Знакомьтесь: ваш депутат. Леонид Присенко: «От интересов горняков — к интересам государства»

Макеевка — огромный по территории город, в котором проживает более трехсот тысяч человек. И у каждого из них имеются свои дела, заботы, проблемы… Кто-то справляется собственными силами, а кому-то необходимы помощь, поддержка или грамотный совет. В самых сложных ситуациях человек отправляется на прием к депутату — как в самую действенную инстанцию. Ведь законы в республике принимает народный совет, а значит, и за то, как эти законы работают и какую жизнь обеспечивают рядовому жителю — тоже в ответе депутат.

Кто эти люди, откуда, с какими целями и опытом приходят во власть? Знакома ли им жизнь простого человека, близки ли его проблемы? Во время предвыборной кампании в душу человека не заглянешь. А вот в ходе откровенной неспешной беседы это вполне возможно. Для этого «Вечерка» и пригласила к себе в гости одного из депутатов народного совета ДНР.

Забегая вперед, скажу, что наша беседа никак не походила на встречу с официальным лицом — подкупала откровенность, с которой Леонид Владимирович рассказывал о своей жизни. Это был очень доверительный рассказ о том, как зарабатывался жизненный опыт, формировался характер и складывался профессиональный путь. Судьба, похожая на истории тысяч макеевских шахтеров, но далеко не каждому она дает шанс выйти в лидеры.


— Я родился в Новорабочем городке, — начинает наш разговор Леонид Присенко в ответ на мою просьбу рассказать о себе. — Позже переехал в «Зеленый». Окончил 108-ю школу, это на Путь Ильича. Была попытка поступить в институт — исключительно ради родителей. Хоть в школе я учился хорошо, в вуз не стремился — хотел взрослой жизни, поработать, найти себя. Но по настоянию семьи подал документы в МИСИ. Над экзаменами не корпел и по конкурсу не прошел, чем остался весьма доволен.

И отправился в училище №7 осваивать профессию арматурщика-электросварщика. Закончил учебу, ушел в армию. Начинал служить под Одессой, потом — Горький (Нижний Новгород), заканчивал уже в Башкирии. Нам в школе на уроках труда преподавали автодело, вместе с аттестатом я получил водительские права. Вот и служил водителем в ракетных войсках стратегического назначения.

Когда вернулся из армии, не хотелось с рулем расставаться. Пошел в одну автобазу — не нужны водители. Во вторую, Кировскую, отправился, там мне сказали: видишь, под забором нечто стоит? Соберешь, будешь ездить. Знакомый позвал в службу такси. Это, конечно, было заманчиво — на легковой машине ездить, вообще шик! Но у меня не хватило классности.

Выход нашел двоюродный брат, сказав: «Не морочь голову, пошли со мной на шахту!» Первым моим местом работы стало ШУ им. Газеты «Социалистический Донбасс». Потом было ШСУ №2, шахта им. Ленина, ШСУ «Советскугля», шахта «10-бис». Места работы менял потому, что уже была своя семья, хотелось самостоятельности, жить отдельным домом, не зависеть от родителей. Знаете, я и сейчас не понимаю людей, которые жалуются: «плохо то, плохо се», ничего при этом не предпринимая. Иди ищи лучше, что-то делай, меняй в своей жизни! Особенно если ты еще молод и все дороги открыты. Ведь человеку свойственно развиваться, стремиться к новому, лучшему.

В 1989 году случилась первая забастовка шахтеров. Тогда в угольной отрасли так сложилось, что директор шахты, парторг и профорг находились в разных кабинетах, а занимались по сути одним и тем же. А шахтера-работягу в принципе никто не защищал, никому он в общем-то был не нужен. Поэтому в 1991-м году мы были вынуждены создать независимый профсоюз горняков. Я стал председателем НПГ на шахте «10-бис».
Проработал около 10 лет, потом шахту присоединили к «Холодной Балке», я стал заместителем профлидера в ШУ «Холодная Балка». А на очередной городской конференции меня избрали заместителем председателя Ассоциации независимого профсоюза горняков Макеевки.

Время шло, внося в жизнь свои коррективы. Сыну нужно было получать образование, пришлось мне ехать в Москву на заработки. Трудился проходчиком на строительстве подземных коммуникаций почти 8 лет. Вернулся в Макеевку в 2012 году, коллеги пригласили меня на работу. Вначале зам. председателя профорганизации на «Ясиновской-Глубокой», а в 2015 году я уже исполнял обязанности председателя городской организации.

— Леонид Владимирович, а как вы думаете, почему коллеги позвали именно вас? Какие черты характера вызвали такое доверие?

Депутат ведет прием

— Наверное, определенная принципиальность, которую мне приходилось иногда проявлять. Например, как-то я предложил коллегам-горнякам переводить в фонд мира по дневной упряжке. Согласились все. Но наутро в контору приехал я один. Написал заявление, сдал в расчетный отдел. А когда надумал поступать в институт и пришел в райком заверить написанную комсоргом характеристику, мне секретарь райкома выволочку устроил: совести, мол, у тебя нет. Ладно, все себе характеристики пишут отличные, но ты уж всех превзошел, выдумал, что делаешь ежемесячные отчисления в фонд мира! Я говорю: «Я не обманываю». Долго выясняли, звонили на шахту, в бухгалтерию. Выяснили. Тогда уж секретарь извинился, руку начал жать, обнимать — ты у нас один такой!

Или другой случай. Жена заболела, нужен был донор. Я кровь сдал, получил справку. Принес начальнику на подпись, а он в крик: «Вы меня уже достали, доноры липовые! Иди отсюда, прогульщик!». Справку порвал. А у меня за весь трудовой стаж — ни одного прогула. Обидно! Пришлось пойти на принцип, даже небольшой конфликт, но правоту свою доказал, справку мне восстановили и провели, как положено по закону.
Я вступал в партию, когда уже отменили статью Конституции о ее направляющей и руководящей роли. Подумал тогда, что те, кто был в партии из расчета и корысти, уже разбежались из ее рядов. Вступил, а месяца через четыре и партию запретили…

— Так в институт вы все-таки поступили, пусть и позже, чем хотели родители?

— Поступил, в Красноармейский филиал ДПИ на заочное отделение, доучивался уже в Коммунарске. Профильный предмет — строительство шахт и подземных сооружений — преподавал нам профессор, ученый с мировым именем, очень принципиальный человек. Семь раз я приезжал сдавать ему экзамен. На седьмой раз он мне говорит: «Вот видишь, ты на твердую четверку уже знаешь. Придешь через неделю — я из тебя пятерку вытащу, есть такой потенциал». А у меня уже ребенок был, я по сменам работал, по выходным два месяца на экзамены катался. В общем, психанул я и ушел. Так и осталось высшее неоконченным.

— Как отзывалась ваша душа на события, перевернувшие нашу жизнь в 2013-м?

— Как и большинство из нас, вначале думал — поскачут себе на Майдане, да и угомонятся. Но ошибся. А дальше вообще страшные события начались.

 

«Новогодний утренник» в ДК им. Кирсановой

Я работал тогда на «Ясиновке». Помню, как первый раз шахту обстреляли в 2014 году. Я ехал на первый наряд, обратил внимание, что дорога абсолютно пустая, ни одной машины. Подъезжаем ближе, а там… Как в фильмах о Великой Отечественной — выгоревшая пшеничная стерня в поле, большой деревянный столб дымится… Во дворе шахты один охранник, стекла разбиты. Лесной цех выгорел, в мехцех попало, подстанцию разбили, трансформатор выгорел… Как только Крынку освободили, народ потянулся на «Ясиновку» — никто зарплату не обещал, но люди надеялись — запустят шахту, будет работа. Потом, правда, нашлись такие, что припомнили свой «героизм»: я же вот тогда приходил, работал… Но таких единицы, в основном трудились самоотверженно, проявили наш донбасский характер. С такими людьми можно и нужно жить и созидать.

— Когда вы вступили в ряды ОД «ДР»?

— В 2015 году, их численность тогда еще была достаточно мала. Коллега из Донецка заразил меня своим энтузиазмом и верой. Люди в движение шли, как это обычно бывает в самом начале, добровольно-принудительно. Нам, лидерам профкома, больше доверяли, нам легче было разговаривать с народом. Приятно осознавать, что в сегодняшней огромной численности ОД «ДР» есть и наша заслуга.

— Принимая решение идти в депутаты, вы были уверены, что справитесь?

— Здесь однозначно пригодилась школа профсоюзного лидерства. Люди так же приходят со своими проблемами, только уровень уже другой. И вопросов больше — тому угля не привезли, у того трудоустроиться не получается, проблемы с жильем… Плюс законотворческая деятельность. Может быть, то, что хотелось, но не получалось сделать на шахте, получится реализовать теперь.

— Какие-то острые проблемы по комитету уже удалось решить?

— Было обращение из Харцызска. Там мост, как у нас через Кировский завод, встал на ремонт. Начались проблемы с транспортом, особенно в час пик, потому как многие себе через мост путь сокращали. Мы вызывали главу города, перевозчиков, сообща нашли приемлемое решение.

Второе обращение — в поселок Веселое отменили автобус. Там живет всего 90 человек. Но живут же! Перевозчик утверждает, что водители боятся туда ездить. А последний обстрел был там в 2016 году. Мы предположили, что дело в невыгодности маршрута. Сейчас ищем выход — не стоит кивать на убытки, нужно людям пойти навстречу.

На повестке дня комитета — принятие закона о почтовой связи. Не хватает специалистов именно по этому профилю, все приходится осваивать и разбираться на месте.

— Смог ли вас кто-то из горожан или коллег удивить, очаровать, верой в то, что он делает своей жизненной позицией?

— Есть в Черемушках одна жительница 75-ти лет. Секретарь первичной организации ОД «ДР», она смогла найти подход к молодежи, активно работает с ней, в том числе и по благоустройству. Энергия в этой женщине кипит. Когда Черемушки обстреливались, она отмечала соседей — кто остался дома, кто ушел или уехал, чтобы знать, кого и где спасать. Внесла нам предложение, чтобы на ТВ выступали психологи, настраивая людей на позитив. Сама она во дворе включает классическую музыку — люди из других домов приходят слушать.

— Как работается с администрацией — городской, районной? Может быть, какие-то совместные мероприятия вам особенно запомнились?

— Прекрасно общаемся по любому вопросу с управделами горадминистрации Ольгой Перьковой. С райадминистрацией также разногласий нет. Особенно приятно делать что-то для детей, для молодежи. Они заражают своим оптимизмом и придают веры, что мы построим им достойное будущее.

Навсегда в сердце остался день 1 октября, когда моя внучка шла в первый класс. Занятия тогда из-за обстрелов начались на месяц позже. Дети выстроились на ступеньках школы фотографироваться, как вдруг над их головами загремели «Грады». Испугались не то что дети, но и преподаватели, и родители. А супруга моя не растерялась и говорит: «Дети, это вам салют! Поднимите ручки, ура вам всем!». Учителя фразу подхватили, дети отвлеклись, успокоились. А я до сих пор без боли вспоминать это не могу.

— Леонид Владимирович, у вас есть возможность со страниц нашей газеты обратиться к избирателям, может быть, что-то им пообещать…

— Я когда с людьми начинал работать, обещания давал — чтобы дать понять, что я на их стороне. Но иногда оказывалось, что вопрос решить не так-то легко, или он вовсе не в моей компетенции. Обжигался несколько раз. С тех пор пустых обещаний не даю. Могу только заверить, что я приложу все свои силы, чтобы достойно работать и всячески людям помогать.

Из досье «ВМ»

  • Присенко Леонид Владимирович — депутат НС ДНР II созыва, фракция «Донецкая Республика», член профильного комитета по транспорту и связи. Закреплен за Горняцким районом.
  • Родился: 6 июля 1961 года в Макеевке.
  • Образование: неоконченное высшее техническое.
  • Бывший шахтер и профсоюзный лидер горняков.
  • Семья: женат, имеет сына и двух внучек.