Евгений Романенко: «Каждый раз выходя на сцену, понимаю, за что зрители так любят театр»

Совсем недавно в Донецком республиканском академическом ТЮЗе прошла премьера спектакля «Скамейка», который поставил режиссёр Владимир Митийченко – художественный руководитель Сургутского музыкально-драматического театра. Главные роли в спектакле исполнили Дарья Борисова и Евгений Романенко.

Евгений на сцене нашего ТЮЗа третий сезон, но такое ощущение, что мы, зрители, знаем его уже давно. Может, потому, что просто обожаем его императоров Александра и Николая из «Левши» Лескова, старика Лонгрена из «Алых парусов», эмоционального Брюно из спектакля «Дождь из денег»…

Сегодня обаятельный Евгений Романенко — гость нашей постоянной рубрики «Кофе со сливками».


— Евгений, помните первое впечатление от нашего театра?

— Ну, конечно. Сам я родом из Луган-ска, впервые приехал в Макеевку по личным, абсолютно не театральным делам. Пользуясь случаем, сокурсник Александр Кузьмин пригласил меня на спектакль «Алые паруса». Признаюсь, после просмотра был под сильным впечатлением. И тогда, понятное дело, еще не подозревал, что скоро буду работать здесь и играть в этом самом спектакле.

Я видел много городов и много разных театров, но в первый раз столкнулся с тем, что у ТЮЗа есть свой оркестр и свой балет. А еще отдельное здание — невероятно прекрасное, светлое, уютное, просторное. Хочу сказать, коллектив во главе с директором Татьяной Репуновой принял меня тепло. Быть может, поначалу и чуть настороженно, но совместная работа аккуратно расставила все по своим местам. Считаю, так и должно быть в профессиональном коллективе.

— Вы окончили актерский факультет Харьковского института искусств, работали в Харьковском украинском драматическом театре им. Т. Шевченко, Харьковском академическом русском драматическом театре им. А. Пушкина, в Киевском театре юного зрителя. Возвращаясь к истокам, когда вы поняли, что хотите стать актером?

— Я из простой семьи, абсолютно не имеющей отношения к театру. Более того: до какого-то момента вообще не подозревал, что на артистов учатся. Первые намеки на профессию проявились в армии. Служил я на границе с Афганистаном. Чтобы как-то развлечь себя, комиковал, травил шутки-анекдоты всякие, отчего меня на заставе стали называть артистом. После армии расстался с любимой девушкой. Ну не горькую же по этому поводу пить? Записался в Луганске в ДК в театральный кружок. И завертелось. Когда решил поступать в театральный вуз, поехал сразу в Москву. Присматривался там к институтам и однажды попал в театр им. Вахтангова. В массовке спектакля «Фронт» увидел будущего народного артиста России Александра Филипенко. Не знаю, почему я запомнил тогда именно его, но, спустя годы, мне удалось поработать и в какой-то степени даже подружиться с Александром Георгиевичем.

— Очень интересно…

— Мы с Филипенко играли в антрепризе «Мещанин во дворянстве», которую поставил Александр Вилькин, в то время – преподаватель Щукинского училища. У Филипенко своеобразная манера общения, он мог и прикрикнуть просто на ровном месте. Но, узнав, что я помню его с 80-го по спектаклю «Фронт», ко мне расположился, а со временем мы вообще стали друзьями. Разговаривали о «Мертвых душах» — моноспектакле, который Александр Георгиевич играл в театре им. Вахтангова на малой сцене, о футболе, который он очень любит, и многом другом.

— Наверняка в вашей жизни был и период кино…

— Я снялся где-то в 20 фильмах. Играл старшину милиции в фильме «Русское» по произведениям Эдички Лимонова. Кино снимал «Мосфильм», режиссером выступал Александр Велединский, один из создателей сериала «Бригада». В ролях «Русского» были Дмитрий Дюжев, Андрей Чадов, Ольга Арнтгольц. Там был смешной эпизод, когда мой герой отправляет героя Дюжева за бутылкой водки. Этот отрывок даже в новостях по НТВ показывали. Еще я играл в нескольких эпизодах сериалов «Возвращение Мухтара-5», «Девять жизней Нестора Махно». Около трех лет снимался в телевизионном юмористическом шоу «Чиз».

— Без каких трех качеств, на ваш взгляд, актеру не состояться в профессии?

— В первую очередь, естественно, без таланта. Да, не имея особых способностей, тоже можно выходить на сцену, но высоких профессиональных вершин, увы, не достичь. Как говорил старик Станиславский: между партнерами должны быть «петелька-крючочек», должно цеплять. Если в людях нет огонька, актерской изюминки, сцепления просто не случится.
Второе — желание. Бывает и такое, что Бог дал человеку талант, фактуру, стать, а желания работать и идти вперед в профессии у него нет. Тогда тоже ничего толкового, скорей всего, не выйдет.

Третьим пунктом назову трудолюбие. На самом деле работа актера — кропотливейший труд. Который порой требует выкладываться на самом пределе своих возможностей и сил.

— Выкладываться на пределе — это как поставить «Скамейку» за рекордные 12 дней?

— Времени на подготовку было катастрофически мало. Мы приходили на репетиции к 10 утра, уходили позже 8 вечера. Чтобы не отвлекаться по мелочам, я на месяц даже попросил отключить у себя дома кабельное телевидение. Каждую свободную минуту посвящал спектаклю, хотелось успеть как можно больше.

Было сложно в эмоциональном плане. Хотя бы потому, что в жизни я полная противоположность своего героя в «Скамейке». Я обожаю и даже боготворю женщин, поэтому в принципе не понимаю, как можно их обманывать и поднимать на них руку. А по сюжету мне как раз нужно было ударить партнершу Дарью Борисову. Естественно, не по-настоящему. Когда это случилось, Даша по задумке упала, в зале от эмоций кто-то даже заойкал. В этот момент мне просто хотелось повернуться к зрителям и сказать: «Нет, нет, я не такой! Я очень люблю Дашу».

Думаю, конечный результат нашей работы зрителям понравился. Притом, что спектакль «Скамейка» рассказывает о советском прошлом, он и по сей день популярен. Например, версия, где героев играют Гоша Куценко и Ирина Апексимова, с успехом идет уже больше 6 лет.

— Есть информация, что скоро мы сможем увидеть вас и в качестве режиссера…

— Мне кажется, у каждого актера есть список пьес, которые он мечтает поставить. В моей творческой обойме это «Мещанин во дворянстве», «Летучая мышь», «Антоний и Клеопатра»… Тяготею к классике, тем не менее ставлю современную комедию «Детектор лжи» Василия Сигарева. Да, материал на первый взгляд неоднозначный, там используется ненормативная лексика, поднимается национальный вопрос… Однако, дочитав пьесу до финала, до завершающего монолога гипнотизера, я для себя понял: все-таки она о любви. О том, что люди почему-то очень быстро забывают, как когда-то влюблялись, в первый раз целовались, рвали розы любимым, лазили к ним на балконы для признаний… То есть в «Детекторе лжи» на первом плане все-таки любовь, а все остальное — мишура. В оригинале пьесы задействованы три персонажа, у меня же в спектакле их будет четыре. Четвертого — автора, голос которого мы слышим в ремарках, сыграю сам. На премьеру я пригласил актера театра на Таганке, артиста угол-шоу «Оба-На» Евгения Воскресенского — мы вместе раньше снимались на телевидении.

— Как при столь напряженном графике отдыхаете?

— Времени на отдых в общем мало. Когда есть свободная минутка, люблю поиграть на гитаре. Мне в Донецке сделали акустическую гитару. Пою в основном бардовские песни — Окуджаву, Высоцкого, Розенбаума, Лепса.

— У вас есть любимые артисты?

— Мне нравятся актеры, о которых хочется сказать: «Так играть, как они, я не смогу». К таким относятся Олег Янковский, Иннокентий Смоктуновский. Из современных — Владимир Машков.

— Что для вас все-таки важнее: театр или кино?

— В идеале хорошо заниматься и тем, и другим. Но театр для меня все-таки важнее, потому что каждый спектакль проходит по-иному, каждый раз ты ощущаешь совершенно новое дыхание зала, как в первый раз слушаешь реакцию своего зрителя. Но кино — это популярность и, в первую очередь, хороший заработок.

Каждый раз выходя на сцену и глядя в полный зал, думаю: «Ну почему зрители приходят в театр? Они же знают, что здесь всё не по-настоящему. Зачем им всё это нужно, ведь мы, артисты, по сути их обманываем?»… И каждый раз отвечаю для себя на этот вопрос, когда поднимается занавес. Начинается волшебство, рождается шквал эмоций, которые ни с чем не сравнить. И это прекрасно.

Любимый напиток Евгения Романенко

– Кофе я не очень люблю и пью его в двух случаях: либо когда быстро нужно взбодриться, либо когда вся компания, в которой я нахожусь, пьет исключительно кофе. А вот чай обожаю. Предпочитаю черный с молоком.

Интервью вела Ольга Зайцева.
Фото из архива Евгения Романенко.