Пиво «Жигулевское» (0,6 л) – 2,9 руб.
На одежду, впрочем, приходилось тратить немало. Пальто, к примеру, стоило около 725 руб., муж-ские ботинки — около 148 руб., а мужской костюм — 450 руб.
А за 1 м ситца на платье нужно было заплатить 6 рублей 10 копеек.
Несмотря на то, что в послевоенное время автомобили рассматривались только как дорогие игрушки, все-таки покупатели были. К примеру, можно было купить «Москвич-400» за 9 тыс. руб., автомобиль «Победа» — за 16 тыс. руб. Однако в очереди за автомобилем нужно было простоять не один год. Поэтому автомобиль с рук (с пробегом) стоил гораздо дороже.

Но нужно заметить, что на все виды товаров практически ежегодно цены снижались.
В 50-х годах в магазинах было изобилие разнообразных промышленных и продовольственных товаров и не существовало понятия дефицита. Выбор продуктов в гастрономах был значительно шире, чем в современных супермаркетах. Банки с крабами, красной и чёрной икрой имелись во всех советских магазинах. Паюсная икра вообще доставлялась в бочках.

Мода и модницы

 

Центральный рынок Донецка привлекал маеевчан

В начале 1950-х годов советские женщины выглядели практически так же, как и в послевоенное время: в моде широкие плечи и платья, надетые с пиджаком или жакетом. В условиях “холодной войны” и при запрете на все заграничное, в том числе моду, стиль советских женщин не соответствовал европейским нововведениям – в СССР культивировался образ труженицы, а швейные фабрики выпускали простую и удобную одежду.

Ситуация немного изменилась после смерти Иосифа Сталина в 1953 году, однако окончательно “newlook” проник в СССР в 1956-м, когда на экраны вышел знаменитый фильм Эльдара Рязанова “Карнавальная ночь”, где Людмила Гурченко исполняла песню “Пять минут” в платье от Диора.

 

Икра продавалась прямо из бочек

Постепенное проникновение западного стиля в Советский Союз хоть и со значительным опозданием, но все же повлияло на развитие отечественной моды: именно в 1950-х в СССР стало приличным носить декольте и элегантную обувь на каблуке. В моду вошли удлиненные платья с осиной талией и пышной юбкой, а также узкие платья, прикрывающие колени, с басками и поясами. Женственные и элегантные модели пользовались огромным спросом.

Несмотря на появление новых силуэтов, качество одежды, производившейся для массового потребителя, оставляло желать лучшего, поэтому женщины, имевшие возможность платить больше, обращались к частным портным. Выход, впрочем, вскоре был найден: в школах ввели уроки шитья, а в газетных киосках стали продавать готовые выкройки – советским женщинам рекомендовалось шить самостоятельно, а не платить портнихам.

В моду вошли тафта и муар в клетку или в мелкий горошек, а за такой
тканью, как кашемир, выстраивались очереди.

Изменилось отношение к тканям и цвету. Самой популярной тканью в этот период был капрон, сначала гладкий, затем с рисунком. А в 50-е годы было достигнуто соглашение между СССР и Китаем. Это привело к тому, что на советские прилавки хлынул поток китайских товаров, что очень резко изменило цветовую гамму одежды. Китайские ткани переливались такими цветами, которые давно были забыты в советском обществе.
Дополняли образ перчатки, причём не только зимние, но и летние, сшитые из капрона и кружева.

Сумочки были мягкой формы и напоминали ридикюли дореволюционной поры.

Основная тенденция укладки волос 50-х — это использование шиньонов для создания пышной высокой прически. Шиком считалась объемная укладка, перевязанная широкой лентой. Модно было подводить глаза темной подводкой и рисовать стрелки.
Все сказанное выше может создать иллюзию, что жизнь в начале 50-х была чуть ли не раем. На самом деле это было не совсем так. Бытовые условия вряд ли можно было назвать даже удовлетворительными. К единственной на всю улицу водопроводной колонке в рабочих поселках выстраивались огромные очереди. Отопление печное, а воду для чая зачастую кипятили на керосинках. Удобства в домах барачного типа (и не только) были даже не во дворах – ходить приходилось в общественный туалет в центре улицы. Стиральных машин в начале пятидесятых в семьях не было, их производство только налаживалось. Как правило, раз в неделю проводилась большая стирка – с замачиванием, кипячением. Еще труднее жилось в сельской местности. Там не было даже электричества, а если было, то до определенного времени. Однако люди не унывали, они радовались тому, что закончилась война, и жили надеждами на светлое будущее.

Если и у вас живы воспоминания об этом непростом, но таком светлом времени, мы с удовольствием встретимся с вами, вместе повспоминаем и расскажем обо всем в рамках проекта «Намедни» по-макеевски». Если есть возможность прислать свои рассказы, то ждем их по адресу: vecherkamak@gmail.com

В статье использованы материалы Макеевского художественно-краеведческого музея
и книги Николая Хапланова «История Макеевки».